Будет ли действовать соглашение, если оно противоречит требованию?

Когда можно взыскать убытки за срыв переговоров

Будет ли действовать соглашение, если оно противоречит требованию?

С недавнего времени действует норма закона, позволяющая одной компании взыскать с другой убытки за срыв переговоров. То есть когда стороны ведут переговоры, по существу уже обо всем договорились, и осталось только формально подписать договор.

Одна из компаний начинает подготовку к исполнению договора (строить здание, арендовать помещение, закупать оборудование и товары и т.д.), но вторая сторона вдруг отказывается от подписания договора и прекращает переговоры. Первая компания вправе в такой ситуации взыскать со второй все свои предварительные затраты как убытки. В теории.

Как эта теория применяется на практике – когда взыскать убытки удается, а когда нет, – рассказано на примерах из судебной практики.

Как работает правило о взыскании убытков за срыв переговоров

В ГК РФ с 2015 года существует статья 434.1, которая посвящена переговорам о заключении договора.

Общее правило

В ней сказано, что по общему правилу стороны, участвующие в переговорах, будь то юрлица или физлица, самостоятельно оплачивают все расходы, связанные с проведением переговоров, и если заключить договор не удастся, то никто из сторон за это не отвечает.

Оговорка

Перемычкой между этим правилом и сопутствующим ему специальным правилом является требование о том, чтобы в ходе проведения переговоров стороны действовали добросовестно. В том числе не вступали в переговоры или не продолжали их, если у них заведомо отсутствует намерение достичь соглашения с другой стороной.

Специальное правило

Если указанное требование не будет соблюдено, то действует специальная норма, согласно которой если одна из сторон внезапно и неоправданно прекращает переговоры при таких обстоятельствах, при которых другая сторона переговоров не могла разумно этого ожидать, то она обязана возместить другой стороне причиненные этим убытки.

Аналогичная норма действует в случае предоставления в ходе переговоров одной стороной другой стороне неполной или недостоверной информации. Например, умолчит об обстоятельствах, которые в силу характера договора должны быть доведены до сведения другой стороны.

Что касается состава убытков, которые подлежат возмещению в описанных ситуациях, то к ним относятся расходы, понесенные в связи с ведением переговоров о заключении договора, а также в связи с утратой возможности заключить договор с третьим лицом.

Диспозитивность

Вышеописанные нормы диспозитивны.

Стороны могут избежать их применения, если заключат соглашение о порядке ведения переговоров, где конкретизируют требования к добросовестному ведению переговоров, установят порядок распределения расходов на ведение переговоров и иные подобные права и обязанности. В таком соглашении можно даже установить неустойку за нарушение предусмотренных в нем положений.

ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 № 14-ФЗ

Документ включен в СПС “КонсультантПлюс”

Примечание редакции:

У стороны, которая потерпела убытки, есть преимущество в суде – в указанных двух случаях (внезапного и неоправданного прекращения переговоров либо предоставления неполной или недостоверной информации) ответчик должен доказать добросовестность своих действий. То есть будет действовать презумпция его вины, его недобросовестности. Такие разъяснения даны в пункте 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7.

За срыв переговоров с «Ашана» взыскали более 15 млн рублей

Общество обратилось в суд с иском о взыскании с ООО «Ашан» убытков в размере 15,7 млн рублей за недобросовестное ведение переговоров.

Дело было в том, что стороны в течение 8 месяцев вели переговоры о заключении договора – ретейлер намеревался взять в аренду склад общества.

Для этого ретейлер согласовывал все существенные условия сделки:

  • проводил юридический и финансовый анализы документации;
  • направлял запросы о получении необходимых документов;
  • согласовывал детальные условия сделки по всем существенным коммерческим и техническим вопросам;
  • неоднократно переносил и назначал новые даты ее заключения.

Тем самым в глазах общества торговая сеть позиционировала себя как имеющая твердые намерения вступить в договорные отношения. Принимая во внимание серьезность намерений ретейлера, общество на третий месяц переговоров стало готовить склад под сдачу: расторгло договоры с четырьмя текущими арендаторами и освободило площадь.

На восьмой месяц переговоров ретейлер наконец-то довел до стадии заключения согласованных в окончательной редакции договоров аренды и передал их обществу на подписание. Компания подписала.

Однако получив подписанные экземпляры, ретейлер внезапно прекратил деловые контакты, и так долго готовившаяся сделка сорвалась. Как позже выяснилось, договор не одобрил наблюдательный совет торговой сети.

В связи с этим общество посчитало, что получило убыток в виде упущенной выгоды – неполученных арендных платежей за 6 месяцев (15,7 млн рублей), пока склад пустовал.

На основании подпункта 2 п. 2 ст. 434.1 ГК РФ факт внезапного и неоправданного прекращения одной стороной переговоров о заключении договора, при которых другая сторона переговоров не могла разумно этого ожидать, влечет для первой стороны обязанность возместить убытки.

