Как доказать то,что факт рукоприкладства является ложным?

Водителям вменяют аварии, которых не было

Как доказать то,что факт рукоприкладства является ложным?

«Автоподстава» или судебная ошибка? Как стало известно «Ъ FM», москвичей стали чаще подозревать и признавать виновными в оставлении места ДТП, которых в действительности не было. Дела же возбуждались на основании заявления якобы пострадавшей стороны. Каковы шансы доказать свою невиновность? И что, кроме лишения прав, грозит ответчику? Разбиралась Аэлита Курмукова.

Москвич Александр получил извещение от ГИБДД, в котором сообщалось, что ему нужно явиться на осмотр автомобиля. По данным инспектора, он якобы скрылся с места ДТП, повредив чужую машину. Сам мужчина говорит, что аварии вообще не было: «Я поехал с сотрудниками на предполагаемое место ДТП.

Причем сами инспекторы не могли толком назвать адрес, где произошла авария — в протоколе значился дом №12, но эта строчка была зачеркнута, вместо этого написано дом №22. Я теоретически в этом районе был где-то в течение получаса. Есть две фотографии: из салона пострадавшей машины и моего заднего бампера.

При этом на изображении видно, что меня внутри автомобиля нет. Инспектор ГИБДД рассказал, что дама — владелица пострадавшей Audi — искала меня целую неделю, и, по ее мнению, вина за произошедшее лежит на мне. Там есть фотография решетки радиатора, на которой появились полосы и притертости.

Но у меня высокий джип, и если бы я задел ее Audi, то снес бы, наверное, все».

Дело в суд пока не передали, но перспективы Александра доказать свою невиновность и сохранить водительские права — а его могут лишить документов на полтора года — туманны. Тем более, на его машине есть царапины.

А у кого их нет в Москве? Но никто не будет разбираться, откуда они появились, предупреждает руководитель юридического отдела Общества защиты прав автомобилистов Равиль Ахметжанов: «Сотрудники полиции, как правило, объясняют, что они не являются автотехническими экспертами, не устанавливают причинно-следственную связь между повреждениями на двух автомобилях, а просто регистрируют данное событие и передают дело в суд.

В суде же делают вывод — эксперт во всем разобрался и можно выносить постановление.

Если же ответчики просят назначить автотехническую экспертизу, что регулярно происходит, то часто получают отказ, так как судьи указывают на то, что у них есть достаточно данных для того, чтобы установить все факты».

И такая аргументация суда вполне логична, говорят юристы, ведь независимую экспертизу заказывает ответчик, так как он в этом случае — выгодоприобретатель. Но москвичка Марина Кернерман, попавшая в аналогичную ситуацию, что и Александр, и дело которой уже рассматривается в суде, не теряет надежды.

По ее словам, в этом случае есть даже свидетель того, что никакого ДТП не было: «22 февраля я подъехала к воротам детского садика. Когда выходила из автомобиля, то мимо меня проехала машина.

Вышел человек, показал на раздолбанное зеркало на его авто и сказал, что это произошло из-за контакта с моей машиной. Он подошел к моей машине, посмотрел на нее и убедился, что она невредима. На этом мы с ним и разошлись. Прошло полтора месяца, и я получила письмо из ГИБДД.

Оказывается, он вызвал инспекторов и оформил протокол, согласно которому я сбила зеркало на его автомобиле, после чего покинула место ДТП».

На того мужчину Марина написала ответное заявление в полицию за заведомо ложный донос и мошенничество. И наказание по этим статьям куда серьезнее.

Между тем, если почитать интернет-форумы, то станет понятно, что таких историй сотни. Таким необычным способом некоторые автомобилисты пытаются отремонтировать свою машину, отмечает автоюрист Александр Лыткин: «Это называется “мошенничество в отношении страховых компаний”. Есть и уголовные дела, где страховщиков обманывали на миллионы рублей по делам об угонах и ДТП.

Для этого нужен знакомый сотрудник ГИБДД. В результате человек может не просто лишиться водительских прав, но еще и попасть на деньги.

