Уточнение статьи 74(последний абзац)

Последний средний танк Европы

Уточнение статьи 74(последний абзац)

Послевоенный шведский средний танк Strv 74 интересен уже даже тем, что средние танки как тип практически «вымерли» после окончания Второй мировой. Они эволюционировали в основные боевые танки, которые стали строить все передовые танковые державы того времени.

Strv 74 создавался и принимался на вооружение практически одновременно с советским основным боевым танком Т-55, американским М-60 и немного раньше, чем немецкий «Леопард». Кроме того, Strv 74 стал последним серийным шведским танком классической компоновки — ему на смену пришёл экзотический безбашенный Strv 103.

Как же появился последний европейский средний танк и что он собой представлял?

Шведский вооружённый нейтралитет

В XX веке Швеции повезло так, как везло очень мало какой европейской стране, за исключением разве что Швейцарии. Вместе со своими скандинавскими соседями она избежала участия в Первой мировой войне.

Во Второй мировой, когда уже и этот тихий угол Европы оказался вовлечён в боевые действия, Швеция всё равно умудрилась сохранить нейтралитет, хотя война гремела практически со всех сторон.

Дания была оккупирована Германией, Норвегия превратилась в поле сражений между англо-французскими войсками и немцами, в Балтийском море столкнулись между собой кригсмарине и Военно-морской флот Советского Союза – а Швеция жила в мире.

Разумеется, объяснить всё обычным везением сложно. Шведский нейтралитет подкреплялся, с одной стороны, филигранной работой дипломатов королевства. Но этот аспект, как и оценка неучастия в войне с фашизмом с моральной точки зрения, выходит далеко за рамки статьи.

С другой стороны, несмотря на провозглашённый нейтралитет, шведы хорошо усвоили известное с древнейших времён правило, лаконично сформулированное Наполеоном Бонапартом в следующем виде: «Народ, не желающий кормить свою армию, вскоре будет вынужден кормить чужую».

Швеция – средняя по размерам, но очень слабо населённая страна. Кроме того, та Швеция, которую мы знаем в XXI веке – процветающая и богатая, — ещё в начале ХХ века не отличалась каким-то особенно высоким уровнем благосостояния.

Тем не менее, несмотря на скудость людских и материальных ресурсов, шведы с самого провозглашения своего нейтралитета в 1814 году всегда серьёзно относились к вопросам обороны.

В результате страна с населением менее чем в 10 миллионов человек (примерно как Беларусь, Португалия, Греция, Сербия) производила и до сих пор производит широкий перечень пехотного, бронетанкового и артиллерийского вооружения, а также боевых, в том числе реактивных, самолётов. А с 1945 до конца 50-х годов Швеция всерьёз разрабатывала ядерное оружие и носители для него – бомбардировщики и крылатые ракеты.

При этом нейтралитет, вероятно, в какой-то степени повлиял и на то, что значительная часть производимого в Швеции вооружения была разработана без особой оглядки на зарубежные образцы. Более того, в ряде случаев именно местные образцы вооружения, а также внедрённые шведскими конструкторами (или работавшими в Швеции иностранцами) технологии служили образцом для зарубежных конструкторов.

Примером здесь может служить лёгкий танк Landsverk L-60, послуживший базовой моделью для принятого на вооружение шведской армией Stridsvagn m/38 и для венгерского лёгкого танка «Толди». Применённая в L-60 ещё в 1934-м торсионная подвеска стала нормой для мирового танкостроения позже. Например, первый серийный советский танк Т-40 с торсионной подвеской был создан только в 1939 году.

Этот же L-60 с его революционной для танков подвеской по сути можно считать пращуром последнего серийного шведского башенного танка Stridsvagn 74 (Strv 74), о котором дальше и пойдёт речь.

История создания Strv 74

Конструкция L-60 легла в основу серийных шведских лёгких танков Strv m/38, m/39, m/40L и m/40K, которые до 1944 года составляли основу танкового парка скандинавской страны, а после войны поставлялись на экспорт (25 танков Strv m/40L было продано в Доминиканскую Республику в 1956 году). Машины этого семейства имели массу около 9 тонн, вооружались 37-мм орудиями и оснащались двигателями мощностью в 142 и 162 лошадиных силы.

В конце 1930-х годов для венгерских вооружённых сил шведы разрабатывали имевший несомненное родственное сходство с L-60 и его «потомством» средний танк Lago, весивший 15 тонн и вооружённый 47-мм орудием.

