Что можно предпринять, чтобы муж не забрал у меня сына?

Если бывший муж угрожает забрать ребенка после развода, что можно сделать

Что можно предпринять, чтобы муж не забрал у меня сына?

В некоторых семьях развод чреват тем, что прежний муж угрожает забрать детей. Для этого используются разные методы. Среди них психологическое воздействие, шантаж, попытки лишить мать родительских прав.

Некоторые отцы решаются на радикальные меры, похищая ребенка с садика, детской площадки. С такими действиями нужно бороться, но законными способами. Помогает обращение в суд, правоохранительные органы. Окончательным итогом становится восстановление прав матери.

Кстати, описанная ситуация встречается и тогда, когда расторжение брака официально не оформлено, но родители подростка живут отдельно. Как бы там ни было, следует придерживаться конкретного плана отстаивания своих прав. Разработать его и реализовать поможет предлагаемый материал.

Развод двух некогда близких людей, к тому же имеющих общих маленьких детей, нередко сопровождается спорами об их дальнейшем проживании. Ведь ст. 61 СК РФ априори предусматривает для родителей не только равные обязанности, но и права.

Сказанное касается и адреса будущего места проживания несовершеннолетнего.

На первое место после рассмотрения искового заявления о расторжении брака, выходит добровольное соглашение между родителями о том, где дальше будет жить ребенок. Когда договоренностей нет, вправе вмешаться суд на основании п. 3 ст. 65 СК РФ.

Факторы, принимаемые дополнительно во внимание:

  • возраст несовершеннолетних, их пол;
  • личная привязанность к матери или отцу;
  • нравственные качества каждого из родителей;
  • возможность для полноценного развития несовершеннолетнего.

С другой стороны существует такая картина. По ст. 66 СК РФ тот из родителей, с которым на данный момент живет ребенок, не должен чинить препятствия на общение, воспитание иным близким родственникам. Это и является камнем преткновения.

В прессе и на телевидении с завидной периодичностью появляются новости о том, что отец решился принудительно забрать сына у его матери. При этом речь даже может идти о применении физического насилия.

Женщине важно защитить свои права, опираясь на создание достойных условий для воспитания, развития. Подойдут любые допустимые действия.

Если супруг насильно забрал ребенка и не отдает до развода, куда обращаться

Такая ситуация возникает тогда, когда брак еще не прекращен, но родители уже достаточно долго не живут вместе. Отцы применяют приемы изобретательности: перевозят сына к родственникам, скрывают от матери его место нахождения.

Понятно, что женщина при данном развитии событий находится не в очень хорошем психологическом состоянии. Тем не менее, когда отец похитил ребенка у матери конкретные действия предпринимать нужно.

Первым шагом станет обращение в службу по опеке. Именно этот орган способен решить конфликт родителей в отношении места проживания подростка. При подготовке заявления необходимо руководствоваться ст. 66 СК РФ.

Параллельно пишется обращение в полицию. Ведь фактически имело место похищение человека, что подпадает под п. «д» ч. 2 ст. 126 УК РФ. Она предполагает наказание в виде лишения свободы на 5 – 12 лет. Однако чаще всего стражи порядка к виновнику ограничиваются административной ответственностью, предусмотренной ст. 5.35 КоАП.

В заявлении делается акцент на отсутствие фактических брачных отношений длительное время, взаимную неприязнь. Указывается, на отсутствие согласия женщины.

Эти действия в дальнейшем будут доказательством противоправных поступков отца в суде по иску матери об определении адреса проживания ребенка.

На практике принимается возраст несовершеннолетних. Если уже исполнилось 10 лет, дети вправе высказать свое мнение на счет того, с кем хотят остаться.

Возможно, ли лишение матери родительских прав

С целью забрать к себе ребенка в официальном порядке, некоторые отцы идут на то, чтобы лишить бывшую супругу родительских прав через суд. Одновременно в заявлении присутствует требование об установлении места жительства.

В ст. 69 СК РФ прописаны причины, по которым один или сразу оба родителя могут быть избавлены своих прав по отношению к несовершеннолетним. Они подтверждаются документально.

Перечень возможных доказательств:

  • выводы органа опеки и попечительства;
  • медицинские заключения;
  • рапорта от сотрудников правоохранительных органов.

Список дополняется в зависимости от повода, побудившего обратиться в суд. Документы собираются заблаговременно. Это ускоряет дальнейшее рассмотрение дела.

Основания для утраты родительского статуса:

  • отсутствие какого-либо участия в воспитании, обеспечении детей всем необходимым;
  • проявление к ним физического, психологического, сексуального насилия хроническое злоупотребление алкоголем, наркотическими веществами;
  • склонение подростка к совершению неправомерных действий – мелкое воровство, попрошайничество.

Перед тем, как подается иск, следует обращение в службу по опеке. Она проводит обследование условий проживания ребенка, а также его отца, и затем предоставляет свои письменные выводы по существу обращения матери.

Заявление рассматривается судьей в присутствии непосредственно сторон спора, а также сотрудника опеки, прокурора. Исследуются письменные доказательства, показания свидетелей, мнения экспертов. После этого выносится решение в части лишения родительских прав и места жительства несовершеннолетнего.