То есть суд признает ответчика виновным в том, что он скрылся с места ДТП, в ходе которого автомобиль оппонента получил повреждения. Страховая компания выплачивает компенсацию, но после этого подает в суд на водителя, признанного виновником аварии».

В таких случаях надо искать хорошего адвоката. Но, как показывает практика, суды, увы, встают не на сторону ответчиков. И если вы оказались в такой ситуации, юристы советуют тянуть время, не давая сотруднику ГИБДД установить ваше имя. По телефону вы не обязаны распространять свои персональные данные, а нет имени — нет и протокола.

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3975174

Певица Саина: Без ложной скромности – это я переломила якутскую эстраду!

Как доказать то,что факт рукоприкладства является ложным?

Впервые с САИНОЙ я познакомился в далеком 1997 году. Тогда она только-только начинала свои робкие шаги на эстраде, ну, а я – в журналистике. Оба молодые и амбициозные. Мир казался розовым и счастливым. И мы думали, так будет всегда…Спустя 21 год мы вновь встретились с Саиной, но уже как старые знакомые.

Каждый из нас прошёл нелёгкий путь – со взлётами и падениями, радостями и слезами…Словом, интересно было заново познакомиться друг с другом.Итак, сегодня моя собеседница Саина, которая при жизни успела стать легендой – персона неоднозначная, не простая и даже со звёздными закидонами. Представляем вам ее интервью без купюр.

В любом случае, перед нами личность, которую я очень люблю и уважаю.

– Страшно представить, прошел двадцать один год с момента нашей первой встречи. Если честно, я не совсем рьяно следил за вашим творчеством. Как вы начинали, я прекрасно помню. Что было дальше? – Вопрос слишком глобальный, чтобы ответить кратко. Пожалуй, начну с того, что в республике я стала заслуженной артисткой. Скажу без обиняков: это хорошее достижение.Было всякое за эти годы.

И взлёты, и падения, и слёзы радости, и слёзы разочарования. Зачем мне кому-то что-то рассказывать и доказывать? Вы сами видели мои выступления в Якутске и Москве. Напишите об этом, и это будет лучшим ответом на ваши вопросы. Но всё же у меня есть моменты, которыми, как артистка, безмерно горжусь – три раза участвовала в «Поле чудес», а один раз даже стала победительницей этой программы.

Но дело даже не в этом, а в том, что мне удалось попасть на федеральное телевидение и сказать своё слово: смотрите, какие бывают культуры в нашей стране!

Уходящий год ознаменовался еще и тем, что никто из Якутии, и даже никто из России в сложный период политических баталий между нашими странами, не открывал Генеральную Ассамблею ООН в Нью-Йорке.

Это то, что я имею на сегодняшний день, если рассказать вкратце.

– Сколько копий пластинок вы продали за всё это время?
– Всего я выпустила пять альбомов. Первый диск назывался «Здравствуй, Якутск», вышел в 1998 году. Успех был ошеломляющий! Скажу без ложной скромности: я тогда переломила якутскую эстраду.

До меня не было таких артистов формата, как Саина – может быть даже эпатажных, но с хорошими аранжировками, ритмикой и даже классическими русскими музыкальными двенадцатью строями-ступенями. Я появилась не через зрителей, а через «голубой экран», то есть по всем законам шоу-бизнеса.

Конечно, для всех я была выскочкой, что не помешало мне в 1997 году взять все престижные премии, которые были на тот момент. Это был феерический год. Если певица Саина высоко взлетела, то Катя САВВИНОВА (настоящее имя певицы, – авт.) не оказалась к этому готова. Для меня это стало настоящим шоком.

Я всегда была тихой и ранимой девочкой, а тут меня объявили звездой! Представляете то моё состояние?!

«Здравствуй, Якутск» – был революционным альбомом, записанным на самой передовой технике тех лет. Коллеги по цеху восприняли это болезненно, перестали со мной здороваться. Моё имя вычеркивали из списка участников концерта. Артисты «награждали» меня тяжелым взглядом и смотрели исподлобья.