Прототип Lago был полностью готов, показан венграм – но те предпочли взять за основу для своего «Турана» более простой в производстве чехословацкий Т-22. Но разработка не пропала – как раз к началу 40-х годов необходимость в средних танках осознала шведская армия.

На базе Lago был создан средний танк Strv m/42 с боевой массой в 22,5 тонны, вооружённый короткоствольной 75-мм нарезной пушкой «Бофорс»и четырьмя 8-мм пулемётами.

Шведский средний танк Strv m/42
ointres.se

До конца войны, с апреля 1943 по январь 1945 года, шведы выпустили 282 этих машины в различных модификациях, отличавшихся в первую очередь силовой установкой и трансмиссией. В вариантах ТМ, ТН и TV устанавливались спаренные двигатели Scania-Vabis L-603 мощностью по 160 л.с.

каждый, а танки Strv m/42 ЕН приводились в движение одним двигателем Volvo A8B мощностью 380 л.с. Экипаж машины состоял из четырёх человек.

При этом на ТМ устанавливалась электромеханическая коробка передач, которая работала плохо, и в конце концов все танки m/42 этой модификации переделали в TH и TV с гидравлической трансмиссией.

Уже к концу Второй мировой войны стало очевидно, что Strv m/42 по своим боевым возможностям значительно уступает средним танкам и стран Оси, и Антигитлеровской коалиции.

Начавшаяся после окончания боевых действий холодная война не дала передышки таковым конструкторским бюро, и в арсеналах, а также на полях сражений локальных войн появились основные боевые танки, сочетавшие подвижность средних с вооружением и защищённостью тяжёлых.

Армия Швеции, чтобы радикально не отставать от лидеров, рассматривала для принятия на вооружение «кандидатуру» относительно недорогого французского лёгкого танка АМХ 13. В начале 50-х годов была достигнута предварительная договорённость о заказе Швецией 300–400 французских танков.

Однако после периода напряжённых споров в руководстве шведской армии в декабре 1952 года Швеция закупила 80 танков «Центурион» Mk 3, вооружённых 83,4-мм орудиями, в Великобритании. Позже к этому числу добавилось ещё порядка 270 «Центурионов» Mk 10 со 105-мм пушками.

Британский танк был значительно лучше защищён; немалую роль сыграло и то, что он гораздо лучше мог выдерживать последствия применения ядерного оружия. Тем не менее, следует отметить, что близкое знакомство с АМХ 13 не прошло бесследно для шведских конструкторов.

После экспериментов на предмет использования «качающейся башни» с жёстко закреплённым орудием и автоматом заряжания (например, была попытка установить башню от АМХ 13 на Strv m/42) шведы совершили в этом направлении технологический прорыв, создав в конце концов уникальный «качающийся танк» и сверхскорострельную самоходную гаубицу Artillerikanonvagn 151. Впрочем, это уже совсем другие истории.

«Центурион» был хорошей машиной, но для небольшой Швеции – очень дорогой. Поэтому после отмены планов на покупку сотен АМХ 13 вакансия массового танка оставалась открытой. И вот здесь пригодились Strv m/42 с их стремительно устаревавшим вооружением, но вполне годной ходовой частью.

Цех по сборке орудий для танка Strv 74
ointres.se

Strv 74 с самого начала создавался по привычной для шведских оружейников схеме «дёшево и сердито».

В качестве вооружения для машины на базе танка довоенной разработки шведы выбрали 75-мм зенитные орудия с длиной ствола 60 калибров также довоенной разработки — m/1936 и m/1937 (начальная скорость полёта снаряда – 840 м/с, скорострельность – 8–10 выстрелов в минуту).

После модернизации для установки на танк орудие получило название m/49. Единственной крупной частью танка, которая разрабатывалась практически с нуля, была башня.

И без того высокое шасси увенчалось крупной надстройкой, с которой высота машины шириной в 2,43 метра составила 3,3 метра. В итоге один «новый» шведский танк обходился бюджету в 360 000 шведских крон, в то время как за «Центурион» нужно было платить около 1 000 000.

График эффективной дальности стрельбы (с учётом угла обстрела) по танкам ИС-3 и Т-54 для орудий Strv 81 и Strv 74
tanks.mod16.org

Разумеется, дешёвое очень редко бывает лучшим по качеству, о чём красноречиво свидетельствует, например, графики эффективной дальности стрельбы по машинам вероятного противника (в роли таковых выступают ИС-3 и Т-54) из орудий Strv 81 (шведское название для «Центуриона» Mk 3) и Strv 74.