Когда суд удовлетворил иск, мать теряет юридическую связь с ребенком. В частности, она лишается возможности видеться с ним и принимать участие в его воспитании. Кроме того, утрачивается право наследования имущества в случае его смерти в любом возрасте.

В рассматриваемой ситуации у женщины существует два варианта действий. Первый из них заключается в обжаловании принятого решения в апелляции. В случае отсутствия результата опускать руки не стоит.

Мать спустя определенное время вправе восстановиться в собственных правах. Для этого приводятся доказательства исправления. Учитывается мнение и несовершеннолетнего в том случае, когда он уже дорос до десяти лет.

Приемы в суде

Жизнь показывает, что когда отец с недобрыми намерениями хочет во что бы то ни стало забрать к себе сына, используются любые методы. Они иногда выходят за рамки закона. Поэтому женщинам нужно знать о контрмерах.

На помощь в этом часто приходят другие люди, которые могут подтвердить обстоятельства дела. К их числу относятся друзья и соседи, подписчики в социальных сетях.

Типичные действия мужчины:

  • использование финансовых возможностей;
  • работа со свидетелями, включая их стимулирование для нужных показаний;
  • воздействие на самого ребенка.

Опишем несколько распространенных уловок и способы противодействия им. Главное для матери не сидеть, сложа руки.

Недостоверная характеристика

Мужчина может представить в суд сведения в положительном ключе о себе, которые не соответствуют действительности. Опровергнуть их может, как ответчица, так и свидетели с ее стороны. Чем больше привлечено людей, тем озвученные показания будут весомее для суда.

Встречаются случаи, когда лица, приглашенные для дачи объяснений, откровенно врут. И предупреждение об уголовной ответственности их не останавливает.

Подвох в силах распознать опытный адвокат. Он же обратит внимание суда на имеющиеся неувязки озвученных свидетельств с иными доказательствами.

Фиктивное заключение экспертизы

В рамках рассмотрения дела суд чаще всего назначает судебно-психологическое исследование о действительных взаимоотношениях между родителями и детьми, степени уважения к каждому. И бывают ситуации, когда эксперт идет на сговор с истцом, несмотря на последствия.

При таком варианте развития событий требуется настаивать на проведении повторной экспертизы. Ею займется уже другой специалист.

Заблаговременно обозначается круг вопросов, которые предстоит выяснить. Они обязательно отразятся в судебном определении.

Чаще всего он имеет место в той ситуации, когда несовершеннолетний уже перешел порог в 10 лет. Тогда его мнение с кем остаться из родителей зачастую становится определяющим.

Некоторые представители сильного пола этим пользуются, обещая ребенку игрушки, модные гаджеты, современные вещи взамен того, что он выскажет пожелание остаться с отцом. Обман допустимо раскрыть.

На помощь придут все те же специалисты в области психологии. В их арсенале существуют методики, помогающие выявить факт манипуляций.

Судебная практика

Анализ прецедентов свидетельствует о том, что суды комплексно подходят к решению проблемы. Зачастую в случае спора по детям одновременно рассматриваются встречные иски родителей. В ходе слушаний назначаются психологические экспертизы о привязанности ребенка, методов его воспитания.

Заслушиваются показания свидетелей, названных истцом, ответчиком. Доказательством является заключение ответственного сотрудника опеки, проверяющего со своей стороны возможность проживания несовершеннолетнего у матери или отца. Помимо этого оцениваются характеристики с места работы, проживания.

Ниже приводится несколько прецедентов. Из них можно сделать вывод о том, что когда отец забрал ребенка против воли матери, суды не всегда становятся на сторону последней.

Основные причины отказа:

  • регулярное проявление насилия;
  • пристрастие к алкоголю;
  • неправильно выбранная тактика воспитания.

Суды в своих решениях каждое из перечисленных обстоятельств обосновывают. По некоторым делам мотивировка позиции занимает несколько страниц.

Применение норм международного права

Бородинский районный суд Красноярского края рассмотрел взаимные иски отца и матери по спору об установлении места проживания несовершеннолетней девочки. Женщина настаивала на том, что отец забрал ребенка силой.

В свою очередь мужчина настаивал на том, что только он может обеспечить дочь материально и предоставить ей достойные условия для воспитания. Он сослался на то, что дочь тянется к его родителям – бабушке и дедушке.

При рассмотрении дела были допрошены свидетели от каждой из сторон, изучены материалы от опеки, психологов – педагогов. В тексте итогового решения была сделана ссылка на Декларацию прав ребенка, утвержденную Генеральной ассамблеей ООН 20.11.1959 г.

Источник: https://sud-isk.ru/sry-o-det/muzh-ugrozhaet-zabrat-detej.html

Заповеди матери в войне за ребенка

Что можно предпринять, чтобы муж не забрал у меня сына?
English version режим «ночь» режим «день»

 /  Блог детектива  /  Заповеди матери в войне за ребенка

Отец не дает ребенка матери или хочет забрать себе, что делать в такой ситуации? С таким вопросом к нам часто обращаются женщины, которым не у кого попросить помощи, совета. Развод с мужем при наличии детей не всегда оборачивается в пользу жены.