Прошло несколько лет, прежде чем элита якутской эстрады приняла меня в свой круг. Да, как артистка я рождалась очень тяжело – не было торжественных фанфар и ковровой дорожки: никто меня не ждал и по головке не гладил. Я сама себе пробивала путь на музыкальный Олимп, хотя проект «Саина» зарождался В. КОРОВИНЫМ, Т.

ДЖУМАКАНОВЫМ и братьями ДАНИЛОВЫМИ. Это они меня придумали и по идее должны были двигать дальше. Но не было денег. Я уже была Саиной, а жить было не на что. Летом 1997 года, когда моя трехлетняя дочь сломала руку в двух местах, я пошла к одному из них просить деньги.

Ответ был грубый, оскорбляющий честь и достоинство женщины: «Может тебе еще дать денег на нижнее белье?!»

Непростые были времена. Я обижалась, плакала, рыдала ночами. Зачем такие унижения? Почему я должна платить такой ценой за свое желание петь?И тут случилось несчастье, которое всё расставило на свои места. В 1998 году у отчима случился инсульт, его парализовало. Мы, женщины – мама, я и моя маленькая дочь, были страшно напуганы.

Что делать? И тут вспомнила, что я Саина – у меня есть громкое имя, которое можно эксплуатировать. И поэтому, когда Асколон ПАВЛОВ, Петя ПЕТРОВ и Павел СЕМЁНОВ предложили мне поехать на гастроли в Нюрбу, я согласилась, не раздумывая, – надо было кормить и спасать семью.

Я тогда получила колоссальный опыт работы со зрителями, за что очень благодарна своим коллегам. Это были знаковые гастроли, которые в дальнейшем поменяли мою жизнь. Правда, ради карьеры мне пришлось пожертвовать воспитанием дочери. Ньургуяна жила у бабушки. Зато всю невостребованную родительскую любовь я вложила внуку.

В два года он у меня уже знал кириллицу и латиницу. Вундеркинд!

А что касается количества проданных копий, то тут я затрудняюсь ответить. Думаю, с учётом пиратских копий и альбома, выпущенного за границей, количество проданных пластинок может достигать 100 тысяч экземпляров. Никто, конечно, учёта не вёл, это условно-предполагаемые цифры.

Альбомы я всегда выпускала в Москве, что гарантировало высокое качество. Мне не стыдно за свои песни. С годами, мне кажется, они становились лучше, сложнее, интереснее…

– Да, я согласен, ваши песни сегодня звучат совершенно иначе, чем в 1997 году.– После пяти лет песнопений, я поняла, что хочу петь другие песни.

Тогда певица Жанна ДОБРОВОЛЬСКАЯ, с которой дружу много лет, посоветовала обратиться к преподавателю по вокалу Елене БАЗОВОЙ, которая учила Алёну СВИРИДОВУ, Наталью ВЕТЛИЦКУЮ, Леонида АГУТИНА, ВАЛЕРИЮ и т.д.

Училась три года. Она вытащила мой природный голос. Появились другие песни, эпатаж начал сходить на нет.

Именно она уговорила меня записать песню на эвенском языке и познакомила с нужными людьми, которые помогли отточить моё мастерство, как этнической певицы. Тут же посыпались предложения из Японии, Монголии, Болгарии и т.д.

– В одно время вы часто ездили в Канаду. Грешным делом я подумал, не собирается ли Саина выйти замуж за иностранца? К тому же в соцсетях вы опубликовали совместную фотографию с каким-то мужиком.
– Джордж КОРРЕЛ – мой духовный наставник.

Такие люди в нашей жизни появляются неспроста. Они имеют огромное влияние и способны поменять нашу жизнь. Мой первый наставник – легендарный артист эстрады Юрий ПЛАТОНОВ, который вырастил такие таланты, как САХААЙА, ЧЫСКЫЫРАЙ, Варя АМАНАТОВА.

Второй мой учитель – Елена БАЗОВА, третий – Джордж КОРРЕЛ. Он профессиональный музыкант, лучший контрабас Канады, и у него есть своя любовь, любимая женщина. Он мне друг, брат, отец.