Производство и применение

Цех по сборке башен для танка Strv 74
ointres.se

Производство новых шведских танков заключалось, по большому счёту, в сборке новых башен (которые произвели две фирмы – 113 штук Landsverk и 112 штук Hagglund&Soner) и установке их с орудиями на уже готовые шасси от Strv m/42.

Массивная по размеру башня имела лёгкое бронирование, надёжно защищавшее разве что от пуль крупнокалиберных пулемётов. В докладе Королевской военной академии об испытаниях башни Strv 74 в августе 1960 года содержатся весьма неутешительные для шведских танкистов выводы.

Снаряды 20-мм пушки наверняка пробивают башню (кроме маски) на расстоянии менее 300 метров, но в некоторых проекциях – и с 640 метров. 37-мм довоенная противотанковая пушка м/34 пробивает башню со всех сторон, кроме маски орудия, с расстояния в 750 метров.

75-мм пушка самого танка Strv-74 надёжно пробивает даже самый «непробиваемый» элемент башни – маску орудия – с дистанции в 1400 метров. Скорее всего, пробил бы и с больших расстояний – но такой обстрел не проводился.

Фотографии из доклада Королевской военной академии об испытаниях башни Strv 74 с результатами попадания 20-мм снарядов
tanks.mod16.org

С 1957 по 1960 годы все m/42 модификаций ТН и TV были перестроены в Strv 74. 57 танков Strv m/42 ЕН на слом тоже не пошли – после незначительной переделки, касавшейся в основном средств связи и размещения пулемётов, эти машины, визуально почти не отличимые от Strv m/42, были приняты на вооружение шведской армии как Ikv 73.

Ikv (Infanterikanonvagn) – это такой специфический вид шведской бронетехники, название которого буквально переводится как «пехотная пушечная машина». Их задача – непосредственная огневая поддержка пехоты, и поступают они на вооружение пехотных бригад. По классификациям других стран эти САУ относят то к истребителям танков, то к лёгким танкам.

«Венцом» развития этого типа техники стала 16-тонная машина Ikv 91 с 90-мм орудием, снятая с вооружения в 2003 году.

Ikv 73
ointres.se

Что характерно, даже старые башни от Strv m/42 в ходе их «безотходной модернизации» до Strv 74 не пошли на слом. Домовитые шведы установили их как стационарные огневые точки (Värntorn, «защитные башни») на ключевых участках морского побережья, в портах и аэропортах.

Värntorn – башня от Strv m/42
sphf.se

С 1957 по 1960 годы шведская промышленность переоборудовала в Strv 74 225 танков. Они поступили на вооружение танковых бригад, в которых по штату имелось 48 таких машин. С 1967 года в войска стал поставляться Strv 103, и «семьдесят четвёрки» поменяли специализацию, перейдя на вооружение рот штурмовых орудий в пехотные бригады, по 11 танков на роту.

Масса Strv 74 составляла 26 тонн. Экипаж машины включал 4 человека, причём условия их работы были достаточно комфортными благодаря просторной башне и такому же отделению управления. Кроме 75-мм орудия, вооружение танка состояло также из двух 8-мм пулемётов Ksp m/39 Strv.

В качестве силовой установки использовалась спарка из двух шестицилиндровых бензиновых двигателей Scania-Vabis 607 общей мощностью в 340 л.с. Удельная мощность машины в 13,1 лошадиной силы на тонну позволяла ей развивать скорость до 45 км/ч по дороге.

Существовало два варианта танка, различавшихся трансмиссией — Strv 74 Н с гидравлической (155 машин) и Strv 74 V с механической (70 экземпляров).

Средний танк Strv 74
sphf.se

Последний серийный башенный танк шведской конструкции находился на вооружении до 1984 года. После этого по старой шведской традиции (которой избежал разве что безбашенный танк Strv 103) башни танка Strv 74 были превращены в Värntorn – и размещены вдоль морского побережья. В 1999 году, однако, закончилась их служба и в этом качестве – после окончания холодной войны они пошли на слом.

Познакомиться с внешностью Strv 74 более детально можно в нашем подробном фотообзоре.