Судьи трех инстанций с этим согласились и удовлетворили иск.

При этом были отклонены доводы ответчика о том, что истец мог разумно предполагать возможное прекращение переговоров со стороны ретейлера по причине неодобрения сделки со стороны наблюдательного совета этой организации.

Ни электронная переписка сторон, ни иные представленные доказательства не содержали сведений о том, что при проведении переговоров обсуждался вопрос о наличии неопределенности в получении ответчиком корпоративного одобрения сделки как препятствия для ее заключения.

Более того, корпоративное одобрение, как правило, предшествует заключению сделки. Согласовав с ответчиком все существенные условия договора, подписав договор со своей стороны и передав его на подписание ответчику, у общества не могло быть разумных ожиданий или предположений по вопросу неполучения ретейлером корпоративного одобрения.

В данном случае он своим поведением в процессе ведения переговоров сформировал разумное ожидание общества в благоприятном их завершении, чему противоречит последующее поведение торговой сети по внезапному и неоправданному прекращению переговоров на их финальной стадии, уже после подписания договоров со стороны общества.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Верховного Суда РФ от 22.05.2018 № 305-ЭС18-1723

Документ включен в СПС “КонсультантПлюс”

Не подписавший контракт победитель конкурса возмещает заказчику убытки

Госзаказчик потребовал взыскать с компании 1,5 млн рублей в связи с уклонением от заключения договора.

Суд удовлетворил иск, поскольку установил, что компания выиграла закупочную процедуру в рамках закона № 223-ФЗ на поставку металлургических заготовок, получила извещение о праве заключить контракт, но не подписала его.

Положение заказчика о закупках требовало от победителя с 10-го по 15-й день с момента размещения итогового протокола в ЕИС направить заказчику оригинал проекта договора, подписанный в двух экземплярах и скрепленный печатью (при наличии).

Однако компания этого не сделала, вследствие чего заказчику пришлось проводить новую процедуру и заключать договор с другой организацией. Расчет убытков заказчик произвел в размере 5 процентов от начальной цены договора, как было предусмотрено на такой случай в положении о закупках.

Удовлетворяя требования заказчика, суды указали, что подача участником заявки для участия в конкурсе свидетельствует о принятии им условий его проведения, содержащихся в конкурсной документации, и, соответственно, о заключении заказчиком и участником соглашения, которое может быть квалифицировано как соглашение о ведении переговоров (п. 1, 2 ст. 434, п. 1 ст. 433, ст. 435, п. 3 ст. 438 ГК РФ).

Поскольку компания не направила в адрес заказчика подписанный оригинал проекта договора, это отвечает признакам уклонения от заключения контракта, что позволяет применить положения ст. 434.1 ГК РФ. В том числе пункт 5 данной статьи, согласно которому соглашение между сторонами может устанавливать меры ответственности за нарушение предусмотренных в нем положений.

При этом суды отклонили ссылку компании на отсутствие ее вины, поскольку она не имеет аккредитации на поставку металлических конструкций, являющихся предметом закупки. Ведь подавая заявку на участие в закупке, она была проинформирована об условиях закупки.

Тем более, являясь юрлицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, компания обязана была предположить возможные последствия и неблагоприятные риски своих действий.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Поволжского округа от 22.03.2019 № Ф06-44326/2019

Документ включен в СПС “КонсультантПлюс”

Мировое соглашение в суде общей юрисдикции: подписывать или нет?

Будет ли действовать соглашение, если оно противоречит требованию?

Комиссаров Андрей

Руководитель коллегии адвокатов
“Комиссаров и партнеры”

специально для ГАРАНТ.РУ

Практически каждому человеку по тем или иным причинам приходится сталкиваться с гражданским судопроизводством. Причинами для обращения в суд могут послужить ненадлежащее качество оказанных услуг, дорожно-транспортное происшествие, неисполнение денежных обязательств, споры между супругами при расторжении брака и т. д.

В соответствии с действующим процессуальным законодательством производство по гражданскому делу может быть окончено несколькими способами:

  • вынесение судебного решения (исковые требования при этом могут быть удовлетворены полностью или в части либо истцу может быть отказано в их удовлетворении) (ч. 1 ст. 194 ГПК РФ);
  • окончание определением о прекращении производства по делу (ст. 220 ГПК РФ).

В последнем случае производство по гражданскому делу может быть прекращено по различным причинам, например, при отказе истца от иска или если аналогичный спор между теми же сторонами уже был разрешен в судебном порядке.

В случае смерти гражданина, являющегося одной из сторон, если спорное правоотношение не допускает правопреемства, или в случае ликвидации организации производство по делу также прекращается судом.

Кроме того, законодатель предоставил участникам процесса право разрешить конфликт путем заключения мирового соглашения.