Ведь она была абсолютно уверена, что суд и закон полностью на её стороне. Но это опасное заблуждение, которое приводит к тому, что дети переходят к отцу. №1 Не пускайте дело на самотекБольшинство обратившихся к нам женщин объединяет одна и та же общая ошибка.

Поначалу они не придавали большого значения попыткам бывшего мужа заполучить ребенка. Рассуждают мамы обычно так: “Я психически здорова, не алкоголичка, не хожу по мужчинам.

Кто же посмеет забрать у меня ребенка?” По логике этих женщин, обстоятельства складываются в их пользу, а значит тратить деньги на адвоката и ходить в суд не нужно. Поверьте, не стоит недооценивать оппонента и полагаться на традицию Фемиды вставать на сторону женщины. Множество матерей на этом и погорели.

Даже вынесенное в вашу пользу и вступившее в силу решение суда – не повод расслабиться. Бывший муж может элементарно нарушить то самое решение, без проса забрав ребенка себе и затем, например, вывезти за рубеж.

№2 Берегитесь вероломства

Следите за поведением бывшего мужа. Если враждебный тон вдруг сменился на дружелюбный, будьте бдительны. Возможно это отвлекающий маневр. Истинной же целью может являться изъятие ребенка. Нередко так и случается: отец увозит к себе ребенка после прогулки, на которую мать сама отпустила чадо.

Отпускайте ребенка гулять с отцом только будучи уверенной в том, что в назначенное время он его вернет. Будьте очень осторожны, если у бывшего супруга внезапно вспыхнет стремление заботиться о вашем здоровье, оплачивать лечение или санаторий, обследовать ваше здоровье у своих «хороших друзей».

Вы рискуете оказаться в психиатрической клинике, привязанной к кровати, с лошадиной дозой психотропного препарата в крови и очень «страшным» диагнозом в медицинской карте.

№3 Хватит иллюзий

Удивительно, но многие женщины, после того как муж отобрал ребенка, прекращают реальную борьбу за родительские права. Все превращается в видимость бурной деятельности. И теперь борьба происходит исключительно на бумаге. Пишут кому только можно: суды, полиция, приставы, прокуратура, депутаты. Даже самому президенту шлют свои истории на двадцати листах.

Но в ответ в лучшем случае приходит отписка в стиле “ваше обращение принято к рассмотрению”. Запомните, никакая бумажная волокита даже при наличии адвоката не поможет вернуть ребенка. Хватит тешить себя надеждой, что какой-нибудь генерал, большой чиновник после вашего письма всплакнет и направит спецназ для спасения малыша из отцовского плена.

Не пытайтесь бумагами (если это не денежные банкноты) заставить работать участкового или приставов. Нет смысла состязаться с бюрократической машиной в бумагомарании. Система все равно в этом жанре непобедима. Должностные лица за годы просиживания штанов до совершенства довели свое умение избегать работы. Вы для них обуза и лишняя головная боль.

№ 4 Осторожнее с адвокатами

Да, бывшие мужья охотно и регулярно подкупают адвокатов. Юристы в свою очередь отрабатывают гонорар. Вас уверяют в том, что судебный процесс успешно идет к победе, что правда, да и сам судья на вашей стороне. Отрицательное решение станет шоком для вас. Адвокат лишь пожмет плечами и уедет на новом автомобиле. При этом доказать факт подкупа практически невозможно.

Решение тут простое: ходите в суд лично. На каждое заседание. Личное присутствие само по себе сыграет вам на руку, судья примет во внимание вашу заинтересованность. Но главное, что вы сами будете все видеть и слышать. У вас также есть возможность вести диктофонную запись. Затем материалы можно предать стороннему адвокату для независимой оценки.

№5 Разные весовые категории кошельков

Как и в единоборствах, в войне за ребенка есть свои весовые категории. Речь идет о толщине родительских кошельков. Подобный спор редко затевают простые труженики. Мужчина среднего заработка вполне согласиться на роль “воскресного папы” при условии, что мать полностью адекватна.

За воинственными отцами, как правило, стоит мощный финансовый и административный ресурс. Это значит, что он имеет возможность нанимать лучших юристов, детективов, журналистов и других нужных людей.

Такой отец запросто может подкупить полицию, органы опеки, не говоря уже о няне или классном руководителе ребенка. Этому отцу не составит труда насолить вашим близким, разрушить ваш бизнес, сломать карьеру, даже нанять хулиганов для запугивания.

Поймите, что для таких отцов это уже не просто деньги, это патроны, которых он для вас не пожалеет.

№6 Не доводите мужчину до бешенства

Конечно, порой очень хочется бывшему чуть-чуть отомстить. Чтобы понял, как много он потерял. Вы можете не брать трубки, не отвечать на смс, отменять запланированные встречи ребенка с папой. Причем, делать это все хитро, дескать, ребенок сам не сильно стремился увидеть папу.

Порой, женщина стремится показать, что после развода ее личная жизнь не кончилась, а даже обрела новые краски. И вот уже ваш малыш болтает ножками на плечах вашего нового ухажера. Подобные фото, видео, где вдобавок ко всему чадо называет незнакомого дядю “папой”, только усугубят ситуацию.

