Что делать, если договор был заключен с недействующей фирмой?

Споры, связанные с уступкой права требования

Что делать, если договор был заключен с недействующей фирмой?

В.С. Кокова, Ю.Б. Гонгало

Особенности применения арбитражными судами главы 24                     Гражданского кодекса Российской Федерации.

Главой 24 ГК РФ охватывается регулирование двух институтов обязательственного права: уступка требования и перевод долга. Однако в практике арбитражных судов наиболее распространены споры, связанные с применением норм об уступке требования. В связи с этим предметом настоящего анализа являются, главным образом, дела по спорам, связанным с уступкой требования. 

Цессия (уступка права требования) представляет собой способ частичного правопреемства, в результате совершения которого происходит замена активной стороны обязательства (кредитора) при сохранении самого обязательства.

Цессия выражается в передаче первоначальным кредитором новому кредитору определенного права в силу сделки или на основании закона.

Однако договор, которым оформляется переход права, не носит самостоятельного характера: к нему применяются нормы, регулирующие соответствующий тип отношений (чаще всего о купле-продаже, мене, если договор возмездный; дарении, если договор безвозмездный).

Споры, связанные с уступкой права требования.

1. Уступка требования возможна при условии, если уступаемое требование является бесспорным, возникло до его уступки и не обусловлено встречным исполнением, в котором личность кредитора имеет существенное значение (дело № А60-23721/2003).

ООО “С” обратилось в суд  с иском к ООО “Е”, ООО “У”, о признании недействительным договора уступки права требования.

 Решением суда исковые требования удовлетворены частично.

 Постановлением апелляционной инстанции решение изменено, договор уступки права требования (цессии) в части передачи ООО “У” права требования к ООО “С” признан недействительным, в остальной части иска отказано.

Постановлением ФАС Уральского округа от 12.04.2004 г. №Ф09-918/04 постановление апелляционной инстанции оставлено без изменения.

Как следует из материалов дела, между ООО “С” (заказчик) и ОАО “Р” (подрядчик) заключен договор подряда.

В связи с ненадлежащим исполнением заказчиком обязательств по оплате выполненных работ решением суда по делу N А60-23891/2002, не вступившим в законную силу,  с ООО “С” в пользу ОАО “Р” взыскана сумма долга.

Из содержания условий договора цессии усматривается, что во исполнение договора комиссии (где ОАО “Р” – комитент, а ООО “Е” – комиссионер), ООО “Е” (цедент) уступило ООО “У” (цессионарий) свои права требования к должникам, указанным в приложении N 1 к договору цессии.

В соответствии со ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования). Если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права (ст. 384 ГК РФ).

Всесторонне и полно исследовав имеющиеся в деле доказательства в их совокупности суд апелляционной инстанции обоснованно, в соответствии с положениями ст. ст.

166, 168, 382, 383, 711, 723 ГК РФ пришел к выводу о наличии оснований для признания недействительным договора  уступки прав требований (в сумме, оспариваемой истцом), поскольку действительность уступленного права, его бесспорный характер не подтверждается материалами дела, договор не соответствует требованиям ст. ст. 382, 384 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При этом, судом апелляционной инстанции обоснованно указано, что в отношении суммы задолженности право требования оплаты которой уступлено новому кредитору – имеются судебные споры, а решение от 17.01.

2003 Арбитражного суда Свердловской области по делу N А60-23891/02-С1, со ссылкой на которое суд первой инстанции признал договор цессии  в части взысканной судом суммы действительным – в законную силу не вступило.

2. Отсутствие в материалах дела доказательств возмездности договора цессии не является основанием для признания его ничтожным  (дело N А60-6253/02).

Прокурор обратился в суд в защиту государственных и общественных интересов в лице Управления социальной защиты населения МО “Ш” к ООО “Р” о взыскании неосновательного обогащения.

Решением суда в иске отказано в силу недоказанности истцом факта неосновательного обогащения.

Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

В постановлении от 18.09.2002 г. №Ф09-2554 ФАС Уральского округа согласился с решением и постановлением по существу, однако указал на необходимость изменения мотивировочной части.

Как следует из материалов дела, между Управлением социальной защиты населения МО “Ш” и ОАО “У” заключен договор поставки, порядок расчетов по которому установлен сторонами  в виде взаимозачета в областной бюджет по погашению налога на имущество за ОАО “У”.

Свои обязательства по погашению налогов в областной бюджет Управление социальной защиты населения исполнило.

Управление социальной защиты населения МО “Ш” (первоначальный кредитор) передало право требования к ОАО “У” (должник) по договору поставки  ООО “Р” (новый кредитор).

Суд кассационной инстанции поддержал позицию судебных инстанций в части того, что переданное право требования возникло из обязательства по договору цессии; поскольку требования заявлены из неосновательного обогащения, а доказательств наличия неосновательного обогащения со стороны ответчика истцом не представлено, вывод об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований по основаниям ст. ст. 1102, 1103 ГК РФ, правомерен.

Однако вывод суда апелляционной инстанции о ничтожности договора цессии ввиду передачи по нему несуществующего обязательства и отсутствия условия о возмездности признан кассационной инстанцией необоснованным в связи со следующим.