Источники:

Источник: https://warspot.ru/4210-posledniy-sredniy-tank-evropy

Постановление Правительства КР от 23 июня 2011 года № 336

Уточнение статьи 74(последний абзац)

от 23 июня 2011 года № 336

О заключении Правительства Кыргызской Республики на проект Закона Кыргызской Республики “О профилактике зависимости от наркотических средств и психотропных веществ”, инициированный депутатами Жогорку Кенеша Кыргызской Республики Ниязалиевой Д.А., Омурбековой А.С., Асымбековой Г.У., Балтабаевым Т. и Айтматовым К.С.

В соответствии со статьей 79 Конституции Кыргызской Республики, статьей 34 конституционного Закона Кыргызской Республики “О Правительстве Кыргызской Республики” Правительство Кыргызской Республики

ПОСТАНОВЛЯЕТ:

1. Одобрить прилагаемое заключение Правительства Кыргызской Республики на проект Закона Кыргызской Республики “О профилактике зависимости от наркотических средств и психотропных веществ”, инициированный депутатами Жогорку Кенеша Кыргызской Республики Ниязалиевой Д.А., Омурбековой А.С., Асымбековой Г.У., Балтабаевым Т. и Айтматовым К.С.

2. Направить настоящее постановление в Жогорку Кенеш Кыргызской Республики.

Премьер-министр

А.Атамбаев

Одобренопостановлением ПравительстваКыргызской Республики

от 23 июня 2011 года № 336

Правительства Кыргызской Республики на проект Закона Кыргызской Республики “О профилактике зависимости от наркотических средстви психотропных веществ”, инициированный депутатами Жогорку Кенеша Кыргызской Республики Ниязалиевой Д.А., Омурбековой А.С., Асымбековой Г.У.,

Балтабаевым Т. и Айтматовым К.С.

В соответствии со статьей 79 Конституции Кыргызской Республики, статьей 34 конституционного Закона Кыргызской Республики “О Правительстве Кыргызской Республики” Правительство Кыргызской Республики, рассмотрев проект Закона Кыргызской Республики “О профилактике зависимости от наркотических средств и психотропных веществ” (далее – проект Закона), сообщает следующее.

Название проекта Закона и по всему тексту после слов “психотропных веществ” предлагаем дополнить словами “и алкоголя”.

Считаем целесообразным по всему тексту проекта Закона использовать единую терминологию “родители и законные представители” либо “законные представители”, так как, исходя из положений статей 26 и 27 проекта Закона, вышеуказанные термины применяются как различные понятия.

В статье 1:

– предлагаем исключить понятия “медицинское обследование” и “медицинское освидетельствование”, так как они дублируют нормы законов Кыргызской Республики “Об охране здоровья граждан в Кыргызской Республике” и “О наркотических средствах, психотропных веществах и прекурсорах”;

– учитывая, что в соответствии со статьей 88 Конституции Кыргызской Республики Правительство Кыргызской Республики разрабатывает и реализует общегосударственные программы экономического, социального, научно-технического и культурного развития, а также принимая во внимание нормы статьи 74 Конституции Кыргызской Республики, согласно которым Жогорку Кенеш Кыргызской Республики утверждает общегосударственные программы развития Кыргызской Республики, внесенные Правительством Кыргызской Республики, предлагаем пересмотреть редакцию абзаца третьего, раскрывающего понятийный аппарат термина “государственные программы”;

– в абзаце девятом слова “в стационарных условиях” предлагаем исключить;

– так как термин “дети”, под которым понимаются физические лица, не достигшие восемнадцатилетнего возраста, раскрыт в статье 2 Кодекса Кыргызской Республики о детях, предлагаем во избежание дублирования норм абзац четвертый исключить, а также по всему тексту проекта Закона понятие “дети и подростки” заменить термином “ребенок (дети)”;

– поскольку предложение второе абзаца девятого не раскрывает сути понятия “купирование острых психотических расстройств при зависимости от наркотических средств и психотропных веществ”, предлагаем его исключить;

– в абзаце одиннадцатом слова “, отделения или кабинеты” предлагаем исключить ввиду того, что обозначенные объекты самостоятельно не могут являться специализированными организациями здравоохранения.

Учитывая положения статьи 6 Конституции Кыргызской Республики, а также принимая во внимание, что согласно статье 4 Закона Кыргызской Республики “О нормативных правовых актах Кыргызской Республики” одним из видов нормативных правовых актов является закон, предлагаем статью 2 изложить в следующей редакции:

“Статья 2. Законодательство Кыргызской Республики в сфере профилактики зависимости от наркотических средств,психотропных веществ и алкоголя

1. Законодательство Кыргызской Республики в сфере профилактики зависимости от наркотических средств, психотропных веществ и алкоголя состоит из настоящего Закона, принимаемых в соответствии с ним иных нормативных правовых актов Кыргызской Республики, а также из международных договоров, вступивших в установленном законом порядке в силу, участницей которых является Кыргызская Республика.