Велик риск, что однажды вы не обнаружите ребенка на детской площадке, в секции тенниса, школе или детском саду. Вы будете долго искать любимого сына или дочь и никакие бойфренды вам не помогут. Потому воздержитесь от колкостей в адрес бывшего мужа. Злорадство никому не делает чести.

Радость от таких “уколов” сомнительная, а вражда с экс-супругом может разгореться нешуточная. И пострадает, в первую очередь, ваш общий ребенок.

№7 Морально готовьтесь к статусу обвиняемой

У отцов есть два ключевых метода борьбы с бывшей женой: тюрьма и психушка. Причем, тюрьма сейчас в приоритете. Наши органы, конечно же, не бескорыстно, работают по принципу: «был бы человек, а статья найдется». Наиболее популярные “заказные” статьи в войне за ребенка это «мошенничество» (ст.

159) и статьи связанные с хранением, транспортировкой и употреблением наркотиков (ст. 228). Следом за ними, правда, с большим отрывом идут: нанесение телесных повреждений и угроза убийством.

Если риск возбуждения против вас уголовного дела велик, имеет смысл подать в Следственный комитет и органы прокуратуры превентивное заявление. Следует сообщить о наличии спора о месте постоянного проживания ребенка. Также расскажите о своих опасениях относительно возможных провокаций в свой адрес.

Это, конечно, не сможет уберечь вас от обвинения, но в числе прочих мер защиты позволит смягчить удар и сильно усложнит жизнь оппонентам.

№8 Ищите союзников

Сочувствующие окружают вас со всех сторон. Присмотритесь. В школе, детском саду, поликлинике. Все ключевые точки на карте боевых действий – это женские коллективы. там говорить, даже у судьи в абсолютном большинстве случаев под черной мантией бьется сердце матери.

Это очень важный момент! Женская солидарность – великая сила. Постарайтесь грамотно воспользоваться этим преимуществом. Будьте адекватны, приветливы, вежливы. Говорите спокойно, без грубых слов.

Проявите скромность: оденьтесь просто, но со вкусом, не размахивайте новым смартфоном и ключами от дорогой иномарки. Вам должны сочувствовать, а не завидовать. И это явно не тот случай, когда нужно кичиться материальными благами.

Простые и неизбалованные тетки из органов опеки должны видеть перед собой страдающую мать, а не богатую стерву. Таких не любят.

№9 СМИ – в вашем арсенале

Задействуйте в войне СМИ и социальные сети. Но помните, это уже тяжелая артиллерия. Бьет она, порой, без разбору. Тут важна точность наводки. В первую очередь важно исключить возможность судебных исков со стороны оппонента. Избегайте оскорблений, наговора, оперируйте только фактами. Сама ситуация уже складывается в вашу пользу. Вы мать, женщина, слабый пол.

Расскажите всем, как вы боретесь за ребенка, какие вам строят при этом козни. Поведайте об этом миру простым, человеческим языком. Обратитесь в редакции СМИ, хотя бы сделайте пост на своей стене в социальной сети. Поверьте, откликнутся очень многие. Общественный резонанс привлечет к вам внимание компетентных органов и будет служить защитой от пакостей со стороны бывшего мужа.

№10 Учитесь жить «на осадном положении»

Если стало очевидно, что бывший муж твердо решил забрать ребенка и договориться не получается, ройте окопы. Придется какое-то время жить на осадном положении. Это нервно и трудно, но другого пути нет.Хорошо в этом случае куда-то уехать вместе с ребенком, пока суд не вынес положительное решение.

В случае переезда смените и номер мобильного телефона. Новая сим-карта должна быть зарегистрирована не на вас. У метро такими “симками” торгуют постоянно. Не вставляйте новую карту в старый аппарат, обзаведитесь новым. Избегайте самолетов и поездов. Перемещайтесь на машине.

Если все же летите в другую страну – покупайте билеты иностранных авиалиний с несколькими пересадками. Улетать лучше из Минска, куда без труда можно добраться на машине. Если приняли решение остаться в стране, напишите заявление в пограничную службу ФСБ России с просьбой временно ограничить ребенку выезд за границу.

На время острой фазы противостояния ребенка лучше перевести на домашнее обучение, отказаться от секций и кружков. Поговорите с учителями, напишите заявление с указанием всех лиц, которые могут забирать из учебного учреждения ребенка. Убедитесь, что у педагогов есть номер вашего телефона, пусть звонят вам в любой тревожной ситуации.

На прогулку ребенку лучше выходить с матерью и вторым сопровождающим (желательно мужчиной). Внимательно смотрите по сторонам, не отходите слишком далеко от дома. Если видите во дворе подозрительных людей, лучше перестрахуйтесь. Заранее проведите с ребенком беседу о действиях в экстренной ситуации.

Расскажите о всех важных телефонах, адресах, о том, как вести себя, если увезли против воли. Не лишним будет также снабдить ребенка миниатюрным GPS-маячком. Подъезд дома и пространство перед входной дверью желательно оборудовать видеокамерами.

Не поскупитесь на качественное оборудование с хорошим разрешением и видеорегистратор с достаточным объемом памяти. В случае противоправных действий отца или его помощников, это позволит вам собрать ценные доказательства.