 Согласно п. 3 ст. 423 ГК РФ договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. Ни законом, ни иными правовыми актами не предусмотрен безвозмездный характер уступки права требования.

Из существа договора, заключенного между сторонами, также не вытекает его безвозмездность. При вынесении судебных актов судом не были учтены нормы п. 2 ст. 572 ГК РФ, согласно которым обязательным признаком договора дарения должно служить вытекающее из соглашения о цессии очевидное намерение передать право в качестве дара.

Из данного договора цессии  такого намерения не усматривается.

Таким образом, ФАС Уральского округа счел необходимым исключить из мотивировочной части постановления апелляционной инстанции выводы о ничтожности договора цессии в связи с отсутствием в договоре условия о возмездности.

Источник: http://ekaterinburg.arbitr.ru/files/userfiles/CT/pr14.htm

Договоры поставки с иностранным контрагентом. Судебная практика разрешения споров

Что делать, если договор был заключен с недействующей фирмой?

Статья 32 Закона Украины “О международном частном праве” предусматривает возможность подчинить украинскому праву договор поставки товара, заключенный между украинской и иностранной компаниями.

По информации из Единого государственного реестра судебных решений самыми многочисленными спорами, вытекающим из договоров поставки, являются споры о взыскании задолженности за поставленный товар.

Как правило, расчет по договорам поставки с иностранным контрагентом осуществляется в иностранной валюте. При возникновении задолженности возникает вопрос, в какой валюте просить суд взыскать задолженность.

В постановлении от 04.07.

2018 по делу № 761/12665/14-ц Большая палата Верховного Суда отметила, что суд устанавливает, определены обязательства в иностранной валюте или в гривне с определением денежного эквивалента в иностранной валюте.

При определении обязательства в иностранной валюте суд не вправе изменять денежный эквивалент обязательства и в резолютивной части решения должен указать размер и вид иностранной валюты, подлежащей взысканию.

Что касается доказывания в суде факта поставки товара, который достаточно часто оспаривается ответчиком, то такой факт доказывается соответствующими первичными документами, которые также могут определяться сторонами в договоре поставки (никаких особенностей в отношении иностранных контрагентов в данном вопросе законодательством Украины не предусматривается).

Вместе с тем, для надлежащего определения, какие именно это должны быть документы, является интересным постановление Верховного Суда от 30 января 2019 по делу № 911/5358/14, в которой Верховный Суд сделал следующий вывод:

«…

Для выяснения правовой природы как хозяйственной операции (спорной поставки), так и договора (заключением которого опосредствовалось выполнение этой операции) необходимо исчерпывающе исследовать фактические права и обязанности сторон в процессе выполнения операции, фактический результат, к которому стремились участники такой операции, и оценить изменения имущественного положения, которые произошли у сторон в результате этой операции … »

Читайте статью: Что нужно знать подозреваемым о коррупционных преступлениях

«…

Истец должен был подать документы, которые убедительно свидетельствовали о реальности проведенной им хозяйственной операции по приобретению данного товара и его дальнейшей поставки ответчику. В таких документах должно быть отражено условия реализации этих хозяйственных операций, с учетом специфики имущества, которое поставлялось, место его изготовления и местонахождение, совершенных действий, направленных на его приобретение у производителя, существование у сторон необходимых условий для достижения цели этих хозяйственных операций (наличие управленческого персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств) и др.». «Один лишь факт наличия расходных накладных и счетов-фактур со ссылкой на поставку товаров, не подтверждает реальность хозяйственных операций, при условии существования других обстоятельств, свидетельствующих о недостоверности информации, указанной в этих документах. »

По вопросу качества поставленного товара, судебная практика показывает, что порядок принятия товара по качеству следует должным образом прописывать в договоре.

Для примера, можно привести постановление Верховного Суда от 8 января 2019 по делу № 925/1693/17, где между сторонами был заключен договор на поставку зерна и заказчик выполнил предоплату за товар.

Однако поставщик поставил некачественный товар, в связи с чем указанный товар заказчиком был возвращен поставщику и заказчик просил суд взыскать с поставщика предоплату, расходы на хранение и возврат товара и штрафные санкции.

Верховный Суд согласился, что иск подлежит удовлетворению, поскольку в договоре был надлежащим образом прописан порядок принятия товара по качеству.

В частности, Верховный Суд отметил: «исходя из условий договора поставки, апелляционной инстанцией установлено, что моментом принятия истцом товара по качеству являются результаты определения качества сертифицированной лабораторией места разгрузки товара. Так, проведенными 21.11.2017 лабораторией …

по заказу истца анализами предоставленных истцом образцов зерна … было установлено несоответствие, которое проявилось в наличии запаха не свойственного здоровому зерну (плесневелый) о чем составлен протокол анализа…»

Читайте статью:Особенности адвокатской защиты по уголовным делам о злоупотреблении влиянием (ст. 369-2 УК)

Источник: https://protocol.ua/ua/dogovori_postavki_s_inostrannim_kontragentom_sudebnaya_praktika_razresheniya_sporov/

Покорение полиса: почему за фальшивые ОСАГО никто не отвечает

Что делать, если договор был заключен с недействующей фирмой?