Именно Джордж помог мне реализоваться в Канаде и США, определиться с репертуаром, указал дальнейший путь на эстраде.

– Я много раз слышал про вашу талантливую дочь и про первого мужа, с которым вы развелись много лет назад. Кто он был? И почему вы расстались?
– Мы были молодые, неопытные.

Любовь любовью, но жизнь показала, что этот брак был дан лишь для того, чтобы я родила свою дочь. Радислав ЗАХАРОВ, так его звали, был талантливым музыкантом, но долгие годы не мог найти себя, а я как женщина не знала, как ему помочь.

У него была остаточная депрессия после смерти матери. Всё было очень сложно, иногда дело у нас доходило до рукоприкладства. Знаю, что после развода он дважды был женат и у него есть прекрасные девочки – сестрёнки моей дочери. Жизнь иногда очень несправедлива.

В глубине души я всегда его любила, и когда он замерз на улице, для нас дочерью, которой тогда было 14 лет, это стало настоящей трагедией…

– Почему вы потом не выходили замуж?
– Я мыслила стереотипно: кому нужна разведенная женщина с ребенком? И сама этому верила и с головой окунулась в творчество. Концерты, поездки, гастроли… Личная жизнь отошла на второй план.

Как и любая другая женщина, конечно, искала своё счастье. И я вызвала это «счастье» в виде Владимира МИШУКОВА. Мне нравились его лидерские и деловые качества. Я с удовольствием гладила ему рубашки и ждала его с обедом или ужином. Хоть у нас и не было собственного очага, я была безмерно счастлива.

Его настоящее нутро открылось, когда мы переехали в Москву. Как говорят якуты, он оказался «халлаан киhитэ» – человеком творческим. В Москве вокруг себя он собрал ненужных людей, которые тянули его вниз.

Но должна признать, у него есть одно качество, которое мне всегда импонировало: он никогда не сдается! Слышала, что у него сейчас всё в порядке.

– А почему вы не поженились?
– Мы прожили шесть лет, но Владимир так и не решился сделать мне предложение. Зато инициативу проявила я сама – предложила расстаться.

Убеждена, когда у человека что-то долго не получается, у него начинает разрушаться здоровье. У меня всё начало валиться из рук – благополучие, карьера, здоровье… Год я жила на обезболивающих, а на гастролях в Норвегии мне и вовсе вызывали «скорую».

И я поняла: это не мой человек, не моя энергия. В таких случаях надо валить. И я свалила (смеется)!

– Карьера карьерой, но вам никогда не хотелось родить еще одного ребёнка?
– Я очень хотела, но у Бога были свои планы. В 1996 году, как раз перед выходом проекта «Саина», попала в больницу с острым аппендицитом.

Если нормальных людей выписывали через неделю, то у меня начались осложнения, в результате чего меня резали три раза. Сложно говорить на эту тему, но мне кажется, это стало причиной моего несостоявшегося повторного материнства.

С Мишуковым мы очень хотели ребенка, но не случилось…

– С момента нашего знакомства прошёл двадцать один год. Вы много достигли в карьере. Что дальше? – Если работа, пусть даже любимая, не дает тебе нормально заработать, то это не твоя деятельность. Значит, нужно превратить её в хобби. Пусть она будет для души. За эти годы я так и не научилась грамотно вести свою бухгалтерию. Живу до сих пор в съёмной квартире.

Что будет дальше с певческой карьерой, не знаю. Есть мысли уйти со сцены, но это может быть и актерским кокетством. Пока же я нашла себя в другом. Открыла Международный центр развития человека «Саина». До недавнего времени жила в режиме «доказать», «достигать». И как только ненужные амбиции исчезли, жизнь наполнилась другим смыслом, появились новые цели.

Я поняла, что всё, чему научилась у других мастеров, всё, что узнала ценного, мне хочется передавать другим людям. Уже 13 лет существует «Школа вокала Саины». Я сама обучалась у прекрасных педагогов по вокалу, которые обучили меня уникальным методикам распевки. Этим я и делюсь с моими учениками.