* C полным списком правил жизни на «осадном положении» вы можете познакомиться в книге «война за детей»

В книге подробно описаны самые распространенные ошибки в войне за ребенка, а также тактика его розыска и возврата при незаконном удержании одним из родителей. Даны практические рекомендации по сбору доказательств и аргументов для суда в спорах о лишении родительских прав.

Источник: https://dalegion.com/blog/146-10-zapovedey-materi.html

Новый закон поможет защитить права детей, которым не дают общаться с близкими родственниками

Что можно предпринять, чтобы муж не забрал у меня сына?

Президент России Дмитрий Медведев подписал федеральный закон “О внесении изменений” в отдельные законодательные акты об определении места жительства детей во время бракоразводного процесса. Теперь административная ответственность ждет родителей, лишивших детей права на общение с отцом, матерью или другими близкими родственниками.

Наказанием за это будет штраф в размере от двух до трех тысяч рублей. А за повторение – штраф от четырех до пяти тысяч рублей или административный арест на срок до 15 суток.

Наша история как раз о таких правонарушителях.

… Судья Кузьминского райсуда Москвы Ирина Пронина вынесла определение о принудительной передаче шестилетнего Матевоса А. от его отца – матери, Елене Уколовой.

Хотя в отечественной судебной практике такое решение стало прецедентом, событие по большому счету осталось для общества незамеченным, бума публикаций по этому поводу как-то не случилось.

Тогда как такой вердикт суда может иметь, без преувеличения,  жизненно важное значение для тысяч людей.

Прерванная колыбельная

Дележ детей разводящимися родителями вышел из разряда дел о невидимых миру слезах, когда одни за другими разразились сразу несколько судебных войн, в которых истцами и ответчиками были vip-папы и мамы.

Громкие, известные всей стране имена обеспечили им  широкий резонанс и вывели на белый свет остававшуюся до этого в тени общественного беспокойства проблему – о ней заговорили много и громко. Сразу выяснилось: таких драм в стране тысячи.

И случай Елены Уколовой – один из них.

Лена вышла замуж за Оганеса А. в 2004-м. В том же году в молодой семье родился сын, которого назвали в честь деда Матевосом. Как рассказывает молодая женщина, муж только после свадьбы начал говорить ей о делах своих и своего отца в начале “лихих” 90-х.

В то время, по словам Оганеса, без благословения ее авторитетного свекра в Москве не открывалась ни одна розничная торговая точка, ни одна АЗС. Тогда же они обзавелись и надежными знакомствами в силовых структурах.

Лена не хотела принимать всерьез рассказы мужа, но многое в жизни их семьи и семьи родственников супруга заставляло задуматься. Кстати, крестным отцом сынишки стал совсем не маленький чин из МВД.

Поведение же отца ее ребенка стало меняться, и это рождало в Елене тревогу: а осталось ли то его “прошлое” действительно в прошлом? Конфликты, рожденные поиском ответа на этот ее вопрос, закончились тем, что в один из весенних вечеров 2008 года Оганес в буквальном смысле выгнал жену из дома, не разрешив при этом забрать трехлетнего сынишку. Не отдал он ей ребенка и после развода. Суд, куда обратилась Лена, затянулся, и решение об определении места жительства Матевоса с его матерью было вынесено лишь в апреле 2009-го. Но в жизни матери и ее сына ничего не изменилось: мальчика Лене отдавать не собирались, даже не разрешали его навестить.

– Сына последний раз видела летом 2009 года, – рассказывает Елена. – Во дворе, когда он гулял с отцом. Бывший муж с кулаками бросился, закрыл его от меня, запихнул в машину и уехал. По телефону проинформировал: “Не волнуйся, у нас все в порядке, я сыну сказал, что ты умерла”.

Закон по понятиям

Судебные приставы, к которым обратилась Уколова с решением суда и исполнительным листом, мягко говоря, отнеслись к делу без всякого энтузиазма.

– В нашем законодательстве не прописаны нормы, обеспечивающие решение суда о передаче ребенка от одного родителя другому.

В том числе – и о  принудительной, – поясняет Евгений Архипов, председатель Ассоциации адвокатов России за права человека – правозащитной организации, занимающейся делом Елены Уколовой.

– Суды просто выносят решение об определении места жительства ребенка – с папой или с мамой, а дальше – разбирайтесь сами.

 При этом, как объяснил нам Архипов, глагол “определить” толкуется судьями как установленный факт: определили – значит решили, назначили, и так тому и быть.

Но – велик и могуч наш язык  – родитель, чаще всего отец,  проигравший спор о ребенке, находит в толковых словарях иное понятие того же слова: суд “определил”, – то есть просто выразил свое отношение к предмету спора, с которым можно и не согласиться.

И, что существенно, совершенно безнаказанно: в судебном решении ведь не говорится, что ответчик ОБЯЗАН это сделать и что в случае неисполнения его могут наказать в соответствии с такой-то статьей такого-то закона. Да такой, серьезной, статьи попросту и нет в нашем законодательстве.  А  это приводит к массовому неисполнению подобных судебных решений по всей России.