Следует отметить, что мировое соглашение между истцом и ответчиком всегда является наиболее благоприятным завершением спора: только в этом случае в равной мере учтены интересы каждой из сторон, что редко происходит при вынесении решения судом. Поэтому процент обжалований мировых соглашений стремится к нулю – и истец, и ответчик обычно удовлетворены исходом дела и намерены придерживаться компромиссного решения.

По юридической силе определение об утверждении мирового соглашения приравнивается к решению суда (ч. 3 ст. 173 ГПК РФ). В определение обычно полностью переносится текст заключаемого сторонами соглашения. Такой судебный акт вступает в силу по истечении 15 календарных дней с момента его утверждения судом (ст. 331-332 ГПК РФ).

Как правило, стороны приходят к согласию до вынесения решения судом первой инстанции, однако законодатель не лишает участников процесса возможности обжаловать вынесенный судебный акт и утвердить мировое соглашение в апелляционной инстанции (ст. 326.1 ГПК РФ). Более того, это можно сделать и на стадии исполнительного производства (ч. 2 ст. 439 ГПК РФ).

Не стоит бояться подписывать мировое соглашение, однако текст данного документа должен быть правильно составлен. Рассмотрим основные моменты, на которые необходимо обратить внимание при подготовке мирового соглашения.

Прежде всего, этот документ должен быть законным, то есть ни одно из его положений не может противоречить нормам действующего законодательства. Кроме того, мировое соглашение не должно нарушать права и законные интересы третьих лиц (ст. 39 ГПК РФ).

Одновременно с этим соглашение должно быть заключено только в отношении предмета искового заявления, то есть если стороны, например, при расторжении брака в суде делят имущество, то мировое соглашение в рамках данного спора не может содержать в себе положений, определяющих порядок общения с ребенком отдельно проживающего родителя.

Иначе суд откажет в его утверждении, даже если обе стороны на этом настаивают.

Второе требование, предъявляемое к мировому соглашению, заключается в том, что оно должно быть исполнимым. Это означает, что в случае недобросовестного поведения одной из сторон и уклонения ее от исполнения своих обязательств по мировому соглашению другая сторона сможет получить исполнительный лист и восстановить свои права с помощью судебных приставов.

При этом следует отметить, что если соглашение противоречит требованию законности (например, предусматривает исполнение обязательства за счет третьих лиц), суд сразу укажет на это, и у сторон будет возможность подкорректировать текст. С неисполнимым же мировым соглашением ситуация складывается значительно сложнее.

Напомню, что вопрос о выдаче исполнительного листа, если одна из сторон отказывается исполнять мировое соглашение добровольно, решается в судебном заседании, в том же суде, где оно утверждалось (ч. 1 ст. 428 ГПК РФ). При этом суд далеко не всегда удовлетворяет подобные требования.

Так, например, невозможно получить исполнительный лист, если условиями соглашения предусмотрено, что одна из сторон в будущем обязуется продать, предположим, квартиру или иное имущество, а часть вырученных от сделки денег – передать другой стороне.

С учетом того, что действующее законодательство не предусматривает возможности понуждения лица к отчуждению его имущества, в данном случае стороне, которой по соглашению причитаются денежные средства, остается надеяться только на добросовестность второй стороны.

Если у ответчика остался непогашенный долг перед истцом, в мировом соглашении следует просто прописать требование о выплате определенной суммы. Иначе можно остаться у разбитого корыта.

Аналогичным образом дело обстоит, если по мировому соглашению сторона обязуется в будущем приобрести какое-либо имущество, а затем передать его другой стороне. Нужно иметь в виду, что возможность понуждения кого-либо к приобретению имущества законодателем также не предусмотрена.

Также следует обратить внимание, что если мировое соглашение предполагает какие-либо взаимные обязательства сторон, то они должны быть прописаны очень подробно, с указанием мельчайших деталей.

Четко и недвусмысленно должно быть изложено, кто в какой срок и в каком порядке должен совершить определенное действие.

В противном случае, скорее всего, возникнут проблемы с получением исполнительного листа при недобросовестном исполнении обязательств.

Приведем пример такого неудачного соглашения.

ПРИМЕР 1

А обратился к Б с иском о разделе совместного имущества супругов. В браке было приобретено нежилое помещение 1-Н, право собственности на него в равных долях принадлежит А и Б. Также у них есть несовершеннолетний ребенок. Суд удовлетворил иск, возбуждено исполнительное производство, где А является взыскателем, а Б – должником.

После этого стороны заключили мировое соглашение, в котором предусмотрено, что А отказывается от получения средств по исполнительному производству и обязуется отозвать исполнительный лист в отношении Б в течение 10 дней с момента подписания мирового соглашения.

В свою очередь, Б обязуется передать А сумму в размере 3 млн руб. не позднее шести месяцев с момента подписания мирового соглашения, при этом денежные средства являются целевыми и передаются для приобретения квартиры для ребенка.