И каждый раз, когда приходит новая группа, а это уже взрослые, есть и пожилые люди, я вижу, как они меняются, радуются, претворяют свою мечту петь, искренне благодарят. Поверьте, это дорогого стоит!

Когда поняла, что теперь мне не хватает знаний как правильно все организовать, познакомилась с Жанатом ЖУСУПОВЫМ. Мысли упорядочились, дела наладились.

И я поняла, что если запустить желание правильно, то оно исполнится. То есть чудеса происходят! Я поняла, что мое предназначение: быть с людьми, быть в команде, нести полезное людям.

Источник: https://sakhalife.ru/pevica-saina-bez-lozhnoy-skromnosti-eto-ya-perelomila-yakutskuyu-estradu/

Ученик и мучитель: Что надо понимать о насилии в школах

Как доказать то,что факт рукоприкладства является ложным?

Школьный харассмент и насилие вообще — совсем новая и плохо отрефлексированная тема для обсуждения в России. Наверное, поэтому прошлогодний скандал с многолетним нарушением этических норм в московской 57-й школе оказался таким болезненным и разоблачающим.

Недавно суд заочно арестовал бывшего учителя школы Бориса Меерсона — его обвиняют в совращении несовершеннолетнего ученика. Кроме того, следователи проверяют сообщения о сексуальных домогательствах в «Лиге школ», расследование о которых публиковали на «Медузе».

Стало ясно, что школьной иерархии требуется и новый язык, и чёткий свод правил поведения — без двусмысленностей и ложной романтики.  

14 марта открытую дискуссию об этике в отношениях между учителями и учениками провёл Sexprosvet18+.

В обсуждении участвовали семейный психолог Людмила Петрановская, доцент кафедры детской и семейной психотерапии МГППУ Наталия Кедрова, кандидат психологических наук Анна Шварц, учитель обществознания школы «Интеллектуал» Алексей Макаров, нейропсихолог Надежда Монастырская, филолог и антрополог Евгения Литвин, а также секс-блогер Татьяна Никонова. Мы внимательно послушали этот разговор и предлагаем его самые важные вопросы и выводы.

Школьное насилие не ограничивается уголовно наказуемыми поступками. Принуждением может считаться на первый взгляд невинная практика отбирать мобильные телефоны на уроках и даже запись в дневнике с требованием «принять меры», которая вполне способна спровоцировать агрессию в семье.

Иногда учитель последовательно унижает одного ученика в классе, чтобы припугнуть других.

Кто-то из преподавателей вступает в неформальные отношения со старшеклассниками (например, пьёт с ними пиво на лавочке), чтобы избавиться от чувства одиночества.

Некоторые педагоги позволяют себе скабрёзные шуточки в отношении конкретных подростков и всеобщим хохотом повышают свой авторитет в классе. Использовать учеников для личных целей — недопустимая и насильственная практика.

Школа, которая досталась нам в наследство, кроме отдельных оазисов, пронизана насилием сама по себе. Это почти армейское подразделение людей, которых готовят выполнять распоряжения, делать одинаковые задания и ходить в униформе.

Но это терпимо, пока учителя не нарушают личные, психологические и физиологические границы детей.

Ученик и учитель — это две формализованные иерархические роли, что уже предполагает принуждение, и от этого обозначить его рамки на порядок сложнее.

Существует представление, что неформальные отношения между учеником и учителем помогают в образовательном процессе.

Но так ли это? И как определить границы этой неформальности? Таким образом, дети часто не говорят об абьюзе, потому что боятся потерять семейную атмосферу, которая присутствует в школе.

Допустим, подобная тенденция наблюдалась в случае «Лиги школ». В этом случае возникает вполне закономерный вопрос, почему ребёнок не ощущает семейную атмосферу у себя дома?

Когда учитель бьёт ребёнка линейкой по рукам, у нас не возникает сомнений в неправильности происходящего, но когда речь идёт о психологическом давлении, доказать факт насилия очень сложно.

Педагог должен всё время рефлексировать насчёт уместности своих высказываний или прикосновений, а в сложных случаях советоваться с коллегами или школьным психологом. Но, к сожалению, рудиментарное представление о непререкаемом учительском авторитете часто препятствует этому.