Единственное, на что тогда уповает любая мать, –  судебный пристав, получив исполнительный лист, вернет ей ребенка. В соответствии с решением суда и законом. Но и приставы, в свою очередь, толкуют слово “определить” по-своему: для них это – установить, что ребенок  проживает с матерью. Или – не проживает. А про то, чтобы у отца ребенка забрать, в решении суда ведь ни слова нет.

Вот и получившие от Елены исполнительный лист служители справедливости рвение проявлять не торопились, пытались даже отказать в возбуждении исполнительного дела, ссылаясь на законодательство, ограничивающее их возможности.

Хотя, если вчитаться в соответствующие статьи Семейного кодекса РФ и законов “О судебных приставах” и “Об исполнительном производстве”, – все необходимые меры, которые могут в таком деле применять приставы, худо-бедно, там имеются.

Процитируем для убедительности сказанное “РГ” директором Федеральной службы судебных приставов Артуром Парфенчиковым: “Согласно Закону “Об исполнительном производстве” судебный пристав-исполнитель вправе самостоятельно производить розыск должника, его имущества и розыск ребенка. (“Чувство долга” – “РГ”  № 54 от 16.03.2011 г.).

Но, добавим, это  – при условии, что суд выскажется о необходимости принудительной передачи ребенка от одного родителя другому. То есть, нужно, чтобы исполнительный лист содержал требования об отобрании ребенка.

И Лена, собственно,  все эти два года добивалась одного: чтобы судья Пронина разъяснила приставам, что означает ее решение “определить место жительства ребенка с матерью”. То есть, чтобы прозвучала формулировка о необходимости принудительного исполнения судебного вердикта.

Для этого Уколова подавала в Кузьминский райсуд заявления. А их отклоняли, объясняя, что по закону с таким ходатайством может обращаться лишь пристав. Впрочем, и у судебных исполнителей из Юго-Восточного АО Москвы с подачей ходатайства тоже ничего не вышло, судья Пронина дважды отказывала в их рассмотрении.

Потом Лене стало известно, что ее сын теперь живет у родственников отца в загородном доме в Подмосковье.

Это означало, что по территориальной принадлежности исполнительный лист теперь должен быть передан приставам Раменского района Московской области… Словом, с государственной системой исполнения судебных решений отношения у “взыскательницы Уколовой” не сложились.

“Значит, с ними нам вести неравный бой…”

Еще хуже они складывались с другой государственной системой, законом призванной “служить и защищать”, –  с милицией.

В апрельский день 2010 г. Елене, наконец, повезло: сестра Оганеса,  которой она, как всем другим родственникам бывшего мужа, все эти долгие месяцы пыталась дозвониться, узнать хоть что-то о сыне, – ответила. Но то, что сказала тетка мальчика, повергло в шок: “Матевоса украли, но семья сама с этим разберется”. И – бросила трубку.

Может, если бы не послесвадебные рассказы мужа о 90-х годах и его “странное” поведение, Лена не приняла бы эту информацию всерьез. Но тут – представлялись картины, одна страшней другой. Кинулась с заявлением о похищении ребенка в ГУВД. Там сказали – проверят.

Через несколько дней предъявили акт, из которого следовало, что оперуполномоченная отдела МУР, занимающегося делами о похищении детей видела в ОВД “Кузьминки” мальчика, которого привозил туда Оганес.

И потому,  заявили Уколовой,  ребенка искать не будут, потому что он не похищен, а проживает с отцом.

Елена задавала естественные в такой ситуации вопросы: “Почему на опознание ребенка не пригласили ее? Пристава, в чьем производстве находится исполнительное дело? Почему соседи по московской квартире Оганеса и по загородному дому его семьи, где якобы находится Матевос, говорили и ей, и приставам из Раменского района, что ее сына там не видели?”  Правоохранители на это сделали ей внушение: если будет настаивать на розыске ребенка, если будет продолжать искать, то проблемы будут уже у нее. А адвокат бывшего супруга пригрозил, что ее привлекут “за заведомо ложный донос о так называемом похищении”.

И ведь – могли бы! В соответствии с законом. Но почему-то не стали.

А ведь самое малое, что можно было бы сделать – в наш-то век Интернета и цифровых видеокамер с таймерами – разместить видеозапись с мальчиком в Рунете или послать ее Лене.

Чтобы, по крайней мере, успокоить материнское сердце. Да и правозащитников утихомирить: вот он – маленький Матевос, живой и счастливый. Но и этого не сделали. Не захотели. Или не смогли?

Ищем всем миром

Настаивать на розыске сына Елена, конечно, продолжила. В ее борьбе ей помогают правозащитные организации, и российские, и международные. Ее история – на контроле у Уполномоченного по правам человека в РФ Владимира Лукина и детского омбудсмена России Павла Астахова.

В прошлом году в День защиты детей Уколова обратилась за помощью в своем видеообращении к высшему руководству страны. Тогда же объявила о денежном вознаграждении в размере пяти миллионов рублей за возвращение ей сына.

Видимо, все это убедило судью Кузьминского районного суда Москвы Ирину Пронину все же принять в октябре прошлого года от пристава-исполнителя – на этот раз уже из Раменского района Подмосковья – ходатайство. В общей сложности пятое по счету.