2. Если вступившим в установленном законом порядке в силу международным договором, участницей которого является Кыргызская Республика, установлены иные нормы, чем предусмотренные законодательством Кыргызской Республики в сфере профилактики зависимости от наркотических средств, психотропных веществ и алкоголя, то применяются нормы международного договора.”.

В статье 3:

– с учетом вышеизложенного предлагаем в части 1 слова “других законов и принимаемых в соответствии с ними” заменить словами “, и принимаемых в соответствии с ним”;

– в абзаце втором части 2, в абзаце седьмом статьи 4 проекта Закона предлагаем уточнить, о каких “других уязвимых группах” и “иных субъектах профилактики зависимости от наркотических средств и психотропных веществ” идет речь.

Относительно части 4 статьи 5 проекта Закона отмечаем, что в соответствии с частью 1 статьи 34 Закона Кыргызской Республики “О нормативных правовых актах Кыргызской Республики” контроль за реализацией нормативных правовых актов осуществляют субъекты, обладающие правом принятия нормативного правового акта.

Статью 6 проекта Закона предлагаем доработать ввиду того, что в соответствии с Конституцией Кыргызской Республики граждане обладают правами, свободами и обязанностями, соответственно у них не может быть четко очерченной компетенции.

Одновременно отмечаем, что проект Закона содержит в себе положения, противоречащие друг другу.

Так, согласно части 1 статьи 7 проекта Закона основными субъектами первичной профилактики зависимости от наркотических средств и психотропных веществ являются лица, не имеющие опыта потребления наркотических средств и психотропных веществ или проблем, связанных с образом жизни, а также имеющие отягощенный анамнез, тогда как согласно абзацу второму части 2 статьи 3 законопроекта при первичной профилактике приоритетность отдается несовершеннолетним, представителям молодежи и другим уязвимым группам.

В связи с новыми рекомендациями Всемирной Организации Здравоохранения относительно видов наркопрофилактики, предлагаем статьи 9, 10 и 11 объединить и изложить в следующей редакции:

“Статья 9. Виды профилактики зависимости от наркотических средств, психотропных веществ и алкоголя

К основным видам профилактики зависимости от наркотических средств, психотропных веществ и алкоголя относятся:

– первичная (пропаганда здоровья и общая профилактика);

– вторичная (выборочная и предписанная профилактика);

– третичная (лечение, ведение (реабилитация)).”.

Соответственно в статье 1 понятие “наркопрофилактики” изложить в следующей редакции:

“Профилактика психических и поведенческих расстройств, связанных с употреблением наркотических средств, психотропных веществ и алкоголя комплекс мер, направленных на предупреждение потребления наркотических средств и психотропных веществ и медико-социальных последствий, связанных с их потреблением.”.

В части 2 статьи 12 проекта Закона после слов “врачи психиатры-наркологи” добавить слова “психотерапевты, психологи, социальные работники, в рамках их компетенции”.

В части 3 статьи 14 проекта Закона предлагаем уточнить права, которые будут распространяться на иностранных граждан, лиц без гражданства и беженцев.

Статьи 16, 17 и 18 предлагаем исключить, так как они дублируют нормы законов Кыргызской Республики “Об охране здоровья граждан в Кыргызской Республике” и “О наркотических средствах, психотропных веществах и прекурсорах”.

Относительно части 3 статьи 19 проекта Закона предлагаем принять во внимание, что в соответствии со статьей 79 Трудового кодекса Кыргызской Республики отказ работника от перевода на другую работу вследствие состояния здоровья в соответствии с медицинским заключением является одним из оснований прекращения трудового договора.

При этом, в соответствии со статьей 83 названного Кодекса трудовой договор, заключенный на неопределенный срок, а также срочный трудовой договор до истечения срока его действия могут быть расторгнуты работодателем в случае несоответствия работника занимаемой должности или выполняемой работе, вследствие состояния здоровья в соответствии с медицинским заключением.

Статью 20 предлагаем исключить, так как принудительные меры медицинского характера могут быть назначены судом в отношении психических больных, совершивших общественно опасные деяния.

В отношении осужденных, страдающих алкоголизмом, наркоманией или токсикоманией судом, наряду с наказанием, могут быть назначены лишь меры медицинского характера.