Может ли учитель обнять своего ученика? В некоторых европейских странах этот вопрос решили радикально и запретили любые прикосновения, а оставаться наедине с учеником позволили только школьному психологу. У такого подхода много плюсов.

Но как быть, если ребёнок плачет, а у педагога нет возможности его обнять? Пожалуй, подобные практики формализировать очень сложно.

Важно учить детей открыто говорить о том, как они относятся к тем или иным прикосновениями, а также найти для этого правильные слова.

Любой абьюз держится на молчании жертвы. Так что родителям следует объяснять детям, что они являются хозяевами своего тела, с самых ранних лет. Даже бабушки, которые по приезде к любимому внуку начинают его неустанно тискать и трогать за щёки, в определённом смысле преступают границы.

Ребёнок получает неверное послание, что добрые намерения взрослых важнее его собственных ощущений. Для родителей важно показать разницу между любимой бабушкой и абьюзером, который сажает незнакомого ребёнка себе на колени.

Дети должны учиться решать, кто и как может их трогать, — это основа для здорового развития личности, а также этичного отношения к личным границам других людей.

Хорошее сексуальное образование должно базироваться на трёх китах: объяснение принципов согласия (активно выраженного согласия), безопасности (как физической, так и эмоциональной), а также обозначения роли сексуальных отношений в жизни человека. Таким образом, чёткое представление о собственной автономности может помочь школьникам открыто говорить о случаях насилия.

Сталкиваясь с насилием в школе, дети часто не получают должной поддержки от родителей. Последние часто предпочитают поддержать позицию учителя, не желая подрывать его авторитет.

Это очень травматичная ситуация для ребёнка. Так что так называемые матери-тигрицы, способные защищать своё дитя всеми методами, в целом ведут себя правильно.

Их дети чувствуют себя в школе гораздо защищённее и спокойнее.

Например, этическая служба уполномоченного по соответствующим вопросам, которая бы установила единые стандарты поведения и имела реальные механизмы давления на руководство учебных заведений. Вряд ли директор конкретной школы захочет выносить сор из избы и устраивать громкое разбирательство по неочевидным случаям харассмента или абьюза.

ФОТОГРАФИИ: picsfive – stock.adobe.com (1, 2), Vlad Ivantcov – stock.adobe.com

Источник: https://www.wonderzine.com/wonderzine/life/life/224962-abuse

Марина Литвиненко, вдова убитого в 2006 году в Лондоне Александра Литвиненко, и его друг Александр Гольдфарб обвиняют в клевете два российских телеканала – Первый и RT. В сентябре 2018 года Гольдфарб, гражданин США, подал иск к этим телеканалам в федеральный суд в Нью-Йорке.

Марина, как жительница Великобритании, не может быть истцом в американском суде, но она полностью поддерживает иск. “Ложь не должна остаться безнаказанной. Много говорится о том, как Россия пытается подорвать западные демократии с помощью пропаганды и фейковых новостей.

На этот раз кремлевским мастерам дезинформации, выдающим себя за журналистов, придется отвечать за вранье”, – уверен Александр Гольдфарб.

В январе 2016 года в Великобритании был опубликован доклад об итогах публичного расследования убийства Александра Литвиненко.

Автор доклада, председательствовавший на открытых слушаниях судья сэр Роберт Оуэн, назвал исполнителями убийства Литвиненко Андрея Лугового и Дмитрия Ковтуна, подчеркнув, что за ними стояло российское государство.

Однако российских телезрителей убеждают в том, что бывшего офицера ФСБ убили его друзья-политэмигранты.

Весной 2018 года в телепередачах, посвященных отравлению Сергея и Юлии Скрипаль, делу Литвиненко было уделено много внимания с целью доказать, что российская власть не имеет отношения ни к тому, ни к другому отравлению. Среди прочего прозвучало утверждение, что Литвиненко был отравлен Александром Гольдфарбом, якобы по заданию ЦРУ.