Также соглашением установлено, что А передает Б по договору дарения право собственности на 1/2 долю нежилого помещения 1-Н. В день подписания договора дарения стороны закладывают денежные средства в размере 3 млн руб. в банковскую ячейку, которые в день получения Б свидетельства о праве собственности на 1/2 долю указанного нежилого помещения извлекаются из банковской ячейки и передаются А.

После утверждения мирового соглашения А действовал добросовестно и отозвал исполнительный лист. Потом он ждал шесть месяцев, однако Б денежные средства так и не передал.

А обратился в суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на данные денежные средства, однако суд ему отказал, поскольку из соглашения следует, что перед этим он обязан передать по договору дарения право собственности на 1/2 долю нежилого помещения 1-Н.  

Анализируя текст такого соглашения, можно однозначно сказать, что обязательства А в части отказа от получения средств по исполнительному производству и отзыва исполнительного листа и обязательства Б в части передачи суммы в размере 3 млн руб.

не позднее шести месяцев с момента подписания мирового соглашения являются взаимными обязательствами.

Поэтому истец не сможет получить исполнительный лист до того, как будет заключен договор дарения (и соответственно, у ответчика появится обязанность внести деньги в банковскую ячейку), а ответчик не сможет обязать истца заключить данный договор.

Для того чтобы соглашение было исполнимым, его следовало бы максимально упростить и конкретизировать. Например, следующим образом.

ПРИМЕР 2

Стороны пришли к соглашению, что совместно нажитое имущество супругов состоит из помещения 1-Н. и делится между сторонами в следующем порядке:

На основании настоящего Соглашения в индивидуальную частную собственность стороны Б переходит 1/2 доля нежилого помещения 1-Н, принадлежащая стороне А.

На основании настоящего Соглашения Сторона Б обязуется выплатить Стороне А компенсацию в размере 100% от рыночной стоимости принадлежащей ей 1/2 доли нежилого помещения 1-Н, что составляет 3 млн руб.

Выплата указанной в п. 2 настоящего Соглашения компенсации осуществляется в безналичной форме путем перечисления денежных средств на счет, открытый Стороной Б на имя несовершеннолетнего ребенка А и Б [указать реквизиты счета], в течение 10 календарных дней с момента утверждения судом настоящего Соглашения.

Стороны пришли к соглашению, что обязательным основанием для регистрации перехода права собственности на имущество, указанное в п. 1, в пользу Стороны Б, является банковский документ, подтверждающий исполнение Стороной Б обязательств, указанных в п. 3 настоящего Соглашения. Отсутствие такого документа является основанием для отказа в регистрации перехода права собственности.

Сторона А отказывается от получения средств по исполнительному производству и обязуется отозвать исполнительный лист в отношении Стороны Б в течение 10 дней с момента регистрации перехода права собственности на 1/2 доли нежилого помещения 1-Н, принадлежащую Стороне А, в пользу Стороны Б. 

Существуют две основные причины подписания неисполнимого мирового соглашения. Первая – это низкий уровень правовой грамотности лица, готовившего текст мирового соглашения.

Второй причиной является умышленное недобросовестное поведение стороны, составлявшей текст документа.

Как правило, при неисполнении мирового соглашения негативные последствия возникают только для стороны, ожидающей исполнения обязательства. 

Резюмирую: если есть возможность разрешить судебную тяжбу миром, это стоит сделать. Но при подготовке мирового соглашения рекомендую прибегать к помощи квалифицированных специалистов. Если же текст документа составлен противоположной стороной, от подписания мирового соглашения также не стоит отказываться, но при этом следует обязательно проверить его на предмет законности и исполнимости.

Источник: https://www.garant.ru/ia/opinion/author/komissarov/649918/

Новая цессия. Уведомление должника, требование в будущем и частичная уступка

Будет ли действовать соглашение, если оно противоречит требованию?

Конец 2013 г. по традиции ознаменовался принятием большого количества новых нормативных актов, среди которых и Федеральный закон от 21.12.

2013 № 367-ФЗ «О внесении изменений в часть первую ГК РФ и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) РФ» (далее — Закон № ­367-ФЗ).

Этот закон, который вступит в силу с 1 июля, в основном посвящен залогу, однако содержит и поправки, касающиеся перемены лиц в обязательствах.

Изменения, вносимые в Гражданский кодекс РФ в части порядка перехода прав кредитора к другому лицу, довольно значительны (см. «ЭЖ», 2014, № 03, с. ­14—15). В то же время их нельзя назвать революционными. Большинство поправок, по сути, закрепляет на законодательном уровне уже сформированные арбитражной практикой позиции, в том числе высказанные ранее Президиумом ВАС РФ.

Внесенные Законом № ­367-ФЗ поправки в главу 24 ГК РФ «Перемена лиц в обязательстве» представляют собой очередной этап реформы гражданского законодательства. Значительные изменения в ГК РФ, как внесенные еще в 2013 г. Федеральным законом от 07.05.