В России участились случаи мошенничеств с полисами ОСАГО. Автомобилистам под видом настоящих продают поддельные страховые полисы, не действующие в случае ДТП.

При этом страховые компании, от чьих имен продаются фальшивки на оригинальных бланках, никак не хотят участвовать в урегулировании конфликтов, не предлагают никаких путей решения проблемы и, более того, перекладывают всю ответственность на потерпевших водителей. Что делать, если вы попали в такую ситуацию, разбирались «Известия».

Как обманывают водителей

Зачастую автомобилистов, у которых истекает срок действия текущих страховых полисов, обзванивают сами мошенники. Под видом представителей известных компаний, у которых уже есть все данные о застрахованных лицах, они предлагают заключить новые договоры на приемлемых условиях.

Многие автовладельцы соглашаются и, как итог, покупают ненастоящие полисы, оформленные на реальных бланках страховых компаний. И лишь немногие решают перепроверить подлинность документов. Так сделал, к примеру, москвич Сергей Гармаш. Недавно он рассказал в соцсетях, что «представитель» группы «Ренессанс Страхование» предложил ему оформить полис ОСАГО.

Полис и чек автомобилисту привез курьер. Однако Гармаш обнаружил, что все даты на документе были напечатаны со смещением, что не позволяло их правильно прочитать, а сам полис был оформлен 24 августа 1820 года.

После звонка непосредственно в страховую, оказалось, что в базе такого полиса не значится, указанная серия документа уже не используется, а пытавшийся оформить документ сотрудник в компании не работает. Если бы автомобилист не проверил полис, а потом стал виновником ДТП, то в дальнейшем платить за последствия аварии ему, скорее всего, пришлось бы из собственного кармана.

Кто отвечает за настоящий бланк к несуществующему договору

В куда более серьезную ситуацию попал автомобилист из Москвы Евгений Багдасаров, рассказавший «Известиям» свою историю — страховая компания вовсе пытается отсудить у него деньги, которые сама же заплатила по поддельному полису ОСАГО.

Еще 18 декабря 2016 года в его Volvo C30 врезался Nissan Primerа, управлявшийся гражданином А. Белозеровым, которого и признали виновником аварии. Независимая оценка повреждений Volvo показала, что восстановлению автомобиль не подлежит, была разбита передняя часть, сработали подушки безопасности.

https://www.youtube.com/watch?v=ZNZkUt0ePas

Сначала участникам аварии показалось, что проблем не возникнет — у Белозерова на руках был действующий полис ОСАГО серии ЕЕЕ № 0371478739 от компании «Росгосстрах» (РГС). Когда же Багдасаров обратился в свою страховую компанию «РЕСО-Гарантия» за выплатой, то получил отказ.

Оказалось, что «Росгосстрах» не подтвердил наличие договора виновника ДТП в базе Российского союза автостраховщиков (РСА). Так, по информации РСА, полис с такой серией и таким номером был зарегистрирован совершенно на другого человека и на другой автомобиль. Тогда потерпевший Багдасаров подал в суд на виновника ДТП, с тем чтобы добиться компенсации ущерба уже в гражданско-правовом поле.

До суда дело дошло только к июню 2017 года, и с тех пор слушания несколько раз переносились. В основном из-за постоянной неявки на заседания представителей РГС — компанию пригласили для участия в деле в качестве соответчика (информация об этом содержится в решении Бабушкинского суда). В итоге дело рассматривалось без представителей страховой компании.

На одном из заседаний виновник ДТП представил оригинал полиса и квитанцию об оплате от 11 июня 2016 года, доказав суду, что полис ОСАГО он приобретал официально, у страхового агента по довольно высокой на тот момент цене 14 231 рубль.

Верховный суд на стороне автомобилистов

После многочисленных заседаний Багдасаров, потеряв все надежды взыскать деньги с виновника ДТП, решил отказаться от исковых требований к Белозерову — дело не продвигалось, а на руках у ответчика был настоящий полис.

Вместо этого был подан иск о взыскании заявленной им суммы с ПАО СК «Росгосстрах». Истец руководствовался Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 26 декабря 2017 г.

№ 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

Тогда, разбирая аналогичную ситуацию, ВС пришел к выводу, что страховая компания, на бланках строгой отчетности которой был оформлен полис ОСАГО, в любом случае должна нести ответственность за собственные документы.

Ведь если бланки не реализовали, их необходимо утилизировать, а не оставлять на руках у страховых агентов. Согласно решению ВС, даже если бланки использовали без ведома страховых компаний, те всё равно должны нести ответственность за страховой случай.

Исключение составляют лишь ситуации, когда о хищении бланков заявлено в полицию.