Утверждалось также, что Марина дала ложные показания на слушаниях по делу Литвиненко в лондонском суде. Заодно прозвучал намек, что Александр Гольдфарб убил и свою жену, “потому что она слишком много знала” (в действительности она умерла от рака).​

О том, как готовился иск к российским телеканалам, Радио Свобода рассказывало в июне 2018 года.

В каком состоянии дело сейчас? Говорит Александр Гольдфарб:

– Сейчас дело находится на стадии ходатайств об отклонении. То есть и тот, и другой ответчик подали судье просьбу об отклонении иска на том основании, что мы не указали юрисдикции и недостаточно хорошо обосновали наши претензии.

Первый канал утверждает, что это дело должно слушаться в Москве, а не в Нью-Йорке. Мы отбиваем эти прошения, адвокаты пишут реляции, после чего судья должна принять решение, отклоняет она иск или принимает к слушанию. Это будет очень принципиальный момент.

Думаю, это произойдет месяца через полтора.

– При этом кампания клеветы прекратилась, не называют вас больше в телеэфире убийцей Литвиненко, или были подобные передачи и после этого?

Надо будет доказать только факт преднамеренной клеветы, тогда мы победим

– Нет, больше они меня в эфире так не называют, но по социальным сетям это продолжается. Потому что эти передачи по-прежнему висят в интернете. Ирония ситуации заключается в том, что сам мой иск привлек внимание к этим передачам, потому что они прошли год назад, сейчас уже немножечко забылись, но из-за иска народ туда ходит, смотрит и обсуждает.

Дмитрий Киселев, Владимир Путин и Маргарита Симоньян

– Иск подан в Соединенных Штатах, за это и уцепились ответчики. Как американская юстиция воспринимает такой сложный иск, связанный с телепередачами на русском языке?

И Russia Today, и Первый канал наняли команду супердорогих адвокатов

– Канал RT вещает на английском языке по всей Америке. На этом мы и обосновываем юрисдикцию. В Америке живет 5 миллионов русскоязычных людей, Первый канал активно транслирует свои программы и по кабельным сетям, и по интернет-телевидению, и по спутниковым каналам.

Я уже не говорю о мощной продаже рекламы агентами Первого канала, которые собирают американскую рекламу и на российскую аудиторию, и на американскую, это все делается через подставные фирмы. Все местные контракты подписаны более или менее левыми фирмами, в которых один или два сотрудника.

Мы раскапывали довольно долго все эти схемы и сейчас подали их в суд, красиво разрисованные. Так что, я думаю, юрисдикцию мы отобьем. Почему иск подан в Америке? Дело в том, что американское законодательство делает очень трудным выигрыш дела о клевете. Законы о свободе слова в Америке такие сильные, что судиться с телевидением или с газетами очень трудно.

Закон требует доказательств, что они заведомо знали, что они лгут. В Великобритании нужно доказать только лишь факт лжи, а в Америке надо доказать факт заведомой лжи. Но мы решили это делать в Америке, потому что эффект от этого выигрыша будет гораздо больше.

Дело в том, что в Америке активность этих двух каналов гораздо больше, и ставки повыше в контексте других событий, которые связаны с обвинениями России в пропаганде и во вмешательстве в выборы. Это будет очень важный шаг и на внутриполитической американской сцене. Это, конечно, труднее, но мы уверены в победе. Это прецедентный случай во многих вещах.

Пройдя все базы данных по предыдущим искам и судам, мы не нашли ни одного, где судья принял решение о том, что в России не может быть справедливого суда. В Европе таких решений полно. По вопросам экстрадиции в Англии и во Франции очень много судебных решений о том, что в Россию людей нельзя выдавать, потому что в России справедливый суд их не ждет.

В Америке такого нет, потому что в Америке нет договора об экстрадиции. Если мы этого сейчас добьемся, это будет прецедентное дело, которое в будущем поможет многим людям, которым придется доказывать, что их не ждет в России справедливое разбирательство. Нам надо будет доказать только факт преднамеренной клеветы, тогда мы победим.

– Как идет кампания по финансовой поддержке вашего иска?