Спустя почти пять месяцев это ходатайство она рассмотрела и вынесла долгожданное определение о принудительной передаче маленького Матевоса матери. Это решение суда отцом мальчика обжаловано не было и уже вступило в законную силу. 

С Еленой мы разговаривали два дня назад. На вопрос “Что – теперь?” она лишь покачала головой:

– Где мой ребенок, с кем он и что с ним, я до сих пор не знаю – жив ли, здоров ли? Чтобы приставы могли мне вернуть сына, для начала его нужно найти.

  Сейчас его, наконец, объявили  в федеральный розыск. По закону, поиском должна заняться милиция, то есть, теперь уже полиция. Надеюсь, что найдут. Если, конечно, захотят.

Но то, что мы добились такого определения суда, все же дает мне надежду.

https://www.youtube.com/watch?v=pXztxulS_EI

Председатель Ассоциации адвокатов России за права человека Евгений Архипов считает, что надежды должно теперь прибавиться и у тысяч матерей, чьих детей после развода, вопреки судебным решениям, удерживают у себя бывшие мужья:

– По нашей информации,  такое определение суда о принудительной передаче ребенка матери вынесено впервые и стало прецедентом для России. И хоть отечественное право не прецедентное,  как, скажем, в США или Великобритании, но… У наших судов появилось основание для ссылок на него по аналогичным делам.

Это создает новую судебную практику, связанную с определением места жительства ребенка с одним из родителей. Судьи, зная о таком случае, станут смелее и  вдумчивее в своих решениях. В результате и российская судебная практика может сдвинуться в сторону прецедента.

Тем более, что в высших судебных инстанциях все чаще поговаривают о том,  что “нам нужна прецедентная  судебная система”.

Источник: https://rg.ru/2011/05/05/malchik-site.html

«Муж забрал ребенка и исчез»

Что можно предпринять, чтобы муж не забрал у меня сына?

– Ростик пропал 1 марта. Тогда мы с Виктором еще не были официально разведены: суд дал нам время для примирения, – рассказывает 25-летняя Екатерина. – Правда, вместе мы уже не жили. Витя забирал Ростика на выходные. В этот раз обещал привезти на следующий день, но не привез. Он позвонил мне по телефону и сказал, что ребенка я больше никогда не увижу.

А когда я приехала на его съемную квартиру, не открыл дверь. Я стояла под дверью и битый час его уговаривала. Но Витя не реагировал. Тогда я вызвала милицию. Приехал наряд, но они сказали, что ничего сделать не могут. Мол, мы официально муж и жена. Сын находится с родным отцом. Мне посоветовали обращаться в суд.

В тот день я последний раз слышала голос своего Ростика…

Екатерина пошла в суд с иском о передаче ребенка на воспитание ей. Также она обратилась в Барановичскую прокуратуру, инспекцию по делам несовершеннолетних и в отдел образования Барановичского райисполкома.

– Я подымала всех, ведь отец моего сына не работал, был судим по статье за хранение наркотиков, – рассказывает Катя. – Я говорила неоднократно об этом в милиции. Но там был четкий ответ: он отец ребенка. И у него такие же права на сына, как и у меня.

«Он писал, что я и мой новый ухажер спим в кровати вместе с ребенком»

Свекровь Кати как представитель 29-летнего сына подала встречный иск на передачу Ростика отцу и алименты от Кати.

– Они утверждали, что я алкоголичка, занимаюсь проституцией и попрошайничаю в электричках, – говорит Екатерина. – Но я музыкант по профессии, я действительно занималась уличными постановками, что и соответствует моему образованию. Более того, сын у меня ходил в детский сад. И не пропускал занятий. Это же легко проверить.

Также в иске они написали, что я и мой «новый хахаль» спим вместе с ребенком в одной постели. Что этот мужчина пристает к сыну и всякое такое. Да, я встречаюсь с другим мужчиной, но то, что пишет Виктор – вранье. Судебное заседание по иску Кати состоялось через несколько недель после пропажи мальчика. Папа на заседание не явился ни первый, ни второй раз.

Не пришел мужчина и на заседание по встречному иску. От его имени выступала мать.

– В итоге суд принял мою сторону, было решено передать ребенка на воспитание мне, – рассказывает Екатерина. – Виктора объявили в розыск как ответчика по гражданскому делу. Однако до сих пор его не нашли… Объявить в уголовный розыск пропавшего сына я снова не могла. По закону он находится с родным отцом, а это не преступление…

Пока шли судебные разбирательства, мужчина вместе с малышом уехал со съемной квартиры. Сотрудники ИДН и отдела по опеке и попечительству пытались установить местонахождение мальчика, проверить, в каких условиях он живет.

– Нас официально развели 30 мая. Но с сыном вопрос не решен. И вот уже почти четыре месяца никто не знает, где ребенок и что с ним. Свекровь, когда ее спрашивают, говорит, что не знает, где они находятся, – сквозь слезы говорит Катя.

– Я держусь, пытаюсь что-то сама делать и бороться за сына. Уже распечатала и стала расклеивать объявления о поиске сына и мужа. Создала группу для поиска Ростика. Мне иногда пишут, что видели его, то тут, то там, но найти их не удалось.