В итоге Бабушкинский районный суд Москвы суд решил, что, поскольку ответчик не предоставил никаких доказательств в опровержение доводов истца о покупке оригинального полиса ОСАГО, можно считать, что на момент ДТП гражданская ответственность виновника была застрахована по полису ОСАГО в ПАО СК «Росгосстрах». И постановил взыскать с «Росгосстраха» всю сумму ущерба, а также штраф в размене 150 тыс. рублей и расходы на оплату экспертизы.

Страховщики отказываются платить за обманщиков

Несмотря на то что срок на подачу апелляционной жалобы истек и «Росгосстрах» даже выплатил все полагающиеся расходы, страховой компанией внезапно было подано ходатайство о восстановлении сроков. Представители РГС оправдывались, что не получили по почте копию решения суда.

Суд требование страховой компании удовлетворил, а во время последнего заседания в сентябре отменил свое решение. Теперь РГС подал встречный иск к Багдасарову и пытается вернуть выплаченные деньги. Потерпевший автомобилист вынужден судиться дальше, поскольку отвечать за поддельный полис фактически оказалось некому.

В «Росгосстрахе» на запрос «Известий» заявили, что ответственность за продажу поддельного полиса несет лицо, которое его изготовило и реализовало.

А ответственность за ДТП в любом случае, вне зависимости от наличия или отсутствия полиса ОСАГО, несет виновник аварии.

По этой причине законным решением в данной ситуации, по оценке РГС, должно стать возложение ответственности за причиненный ущерб на гражданина Белозерова.

— Согласно действующему законодательству страховая компания несет ответственность за полисы ОСАГО, которые переданы в страховую компанию из РСА, — заявили в «Росгосстрахе». — Автомобилистам следует заключать договоры страхования в офисах и агентствах страховых компаний, запрашивать у агента оригинал доверенности, выданной страховой компанией, проверять бланк на сайте РСА.

Также в РГС заявили, что регулярно проводят мероприятия по пресечению деятельности лиц, осуществляющих продажи поддельных полисов. Почему представители компании упорно не являлись на суд, в страховой не уточнили.

За поддельный полис отвечать некому

В свою очередь в Российском союзе автостраховщиков (РСА) также возлагают все последствия пользования поддельными полисами на автомобилистов.

— Если страхователь вел себя добросовестно, он не несет ответственности за приобретение поддельного полиса, но несет риск неполучения выплаты по нему, — заявили «Известиям» в РСА.

— Если полис поддельный, это равнозначно тому, что его просто не существует и выплаты по нему производиться не должны. Однако в этом случае страховая компания в суде должна доказать, что полис поддельный.

Если же она этого не сделала, то суд может взыскать со страховой компании сумму ущерба.

— Получается, что суд апелляционной инстанции, удовлетворяя апелляционную жалобу «Росгосстраха» и вынося решение об отказе в удовлетворении исковых требований, не исследовал все представленные в суд документы, не дал им должной оценки, — рассказал «Известиям» адвокат Дмитрий Зацаринский, знакомый с обстоятельствами этого дела. — Суд не принял во внимание, что в материалах дела отсутствуют доказательства того, что полис, имеющийся у Белозерова, является недействительным или поддельным.

Адвокат уточнил, что ответчиком в материалы дела представлена только копия страхового полиса с тем же номером и с датой печати 15 июня 2016 года, причем выдан он взамен ранее выданного полиса в связи с изменением условий договора страхования. Тогда как договор страхования с Белозеровым был заключен 11 июня 2016 года, то есть раньше.

Как проверить достоверность полиса

Руководитель отдела страхования ГК «Альфа-Лизинг» Татьяна Минаева также сообщила «Известиям», что в случае ДТП владелец поддельного полиса вынужден будет понести все убытки.

— Страховщик не несет ответственности за поддельный документ, и пострадавший в таком случае не получит страховую выплату, данную проблему будет решать в судебном порядке, — заявила Минаева. — Страховщики не несут ответственности за поддельные бланки.

По ее словам, при утере, пропаже бланков строгой отчетности, которыми являются ОСАГО, агенты и сотрудники страховой компании должны заявить в УВД для последующего списания на основании внутренних регламентов. Также страховая компания сразу передает информацию о произошедшем РСА и в специализированные СМИ.

Проверить подлинность выданного полиса ОСАГО возможно на сайте РСА, введя номер и серию. Сайт покажет, на какое транспортное средство какой страховой компанией выписан полис и кто страхователь.

Чтобы избежать мошеннических схем, эксперт советует покупать полисы только у официальных источников, проверять наличие водяных знаков и голограмм. Также страховщик обязан выдать квитанцию об оплате. Электронный полис Минаева советует покупать только на официальных сайтах страховщиков либо на сайте РСА.

Реакция депутатов: страховщики должны заплатить

Заинтересовались ситуацией и в Государственной думе.

Ответом со стороны депутатов на сложившуюся ситуацию, когда фактически сбором всех документов и доказательств для получения страховой премии заниматься приходится потерпевшей стороне, стал законопроект, предусматривающий возложение на страховщиков обязанностей по полной выплате ущерба и компенсации судебных расходов из-за ДТП даже при отсутствии полиса ОСАГО у виновника аварии.