2013 № 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации», так и предусмотренные новым Законом № 367-ФЗ, направлены на укрепление стабильности гражданских правоотношений и сведение к минимуму возможности признания заключенной сторонами сделки недействительной по формальным или несущественным основаниям.

В основном договоре стороны могут установить специальные запреты на уступку права

Право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона (п. 1 ст. 382 ГК РФ).

По общему правилу, которое сохранится и после вступления Закона № 367-ФЗ в силу, для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 2 ст. 382 ГК РФ).

Помимо этого, действующей редакцией ст. 388 ГК РФ установлено, что уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору.

Таким образом, основываясь на приведенных диспозитивных нормах, в настоящее время в первоначальном договоре между кредитором и должником стороны могут установить:

■ во-первых, запрет на передачу своих прав и обязанностей по договору третьим лицам;

■ во-вторых, необходимость обязательного получения согласия должника для передачи кредитором прав по договору.

Если в договоре имеется такой запрет или ограничение, то соглашение об уступке кредитором (цедентом) права требования, возникшего на основании этого договора, другому лицу (цессионарию), заключенное в нарушение установленных договором положений, будет признано судом недействительным (постановление ФАС Северо-Западного округа от 11.09.2013 по делу № А56-77056/2012).

Оспорить цессию, произведенную в нарушение договорных запретов, станет сложно

После 1 июля договор между кредитором и должником по-прежнему сможет включать в себя условие о запрете уступки кредитором права требования или об обязательности получения на такую уступку соглашения должника. Но вот признать соглашение об уступке права требования, заключенное в нарушение данных условий первоначального договора, будет довольно сложно.

Так, если договором предусмотрен запрет уступки, сделка по уступке может быть признана недействительной по иску должника только в случае, когда доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об указанном запрете. То есть лишь в случае, когда цессионарий является недобросовестным.

При этом предусмотренный договором запрет перехода прав кредитора к другому лицу не будет препятствовать продаже таких прав в порядке, установленном законодательством об исполнительном производстве и законодательством о несостоятельности (банкротстве) (п. 2 ст. 382 ГК РФ в ред. Закона № 367-ФЗ).

Отметим, что уступка права требования довольно распространена не только в предпринимательской деятельности. Такое соглашение часто заключается и обычными гражданами или в рамках обязательств, субъектами которых они являются.

Самые часто встречающиеся варианты — уступка права требования по договору об участии в долевом строи­тельстве или уступка кредитной организацией права требования по договору займа (кредита).

Новые правила будут разграничивать последствия заключения соглашения об уступке права требования по обязательствам, возникшим из договоров, связанных с осуществлением сторонами предпринимательской деятельности, и из договоров, стороны которых не преследуют цели извлечения прибыли.

Если стороной договора является физическое лицо, первоначальный кредитор и новый кредитор солидарно обязаны возместить должнику — физическому лицу необходимые расходы, вызванные переходом права, в случае, когда уступка, которая повлекла такие расходы, была совершена без согласия должника. Иные правила возмещения расходов могут быть предусмотрены в соответствии с законами о ценных бумагах (п. 4 ст. 382 ГК РФ в ред. Закона № 367-ФЗ).

Для субъектов предпринимательской деятельности устанавливаются особые правила, в соответствии с которыми соглашение об уступке права требования, совершенное без согласия должника или в нарушение запрета, установленного первоначальным договором, не может быть признано недействительным.

В силу п. 3 ст. 388 ГК РФ (в ред. Закона № 367-ФЗ) соглашение между должником и кредитором об ограничении или о запрете уступки требования по денежному обязательству, связанному с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, не лишает силы такую уступку и не может служить основанием для растор­жения договора, из которого возникло это требование.

Таким образом, если соглашение об уступке права требования будет заключено в нарушение установленного договором положения, этот факт не сможет служить основанием для признания договора цессии недействительным. Отметим, что это справедливо только в отношении уступки права требования денежного обязательства.

Пункт 1 ст. 388 ГК РФ Законом № 367-ФЗ также скорректирован. Если сейчас уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору, то в новой редакции уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) будет допускаться, только если она не противоречит закону.

Иными словами, если соглашение об уступке права (требования) по денежному обязательству заключено между цедентом и цессионарием в нарушение договора между кредитором и должником (субъектами предпринимательской деятельности), этот факт не будет влиять на действительность соглашения о цессии.

Получается, что ограничивать право на уступку прав по договору, заключенному между предпринимателями, будет бессмысленно? Это не совсем так.

Новыми правилами установлено, что при заключении соглашения об уступке по денежному обязательству, связанному с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, в нарушение ограничения или запрета, установленного договором, кредитор (цедент) не освобождается от ответственности перед должником за данное нарушение ­соглашения.

Таким образом, договором между кредитором и должником можно установить ответственность за нарушение правила, и чем выше будет объем ответственности, тем менее выгодным для кредитора станет заключение соглашения об уступке права требования.