«Мне было очень страшно признать, что у нас далеко не все идеально»

– Я тогда училась в музыкальном училище по классу фортепиано. Влюбилась в него без памяти. Он был на четыре года старше. Красивый, умный… – вспоминает Катерина, когда я прошу ее рассказать о Викторе.

– Мне тогда казалось, что вот это самая настоящая любовь. Говорил, что меня любит, и ради меня готов на все. Витя уже тогда не нравился моим родителям. Мама и подруги меня отговаривали от этого брака.

Но я не слушала.

Он умел говорить то, что я хотела слышать. Говорил, что у него есть куча планов, как мы будем жить, что через два года будет и машина, и квартира.

Через четыре месяца забеременела. У мужа были проблемы с работой. Я перевезла его в Минск, надеясь, что новый город поможет начать ему новую жизнь. Он играл на барабанах, у него хорошо получалось, мечтал стать звездой. Но не выходило.

Я, как любящая жена, его поддерживала. Верила ему. На тот момент я работала в музыкальной школе, а он все искал и не мог найти себе места. Жить становилось все хуже и хуже. Он начал меня избивать.

Однажды он мне беременной сломал челюсть…

– Вы заявили в милицию?

-Нет. Я просто сходила к врачу и все. Витя умолял меня простить его. Я снова его пожалела и ему поверила… На тот момент ни единая душа не знала о том, что у нас происходит. Даже мама. Для всех я делала вид, что у нас благополучная и идеальная семья.

Мне было очень страшно признать, что у нас далеко не все идеально, далеко не все так хорошо. И что моя любовь не такая всесильная, как я думала. В этом страхе и самообмане я жила до прошлого года. А ситуация становилась все хуже и хуже.

Витя начал читать Гитлера, стал все чаще оскорблять меня, запрещать мне работать и водить сына в сад.

– На какие деньги вы жили?

– На пособие и деньги, которые его мама передавала. Всего этого я не выдержала, честно. Я стала замечать, что мой сын подходит и со злостью бьет меня кулачками. В конце прошлого года я подала на развод.

ОФИЦИАЛЬНО

«Пока ребенок с отцом, в уголовный розыск мальчика объявить невозможно»

– Мы осуществляли неоднократно выезды в семью совместно с комиссией по делам несовершеннолетних и инспектором по делам несовершеннолетних, – рассказала «КП» заведующая сектором охраны и детства отдела образования Барановичского горисполкома Татяьна Столярчук.

– Выезжали и на съемную квартиру, и по месту проживания отца, и по месту проживания бабушки отца, чтобы удостовериться, находится ли ребенок в безопасных условиях проживания. Но по этим трем адресам не было установлено каких-то следов проживания мальчика. Отсутствовали детские вещи.

Где находится мальчик, неизвестно.

Областной суд решил передать ребенка матери на воспитание. Она ребенком занималась. Ребенок ходил в детский сад. Мы проводили обследования места жительства матери. Она создала условия для проживания ребенка. Никаких претензий к ней по воспитанию ребенка не было.

– Отец ребенка сейчас находится в розыске как ответчик по гражданскому делу о передаче ребенка матери, – объяснили в правоохранительных органах. – Объявить ребенка в уголовный розыск невозможно. У отца, пока он не лишен родительских прав, есть точно же такие права на сына, как и у матери.

ДРУГОЙ ВЗГЛЯД

«Отец боится, что Екатерина вывезет ребенка за границу навсегда»

К сожалению, связаться с отцом мальчика «Комсомолка» не смогла. Мы дозвонились до бабушки мальчика, которая представляет интересы отца ребенка в суде

– Это не его прихоть и не месть, – рассказала нам женщина. – Виктор забрал ребенка, находясь в законном браке с супругой, чтобы исключить общение сына с новым сожителем Екатерины Григорьевны. Тот негативно влиял на мальчика и мог нанести ему психологическую травму. Более того, сын уверен до сих пор, что состоит с ней в законном браке.

Так как с решением суда он до сих пор не ознакомлен. Также мой сын не хочет, чтобы ребенка брали с собой петь в электричках. Ведь мама мальчика этим занималась. И потом, она собиралась вместе с сыном уехать навсегда за границу. Прямо так и говорила, что, как только найдет Ростика, исчезнет. Мол, мы больше никогда не увидим ни ее, ни ребенка.

– Где сейчас ребенок, и что с ним?

– С ним все хорошо. Отец круглосуточно находится с ребенком и занимается воспитанием сына. Точно сказать, где они, я не могу. Виктор мне звонит и рассказывает все подробно.

– Почему мальчику не дают встречаться с матерью?

– Екатерина Григорьевна может в любой момент схватить ребенка и увезти, как я уже говорила. И сын этого опасается.

– Почему же ваш сын не появляется в суде?

– Я представляю его интересы по доверенности. Дело в том, что ему психологически тяжело находиться в суде. Тем более видеть, как его бывшая жена приходит с новым мужчиной.

Источник: https://www.kp.by/daily/26250/3130709/

Судебное дело
Добавить комментарий