В пресс-службе депутата Ярослава Нилова, являющегося одним из авторов документа, отметили, что сейчас участник ДТП, которому нанесен ущерб имущества, вынужден самостоятельно собирать документы и доказательства, нести судебные расходы и тратить время в процессе взыскания убытков.

При этом, по мнению авторов законопроекта, страховщики обладают и кадровыми ресурсами, и возможностями для того, чтобы взять на себя необходимые действия. Поэтому обязанности по возмещению ущерба пострадавшему следует возложить на страховую компанию, которая застраховала гражданскую ответственность потерпевшего, вне зависимости от наличия действующего полиса у виновника ДТП.

Источник: https://iz.ru/807877/anna-razina/pokorenie-polisa-pochemu-za-falshivye-osago-nikto-ne-otvechaet

Черный список серых схем

Что делать, если договор был заключен с недействующей фирмой?

Большинство квартир в строящихся домах продолжают продавать по «серым» схемам. И тот, кто отваживается совершить такую покупку, по-прежнему рискует остаться и без денег, и без новой крыши над головой.

Как сказал бы, нахмурив брови, товарищ Сталин: «Этот народ неисправим». Большинство квартир в строящихся домах продолжают продавать по «серым» схемам. И тот, кто отваживается совершить такую покупку, по-прежнему рискует остаться и без денег, и без новой крыши над головой.

Плюс на минус…

Долевое строительство – один из способов приобрести недвижимость. Покупая квадратные метры на стадии строительства, человек экономит деньги – цены на такое жилье обычно в полтора-два раза ниже рыночных. И это несомненный, решающий плюс. Но, увы, плюсы без минусов обычно не живут, а уж тем более – при симптомах самых разных недомоганий у рынка первичного жилья.

Как же сориентироваться в инвестировании на этапе строительства? На что обратить внимание, подписывая договор? Вообще, возможно ли снизить риски и не стать жертвой?

Давайте разбираться.

Максимум гарантий

Наиболее надежен договор долевого участия, поскольку он в максимальной степени гарантирует юридические права дольщика. Такой договор предусмотрен законом ФЗ №214 «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости», который вступил в силу 1 апреля 2005 года.

В договоре долевого участия застройщик обязуется в оговоренный срок построить многоквартирный дом (или иной объект недвижимости) и после получения разрешения на ввод в эксплуатацию передать новостройку дольщику. Тот, в свою очередь, обязуется уплатить обусловленную договором сумму и принять объект при наличии разрешения на ввод (ч. 1 ст. 4 214-го закона).

Этот закон запретил девелоперам брать деньги за квартиру до получения разрешительных документов на строительство, обязал их фиксировать в договоре все сроки и неустойки за их неисполнение, а также регистрировать договор, чтобы исключить двойные продажи.

Застройщик вправе привлекать денежные средства граждан для долевого строительства многоквартирных домов лишь на основании:

– договора участия в долевом строительстве,

– получения разрешения на строительство,

– оформления прав на землю,

– опубликования проектной декларации.

Обязательные условия: определение объекта долевого строительства; установление срока передачи застройщиком объекта их участникам; указание цены, срока и порядка оплаты; определение гарантийного срока на объект долевого строительства (обычно не менее пяти лет).

Риск? Пополам!

Вполне легальная и более или менее гарантирующая права дольщиков схема с использованием инвестиционного договора. Но она легальна лишь в том случае, если разрешение на строительство было получено до 1 апреля 2005 года.

Согласно такому договору застройщик и дольщики несут одинаковые финансовые риски, связанные со строительством. Однако на практике суды применяют к этим договорам законодательство о защите прав потребителей, поэтому в случае возникновения проблем отстоять свои интересы бывает легче.

Кроме того, по договору инвестирования квартира после завершения строительства сразу оформляется в собственность дольщика, тогда как по «серым» схемам собственником сначала становится застройщик. Это существенно затрудняет защиту прав соинвесторов.

Риски.

Стороны имеют больше свободы в установлении условий инвестиционного договора, К примеру, застройщик предлагает подписать бумаги, в которых не указаны конкретные сроки окончания работ и пытается уйти от возможной ответственности. Бывают случаи заключения инвестиционных договоров на объекты, разрешение на строительство которых было получено после 1 апреля 2005 года. Такие договоры незаконны.

В целом схема, о которой идет речь, безопаснее «серых».

Что такое уступка прав

Теперь об уступке прав по первоначальному инвестиционному договору. Этот вариант используется в случае, когда есть заключенный до 1 апреля 2005 года инвестиционный контракт с администрацией, либо – между соинвесторами – юридическими лицами.

Гражданину, приобретающему права на конкретную квартиру, уступается, в частности, право требовать оформления ее в собственность по завершении строительства.

При этом нового договора не заключается, и человек фактически становится участником уже заключенного договора (а он был заключен до 1 апреля 2005 года и под действие нового закона не подпадает).

Риски.

В целом, они такие же, как при схеме с использованием инвестиционного договора.

Эта схема юридически возможна и законна, однако нужно внимательно изучить основной инвестиционный контракт, по которому уступаются права, ведь в определенных случаях такая уступка не допускается. Рекомендуется также проверить, оплачено ли уступаемое право уступающим его лицом, требуется ли согласование другой стороны договора, по которому уступаются права.