Право на получение неденежного исполнения может быть уступлено без согласия должника, если уступка не делает исполнение его обязательства значительно более обременительным для него. При этом соглашением между должником и цедентом может быть запрещена или ограничена уступка права на получение неденежного исполнения (п. 4 ст. 388 ГК РФ в ред. Закона № 367-ФЗ).

Уступка будущих требований станет реальной только для предпринимателей

Формулировка статей главы 24 ГК РФ в настоящее время прямо не предусматривает возможность уступки прав, которые возникнут в будущем или из обязательств, которые возникнут в будущем. Поэтому если такая уступка состоялась, она нередко становится предметом судебного спора. Обычно такое соглашение выглядит следующим образом.

Между цедентом и цессионарием заключается соглашение об уступке права (требования), в соответствии с которым цедент уступает цессионарию требование, например, по оплате продукции, которая будет им продана в будущем.

В силу того что правила уступки будущего права в настоящее время не отражены в главе 24 ГК РФ, возникают споры о признании соглашения об уступке права требования недействительным.

На сегодняшний день законодательный пробел в отношении возможности уступки будущего права восполняет правовая позиция Президиума ВАС РФ по данному вопросу.

Судьи пришли к выводу, что соглашение об уступке права (требования), предметом которого является не возникшее на момент заключения данного соглашения право, не противоречит законодательству (п. 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.

2007 № 120 «Обзор практики применения арбит­ражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации», далее — информационное письмо № 120).

Источник: https://www.eg-online.ru/article/236814/

Бюро в СМИ – Ответчик в процессе устранил спор: как вернуть судрасходы | комментарии Александра Свашенко для «Право.ru»

Будет ли действовать соглашение, если оно противоречит требованию?
02 августа 2018

Ответчик в процессе устранил спор: как вернуть судрасходы | комментарии Александра Свашенко для «Право.ru»

Государственные и муниципальные органы не любят проигрывать в судах. Бывает, когда они понимают, что неправы, и стараются добровольно устранить спорную ситуацию еще до вынесения решения.

Верховный суд говорит, что в этом случае нельзя отказать истцу в иске, ведь его право действительно было нарушено.

Однако нижестоящие суды часто именно так и поступают, лишая истца по гражданскому или арбитражному делу возможности вернуть судебные расходы.

Варианты развития событий – примеры из практики

Ни ГПК, ни АПК не содержат однозначного разъяснения, как действовать суду, если ответчик до вынесения решения устранил спорную ситуацию. Поэтому возможны следующие варианты, многие из которых прямо противоречат друг другу, хотя на практике встречаются одинаково часто:

  • истец отказывается от иска, и суд прекращает производство по делу (№ Ф04-2136/2018);
  • ответчик признает иск, и суд удовлетворяет его. “При этом указывает, что решение суда не приводится в исполнение в связи с фактическим исполнением – как в делах № 33-22581/2017, № 33-5259/2017, № 33-50399/2016, № 33-47715/2017”, – сообщила адвокат КА города Москвы  Елена Михалевич;
  • стороны заключают мировое соглашение, и суд прекращает производство по делу;
  • стороны не делают никаких заявлений, а суд отказывает истцу в иске. “Ведь у истца к этому времени уже нет права на иск в материальном смысле, т. е. на его удовлетворение”, – объяснил руководитель проектов Бюро присяжных поверенных  Кирилл Данилов. “Чтобы исполнение должника послужило основанием для полного отказа от удовлетворения исковых требований, оно должно быть исчерпывающим. Когда заявлены требования о взыскании задолженности и неустойки и во время судебного процесса должник добровольно погашает истцу сумму основного долга, суд может отказать в удовлетворении иска в части основных требований, но не в части взыскания неустойки”, – говорит юрист Максим Белозеров. Например, после подачи иска, но до вынесения решения ответчик оплатил сумму долга и Арбитражный суд Краснодарского края отказал истцу в удовлетворении его требований в этой части, но взыскал с него проценты (№ А32-23336/2013). Аналогичных примеров множество (№ Ф07-10510/2017, № А71-7751/2016, № 2-1283/2015, № С01-611/2017, № 07АП-283/2018, № 33-48476/2016, № Ф05-4966/13, № Ф06-18845/2017, № А40-63155/12-16-593). Однако Верховный суд по делу о страховом возмещении пришел к следующему выводу: “Отказ в иске может иметь место лишь в случае признания исковых требований незаконными или необоснованными” (№ 78-КГ14-28).

“Бывает, стороны не делают никаких заявлений, а суд прекращает производство в связи с добровольным удовлетворением требований истца. Однако такой подход является ошибочным, поскольку противоречит ст. 220 ГПК и ст. 150 АПК, в которых установлен закрытый перечень оснований для прекращения производства.