Соответственно, из статьи 1 предлагаем исключить такие понятия, как “принудительное лечение” и “уклонение от медицинского освидетельствования, медицинского обследования или лечения”.

Часть 1 статьи 22 предлагаем изложить в следующей редакции:

“1. Лицо, страдающее наркологическими расстройством, может быть госпитализировано в наркологический стационар без его согласия или без согласия его законного представителя, если его обследование или лечение возможны только в стационарных условиях, а наркологическое расстройство является тяжелым и обусловливает:

– его непосредственную опасность для себя или окружающих;

– его беспомощность, то есть неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности;

– существенный вред его здоровью вследствие ухудшения состояния, если лицо будет оставлено без наркологической помощи.”.

В соответствии с Законом Кыргызской Республики “О местном самоуправлении и местной государственной администрации” в части 2 статьи 23 слова “в пределах определенной территории” предлагаем заменить словами “на территории соответствующей административно-территориальной единицы”.

Статью 26 предлагаем изложить в следующей редакции:

“Статья 26. Права детей и подростков в сфере профилактики зависимости от наркотических средств, психотропных веществ и алкоголя

1. Дети и подростки с их согласия или согласия их законных представителей имеют право на бесплатное получение наркологической помощи в специализированных наркологических организациях здравоохранения (наркологические отделения, кабинеты, детские кризисные или реабилитационные центры и другие) для детей и подростков.

2. Проведение наркологического освидетельствования, обследования и наркологической экспертизы в отношении детей и подростков осуществляется при обязательном участии их родителей или законных представителей.”.

Статью 27 предлагаем изложить в следующей редакции:

“Статья 27. Первичная профилактика зависимости от наркотических средств, психотропных веществ и алкоголя среди детей и подростков

Первичная профилактика зависимости от наркотических средств, психотропных веществ и алкоголя среди детей и подростков возлагается на родителей либо их законных представителей, а также организации системы социальной защиты, образования, здравоохранения, правоохранительные органы, местные государственные администрации, органы местного самоуправления в соответствии с действующим законодательством Кыргызской Республики.”.

Поскольку кредиты, гранты и целевые фонды также являются иными источниками финансирования, предлагаем абзац четвертый статьи 28 проекта Закона исключить.

Статьей 29 проекта Закона предлагается установить, что возмещение расходов, связанных с осуществлением профилактики зависимости от наркотических средств и психотропных веществ государственными наркологическими организациями здравоохранения, производится в пределах государственного бюджета.

В этой связи необходимо отметить, что в соответствии со статьей 2 Закона “Об основных принципах бюджетного права в Кыргызской Республике” республиканский бюджет и местные бюджеты составляются и утверждаются сроком на три года – очередной бюджетный год и два последующих прогнозируемых года.

В этой связи, учитывая, что проект Закона предусматривает дополнительное финансирование из государственного бюджета, отмечаем о необходимости пересмотра срока вступления его в силу, а также предлагаем в целом рассмотреть все возможности бюджета по реализации положений данного законопроекта.

Статьи 30 и 31 проекта Закона предлагаем исключить, как не образующие юридические нормы.

Статьями 4, 5, 13, 20 и 24 представленного проекта Закона предлагается установить, что уполномоченные государственные органы в области здравоохранения и образования обладают правом утверждать различные стандарты, которые по своему содержанию будут являться нормативными правовыми актами, в связи с содержанием в них общеобязательных правил (правовых норм). В этой связи необходимо отметить, что статьей 5 Закона Кыргызской Республики “О нормативных правовых актах Кыргызской Республики” определен исчерпывающий перечень субъектов, которые наделены правом принимать нормативные правовые акты.

В соответствии с требованиями статьи 22 Закона Кыргызской Республики “О нормативных правовых актах Кыргызской Республики” проекты нормативных правовых актов, непосредственно затрагивающих интересы граждан и юридических лиц, подлежат общественному обсуждению посредством размещения на официальном сайте нормотворческого органа, с включением итоговой информации в справку-обоснование проекта с уточнением причин включения или невключения поступивших предложений по законопроекту.

Исполнение намеченных проектом Закона мероприятий, таких как создание реабилитационных и антикризисных центров, центров профилактики от наркотических средств и психотропных веществ потребует дополнительных финансовых средств. Так как республиканский бюджет испытывает определенные трудности, определить источники финансирования мероприятий, предусмотренных проектом Закона, не представляется возможным.

Источник: http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/95163

Судебное дело
Добавить комментарий