Нормальные герои всегда идут в обход

Многие застройщики предпочитают работать в обход 214-го закона, считая его невыгодным для себя (заключить договор инвестирования он им не позволяет, т.к. в этом случае привлекаются денежные средства, а разрешение на строительство не получено вообще или получено после 1 апреля 2005 года).

Поэтому застройщики, несмотря на запрет, продолжают привлекать деньги населения на этапе строительства. Но если до вступления в силу 214-го закона это можно было делать открыто, то теперь на рынке доминируют «серые» схемы продажи новостроек.

Формально – вроде бы легальные, но для покупателей рискованные.

Наибольшее распространение получили такие их виды:

– предварительный договор купли-продажи;

– вексельная схема.

Квартира из будущего

Предварительный договор купли-продажи – довольно распространенная схема на первичном рынке. Ее смысл в том, что в будущем, когда застройщик получит разрешение, всю необходимую документацию и достроит дом, он заключит с гражданином основной договор купли-продажи готовой квартиры. То есть обязуется в будущем продать квартиру.

По заключенному с фирмой предварительному договору все квартиры числятся не за конкретными дольщиками, а за застройщиком.

То есть сценарий такой: застройщик заключает с участниками долевого строительства предварительный договор купли-продажи, оформляет на себя в собственность квартиры, а потом продает их дольщикам.

Но деньги с покупателя застройщик получает по предварительному договору купли-продажи – квартира полностью оплачивается в момент его заключения, а не когда она появится физически. Понятно, что отдавать деньги за несуществующую квартиру, по меньшей мере, легкомысленно.

Риски. Основной из них связан с тем, что застройщик может вас «кинуть» – не выполнить обещание. Согласно Гражданскому кодексу, оплачивать квартиру по договору купли-продажи можно только после его заключения. Лишь тогда эта сделка будет правомерной.

Предварительный договор купли-продажи (в отличие от основного) не подлежит госрегистрации. А значит, ничто не мешает застройщику, взяв с вас деньги, подписать затем еще несколько договоров на ту же квартиру.

Подвох таится и в том, что застройщик не дает никаких обязательств построить дом к определенному сроку.

Ну и самый худший вариант: строительная компания соберет деньги под строительство дома, выроет котлован и… все.

В принципе закон не запрещает использовать предварительные договоры долевого участия в строительстве, но он исключает возможность принимать по ним оплату. На практике это ограничение благополучно обходят, – к примеру, берут деньги не по предварительному договору, а якобы в счет резервирования средств по основному договору. Законность этих действий также вызывает сомнения.

Если фирма недобросовестная, или у застройщика возникнут проблемы, и он решит «вашу» квартиру продать, то тогда придется доказывать факт инвестиций в суде и требовать возврата средств. Другой вариант – подавать иск об обязании застройщика заключить основной договор.

Если на момент заключения предварительного договора дом еще не построен (и квартиры как таковой нет), то такой договор может быть признан судом притворной сделкой, прикрывающей собой основной договор. При этом нужно требовать возмещения убытков. И суды могут встать на сторону дольщиков, хотя – не факт.

В случае если дом будет достроен, и будут заключены основные договоры купли-продажи, право собственности за гражданином зарегистрируют.

Особо опасны!

Наибольшую опасность представляют схемы с использованием цепочки предварительных договоров. Например, застройщик заключает предварительный договор с фирмой, а уже она подписывает предварительный договор с дольщиком. В случае возникновения проблем добиться чего бы то ни было бывает крайне сложно.

Вексель, ёксель-моксель!

Одна из разновидностей предварительного договора предполагает использование векселя (вексельная схема). Чтобы явно не нарушать закон, деньги обычно занимают у граждан под вексель.

Суть этой схемы в том, что с гражданином, который хочет приобрести квартиру, вместо договора долевого участия, заключается два договора – обычно предварительный договор купли-продажи (или соглашение о намерениях) и договор купли-продажи векселя.

По нему покупатель не передает деньги, а подписывает соглашение о покупке у застройщика векселя на сумму стоимости квартиры. При этом в предварительном договоре оговаривается, что оплата будущей сделки возможна путем погашения векселя.

По вексельной схеме дольщики получают не саму квартиру, а лишь обязательство ее передать. Ведь вексель – это ценная бумага, которая подтверждает, что гражданин дал на такой-то срок фирме деньги в долг. Они потом должны быть засчитаны в стоимость квартиры. То есть застройщик погашает вексель не деньгами, а квадратными метрами. Фактически он производит зачет встречных обязательств.

Риски. Вексель и обязательство предоставить квартиру формально никак не связаны. То есть при ближайшем рассмотрении привлечения денежных средств в долевое строительство нет.

В векселе невозможно указать конкретную – подлежащую передаче – квартиру. А стало быть, нет гарантий, что застройщик обменяет ценную бумагу именно на квартиру, а не рассчитается с вами вашими же деньгами.

Нормативных актов, обязывающих его выполнить обещание, просто не существует.