Удовлетворение ответчиком исковых требований в ходе судебного процесса к таким основаниям не относится”, – отметил старший юрист  Дмитрий Якушев. Действительно, ни гл. 17–18 АПК, ни гл. 18–19 ГПК не содержат полномочия суда по прекращению производства в случае устранения ответчиком спорной ситуации.

Следовательно, суд обязан рассмотреть дело по существу.

Распределение судрасходов в каждом варианте

  • Если истец отказывается от иска и суд прекращает производство по делу, судебные расходы взыскиваются с ответчика (ч. 1 ст. 101 ГПК; ст. 110 АПК; п. 26 постановления Пленума ВС от 21.01.2016 № 1; п. 8 постановления Пленума ВАС от 20 марта 1997 г. № 6; п. 13 Информационного письма Президиума ВАС от 5 декабря 2007 г. № 121). Судебная практика это подтверждает (№ 01АП-5107/17, № 33-1201/2018, № А73-18312/2016, № А33-26425/2016). “Однако истец должен представить суду обоснование того, что отказ от иска вызван действиями ответчика по добровольному удовлетворению исковых требований. Если истец просто передумал судиться, тогда ответчик, наоборот, может сам претендовать на взыскание с истца судебных расходов”, – сообщил Белозеров. “И добровольное устранение нарушения должно быть обусловлено подачей иска в суд. В ином случае судебные расходы взысканию не подлежат – как в деле № Ф05-4278/18”, – заявил партнер практики по разрешению споров  Иван Веселов. При этом госпошлина не возвращается из бюджета, а тоже взыскивается с ответчика (абз. 2 п. 11 постановления Пленума ВАС от 11 июля 2014 г. № 46; абз. 3 подп. 3 п. 1 ст. 333.40 НК). Практика ВС это подтверждает (№ 306-ЭС14-7423, № 302-КГ18-304).
  • Если ответчик признает иск и суд удовлетворит его, истец формально выигрывает спор – а значит, он вправе возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы (ч. 1 ст. 98 ГПК; ч. 1 ст. 110 АПК).
  • Когда стороны заключают мировое соглашение, они сами договариваются о распределении судебных расходов (ч. 2 ст. 101 ГПК; ч. 3 ст. 140 АПК).
  • Если стороны не делают никаких заявлений, а суд отказывает истцу в иске, вернуть судебные расходы у истца не получится. “Он не будет считаться стороной, в пользу которой было вынесено судебное решение. А значит, согласно принципу домино, ему также откажут в удовлетворении требований о взыскании судебных расходов”, – сообщил юрист  Александр Свашенко.

В случае восстановления ответчиком нарушенного права истцу можно либо отказаться от иска (подчеркнув, что отказ вызван действиями ответчика, которые тот произвел после подачи иска в суд), либо заключить с ответчиком мировое соглашение.

Если ответчик признает иск, то истец также может ни о чем не беспокоиться. А вот решение суда об отказе в иске противоречит позиции ВС и лишает права на возмещение судебных расходов. Поэтому, если суд его принимает, можно обратиться за обжалованием.

Так же стоит поступить, когда суд прекращает производство в связи с добровольным удовлетворением требований истца.

Алина Михайлова, Право.ru

Источник: http://epam.ru/rus/media/view/otvetchik-v-protsesse-ustranil-spor-kak-vernut-sudrashody-kommentarii-aleksandra-svashenko

Свобода мирового соглашения

Будет ли действовать соглашение, если оно противоречит требованию?

Стороны спора могут закончить дело мировым соглашением (ч. 4 ст. 49 АПК РФ, ч. 1 ст. 39 ГПК РФ). И классики (например, Гурвич М.А.), и современники (например, Шварц М.З.

) признавали/признают, что мировое соглашение является особой гражданско-правовой сделкой, которая утверждается судом – следовательно, нет сомнений, что к мировому соглашению подлежат применению правила о свободе договора (ст. 421 ГК РФ).

Однако процессуальные кодексы содержат следующее ограничение: суд не утверждает мировое соглашение, если оно противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц (ч. 6 ст. 141 АПК РФ, ч. 2 ст. 39 ГПК РФ). Само по себе данное условие – это отдельный вопрос в теории процессуального права, который, кстати, в ее стройные юридические конструкции не совсем укладывается.

Мне бы хотелось обсудить свободу мирового соглашения с практической точки зрения, исходя из рядовых реалий (лишь исключив из обсуждения вопросы о злоупотреблении правом – это отдельная тема).

Основные вопросы, связанные с мировым соглашением, разъяснены в Постановлении Пленума ВАС РФ от 18 июля 2014 г.

N 50 «О примирении сторон в арбитражном процессе» (далее – Постановление N 50), например: применение норм гражданского права о договорах к мировому соглашению (п.

9); участие в заключении мирового соглашения третьих лиц (п.п. 11, 12); презумпция полного прекращения спора, возникшего из правоотношения (п. 15).

Но есть нюансы.

1) Только ли взаимные уступки и равноценность?

Согласно Определению КС РФ от 24 февраля 2004 г. N 1-О: «Мировое соглашение представляет собой соглашение сторон о прекращении спора на основе добровольного урегулирования взаимных претензий и утверждения взаимных уступок».

Нечто аналогичное можно найти и в Постановлении ФАС ПО от 6 мая 2013 г.

по делу N А57-14898/2012: «в нарушение указанных положений действующего законодательства, оспариваемое мировое соглашение не содержит указанных условий (взаимных уступок прав и обязанностей лиц, его подписавших)».

Про взаимные уступки вспомнили и в налоговых правоотношениях: «Мировое соглашение является процессуальным способом урегулирования спора, направленным на примирение сторон на взаимоприемлемых условиях, и достигается на основе взаимных уступок» (Постановление Президиума ВАС РФ от 22 октября 2013 г. N 3710/13).

Не могу согласиться. Мне ближе позиция Сарбаша С.В. из его особого мнения к Постановлению Президиума ВАС РФ от 22 марта 2011 г. N 13903/10: «При этом стороны не обязаны непременно включать в мировое соглашение условия о взаимных уступках».

И, кстати, «Если взаимные уступки сторон мирового соглашения, по мнению суда, не являются равноценными, данное обстоятельство не является основанием для отказа в его утверждении» (п. 13 Постановления N 50). Сформулировано, опять же, спорно (снова «взаимные уступки»), но хотя бы указано, что уж равноценность-то точно суду исследовать не требуется.

2) Условия о признании иска, отказе от иска

В Постановлении ФАС МО от 19 сентября 2013 г. по делу N А40-54260/12 указано: «Условие в мировом соглашении об отказе от взыскания неустойки представляет собой отказ истца от исковых требований и не соответствует требованиям статей 138 – 141 АПК РФ».

Апелляционное определение Московского городского суда от 30 ноября 2012 г. по делу N 11-24191: «отказ истца от иска и утверждение мирового соглашения являются самостоятельными и разными основаниями для прекращения производства по делу, поэтому отказ от иска не может быть условием мирового соглашения».

Есть и следующая позиция: «Представляются ошибочными позиция допущения “мировых соглашений”, оформляющих такое одностороннее действие стороны процесса, как отказ от иска при отсутствии встречного предоставления с другой стороны сделки, и прямо противоположная позиция недопущения мирового соглашения, одним из условий которого является отказ от иска (или признание иска)» (Рожкова М.А. Применение в коммерческом обороте мировой сделки // СПС КонсультантПлюс. 2004). Если, к примеру, единственное действие в мировом соглашении – это отказ истца от иска, то, вероятно, и следует прекращать производство по делу в связи отказом истца от иска (если к этому нет иных препятствий). А если речь идет о мировом соглашении с множеством условий, одно из которых – это отказ от иска, то и нет смысла отказывать в утверждении такого мирового соглашения.

Рожкова М.А.

отмечает: «если из представленного сторонами договора-документа вытекает, что ответчик не только признает иск (подтверждающее условие), но и принимает на себя обязанность, например, погасить задолженность в признанной им сумме в конкретный срок, специально согласованный сторонами, или передать указанное в договоре имущество способом и в сроки, установленные в договоре (преобразовательные условия), то в этом случае представленный договор есть мировое соглашение даже при отсутствии прямо закрепленного условия о встречном представлении со стороны истца».

Вот и вопрос: с одной стороны, свобода договора; с другой стороны, суд, утверждая мировое соглашение, должен проверить достигается ли цель прекращения возникшего между сторонами спора путем достижения определенности в отношениях сторон (Постановление ФАС СКО от 25 июня 2002 г. по делу N А53-6863/2001) и «чтобы не было неясностей и споров по поводу его содержания при исполнении» (п. 13 Постановления N 50). А условия о признании иска, отказе от иска в тексте мирового соглашения могут создавать (суд может решить, что создают) неопределенность.

Двойственное мнение: я бы никогда не использовал такие условия в мировом соглашении, но стоит ли пресекать эту возможность (такие условия в мировом соглашении предусмотреть) для других лиц?

3) Условия, выходящие за пределы спора

Отмечу два знаковых Постановления Президиума ВАС РФ:

а) Постановление Президиума ВАС РФ от 7 июня 2012 г. N 247/12: «Условие мирового соглашения о предоставлении обществом “Шугур” [прим.

– третье лицо] поручительства Сбербанку России не возлагает такой обязанности на общество, которое в силу свободы договора будет действовать в своей воле и в своем интересе при выдаче поручительства, поэтому указанное условие мирового соглашения не нарушает его прав и законных интересов * В случае отказа общества “Шугур” от заключения договора поручительства и невыполнения должником своих обязательств по мировому соглашению кредитор вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на основании части 2 статьи 142 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации»;

Источник: https://zakon.ru/Discussions/svoboda_mirovogo_soglasheniya/40848

Судебное дело
Добавить комментарий