Ну, а в случае банкротства застройщика дольщик не сможет получить и денег, предъявив вексель к погашению. К тому же по истечении оговоренного срока обращения векселя фирмы, его выдавшей, может уже и не существовать.

Еще одна опасность таится в следующем. Если вексель с определенным сроком оплаты не предъявить к оплате в течение года со дня выдачи, держатель этой ценной бумаги теряет право получить выплату по ней. Граждане обычно не знают этой подробности, и в случае, если застройщик недобросовестный, возникнут проблемы. Покупатель в такой схеме абсолютно не защищен.

Если фирма «попалась» порядочная, дом построила, оформила на себя право собственности на квартиры, заключила с гражданином договор купли-продажи, а долг по векселю засчитывает в цену квартиры, значит, покупателю крупно повезло.

Если же он не получил обещанного жилья, ему не остается ничего другого, как продать вексель или потребовать через суд возврата его стоимости, но никак не квартиры. Причем в случае возникновения у фирмы проблем вернут деньги только после наступления срока платежа по векселю.

При этом подача иска об обязании заключить основной договор затруднительна из-за юридических изъянов схемы: невозможно определить предмет договора, поскольку в предварительном договоре стороны договариваются заключить договор купли-продажи квартиры, которой нет в наличии.

Также могут быть проблемы и с взысканием убытков, поскольку деньги как бы еще не внесены (формально средства за квартиру вносятся только после заключения договора купли-продажи путем зачета долга по векселю).

Можно попробовать доказать, что сделка была притворной, и фактически деньги внесены за квартиру – но все будет зависеть от позиции суда.

Соглашаться на вексельную схему можно лишь при полной уверенности в том, что дом будет построен и что компания надежна.

Агент-затейник

Существуют различные схемы, связанные с договором агентирования. Между застройщиком и фирмой заключается агентский договор. И эта вторая фирма выступает в качестве агента. То есть заключает договор не сам застройщик, а эта фирма. Но обязанности при этом возникают у застройщика.

Схема затейливая: всякий раз – новые условия. И тут без опытного юриста не обойтись. А еще лучше (от греха подальше) вообще не связываться с договором агентирования – доказать свою правоту в суде будет крайне трудно.

Как правило, схема используется для того, чтобы скрыть привлечение средств частных граждан в строительство. Формально будущие квартиры инвестирует юридическое лицо, хотя на деле оно выступает в интересах конкретных граждан. Если все нормально, и строительство завершено, фирма-агент оформляет квартиры и передает их гражданам. Если нет – то и суд вряд ли поможет.

Девять из десяти

Статистика неутешительна. Согласно данным Аналитического центра IRN.RU, по договорам долевого строительства в новостройках Москвы и Подмосковья продается лишь 10,6 процента квартир.

Остальные объекты недвижимости реализуются с использованием «серых» схем.

Иными словами, девять из десяти сделок по продаже квартир в новостройках проходят по рискованным для покупателя схемам разной степени «серости».

Источник: https://www.gdeetotdom.ru/articles/1799223-2008-10-31-chernyij-spisok-seryih-shem/

Мошенничество с использованием «полномочий из обстановки»

Что делать, если договор был заключен с недействующей фирмой?

Мошенничество с использованием «полномочий из обстановки»

Здравствуйте,

     В последние годы мы и наши коллеги всё чаще сталкиваемся с разрушительным действием нового понимания арбитражными судами «полномочий из обстановки». Такие полномочия происходят из нормы второго абзаца части 1 статьи 182 ГК РФ: «Полномочие может также явствовать из обстановки, в которой действует представитель (продавец в розничной торговле, кассир и т.п.)». 

     Насколько помню, ранее суды исходили из точного толкования примечания «продавец в розничной торговле, кассир и т.п.». В какой-то момент кому-то из судей пришло в голову распространить «и т.п.» на всех работников.

 Если полномочия из обстановки на заключение сделок розничной купли-продажи продавца и кассира не вызывают у меня значительных вопросов, то насколько оправданны полномочия из обстановки на заключение сделок аренды, поставки и т.п.

прорабов, кладовщиков и секретарей? 

     1. Фабула дела.

     Работник ЗАО Ковалёв заключил от имени ЗАО в своём лице фиктивную сделку аренды транспортных средств (ТС) с другом и деловым партнёром индивидуальным предпринимателем Новиковым.

Подписывая договор аренды ТС и передаточные акты, заверяя эти документы круглой печатью ЗАО, Ковалёв намеревался помочь Новикову получить отсрочку в сделке лизинга.

Фигуранты предполагали, что Новиков покажет эти документы лизингодателю, убедит его в реальности будущих доходов, и тем самым получит отсрочку лизинговых платежей. 

     По прошествии полутора лет Новиков возбуждает арбитражный иск против ЗАО с требованиями уплатить долг, вытекающий из договора аренды ТС, уплатить проценты за пользование деньгами, а также компенсировать расходы на оплату услуг представителя. Каким-то образом судебные извещения вместо ЗАО получают несуществующие в природе лица. ЗАО узнаёт о судразбирательстве только в банке, куда поступает исполнительный лист о взыскании денег в полном объёме заявленных Новиковым требований.  

     2. Ход арбитражного судразбирательства.

     2.1. Иск Новикова к ЗАО.

     2.1.1. Первое апелляционное обжалование решения по иску Новикова. 

     ЗАО восстанавливают процсрок апобжалования. Суд апинстанции, рассмотрев дело по правилам первой инстанции, отказывает ЗАО с доводом, образно говоря, «у кого печать, тот и директор».

     2.1.2. Первое кассационное обжалование решения апинстанции по иску Новикова.

     Суд касинстанции отменяет решение суда апинстанции в связи с неисследованием ряда доказательств.

     2.1.3. Второе апобжалование решения по иску Новикова.

     Суд апинстанции, не оставляя довода о печати, выдвигает на первый план новый довод: Полномочия Ковалёва явствовали их обстановки, в которой совершалась спорная сделка. 

     2.1.4. Суд касинстанции оставляет решение суда апинстанции в силе.  

     2.2. Иск ЗАО к Новикову о признании сделки недействительной.

     2.2.1. Суд первой инстанции в удовлетворении иска отказал со ссылкой на преюдициальную силу решений иных судов.

     2.2.2. Суд апинстанции в удовлетворении требования отказал в доводом о том, что у Ковалёва были «полномочия из обстановки». 

     Сейчас ЗАО готовит кассационную жалобу. В случае неуспеха и с этим иском, ЗАО рассматривает возможность возбуждения иска от собственника ЗАО. Таким образом ЗАО предполагает исправить свою тактику, увязать её с позицией судов, а также избежать преюдиции. 

     3. Ход уголовного преследования.

     В возбуждении угдела ЗАО отказано. По всей видимости, этот отказ носит обычный «технический» характер — следователю не хватило времени для проведения проверки. В то же время, согласно инсайдерской информации из достоверных источников, следователь просто не знает, как расследовать такое дело. Сейчас ЗАО пытается обжаловать отказ в возбуждении угдела. 

     4. Рождается мошенническая схема?

     Как понимаю, используя современное состояние судпрактики, на основании «полномочий из обстановки» можно конструировать эффективные и относительно безопасные мошеннические схемы. Что для этого нужно?

     4.1. Подыскать обиженного на работодателя или просто дюже корыстного работника. Спектр годных должностей весьма широк. В иллюстрации это заместитель ЕИО. В судпрактике обнаруживал прорабов и т.п. лиц. Коллеги рассказывали о кладовщике, секретаре руководителя организации.

Заметьте, в отличие от ЕИО, такие работники не несут материальной ответственности в связи с заключением таких сделок. Реально за такие «косяки» взять с них нечего, они безнаказанны.

В отличие от продавцов и кассиров с ними невозможно заключить тот же договор о материальной ответственности. 

     4.2. Желательно, чтобы работник-подельник имел доступ к круглой печати организации. По моим наблюдениям, отношение к оттиску печати в документе уже давно только как к декоративному элементу оформления документа.

Такое отношение до недавнего времени было и у меня. Круглая печать организации нередко хранится в ящике стола секретаря. Часто её выдают различным работникам организации, напр., экспедитору.

То есть, получить доступ к круглой печати организации хотя бы на короткое время, как правило, быстро и легко. 

     4.3. Что может помешать заключить, напр., договор поставки с кладовщиком, подписать передаточные акты, заверить всё это оттиском круглой печати, вчинить иск и в результате получить деньги и пр.

имущество организации? Исходя из изложенного, существенных препятствий для этого не вижу.

Благодаря судпрактике «полномочий из обстановки» полномочий на заключение сделок у кладовщицы тёти Глаши даже больше, чем у исполнительного органа. 

     ВОПРОСЫ К УВАЖАЕМЫМ КОЛЛЕГАМ

     1. Какие вы видите эффективные способы противодействия злоупотреблениям «полномочиями из обстановки»? Считаете ли вы приведённую (или какую-либо иную) мошенническую схему с их использованием реалистичной? Или ситуации из иллюстрации казуистика? 

     2. Видите ли вы перспективу поворота дела для ЗАО? В любом случае, поделитесь, пожалуйста, своим пониманием. Что Вы считаете необходимым сделать ЗАО, чтобы вернуть взысканные деньги за несуществующую аренду? Как в части арбитражного судразбирательства, так и уголовного преследования. 

Приложения (см. файлы справа от статьи):

1) Апелляционная жалоба по первому делу.

2) Ходатайство о восстановлении процсрока (несколько необычное).

3) Первая кассационная жалоба по первому делу.

4) Вторая кассационная жалоба по первому делу. 

5) Сообщение о преступлении.

6) Исковое заявление о признании сделки недействительной.

7) Пояснения истца на отзыв ответчика (по требованию суда во втором деле).

8) Апелляционная жалоба по второму делу. 

—  

Источник: https://zakon.ru/Discussions/moshennichestvo_s_ispolzovaniem_polnomochij_iz_obstanovki/4982

Судебное дело
Добавить комментарий