– Мы собрали краудфандингом на сайте около 20 тысяч долларов, и есть еще несколько прямых взносов от ряда частных лиц.

Мы специально приняли решение не идти просить деньги к какому-нибудь олигарху, чтобы не говорили, что мы находимся под чьим-то контролем. На сегодняшний день у нас около 40 тысяч долларов, мы пока справляемся.

Когда будет суд, наверное, потребуется больше денег. Дело в том, что и Russia Today, и Первый канал наняли команду супердорогих адвокатов.

– Их напугал ваш иск?

Этот процесс будет иметь большое значение для отношения к России с юридической точки зрения

– Напугал – судя по тому, какие силы они задействовали для того, чтобы нам противостоять. Первый канал нанял ведущих американских адвокатов: двое занимаются продвижением в судах повестки дня Трампа по медицинской реформе и по запрету на въезд мусульман. Это высшая лига адвокатов.

Документы, которые они подают в суд, ходатайства об отклонении иска, весьма серьезные, их тоже можно посмотреть на нашем сайте. Так что это серьезный юридический процесс, который будет иметь большое значение не только для нас, но и вообще для отношения к России с юридической точки зрения.

В международной юридической практике существует такое понятие, как презумпция добросовестности. Скажем, юридическая система одной страны заведомо рассматривает как добросовестные запросы и действия юридической системы другой страны. Если бы я судился с иранским или с северокорейским телеканалом, то проблем не было бы, мы выиграли бы моментально.

Если бы я судился с бельгийским или французским телеканалом, у меня не было бы никаких шансов. А Россия находится в серой области, потому что к ней в целом отношение как к стране, которая уже не демократия, но еще не стопроцентная тирания.

И вот благодаря такого рода судебным процессам презумпция добросовестности в отношении России переходит в презумпцию недобросовестности, что там нельзя ожидать справедливости, что там пропаганда – это обычная вещь, что там сфабрикованные дела встречаются сплошь и рядом. Тут мы, собственно, и пытаемся продвинуться.

– В последнее время было много разоблачений активности российских спецслужб: история Скрипалей, история с покушением на болгарского предпринимателя Емельяна Гебрева… Создается впечатление, что агенты Москвы, несмотря на разоблачения по делу Литвиненко, совершают за границей преступления безнаказанно, чувствуют себя вправе делать что угодно. Провал в деле Литвиненко как будто их ничему не научил, а у Запада нет ни средств, ни политической воли для того, чтобы их как-то наказать. Согласитесь?

Александр Литвиненко со своей книгой “ФСБ взрывает Россию”

– Все не совсем так. Да, Марине потребовалось 10 лет, чтобы добиться судебного решения по делу Литвиненко. В ходе публичных слушаний было установлено как юридический факт, что Александр Литвиненко был убит двумя российскими агентами по поручению высшего руководства: возможно, лично Путина.

10 лет потребовалось, это была длинная сага. В какой-то момент Маринины адвокаты работали бесплатно, потому что почувствовали важность этого процесса. И процесс идет.

Сейчас есть некий сдвиг и в политической воле в связи с новыми событиями, связанными с вмешательством России и в американские выборы, и в Брекзит, и роли пропаганды в этом деле, – говорит Александр Гольдфарб.

Марина Литвиненко сказала Радио Свобода, что делает все возможное для того, чтобы привлечь внимание к этому иску:

Мы противостоим громадной машине пропаганды, поддерживаемой государством

– Действительно, дело выглядит очень трудным. Нам говорили, что мы никогда не добьемся результата. Но кто-то должен начинать. Было много препятствий, но мы многое сумели сделать. Прошел суд в Лондоне, и были публичные слушания, был отчет об этих слушаниях со многими доказательствами, и это дает нам силы. Главное во всем этом – поддержка.

Поддержка моральная, поддержка политическая, поддержка финансовая. Мы противостоим громадной машине пропаганды, поддерживаемой государством, за этим стоят большие финансы, большие возможности. Но когда мы были в Вашингтоне в прошлом году и встречались с конгрессменами, мы видели абсолютную поддержку. Для них дело Литвиненко не забыто.

Я много раз слышала, что пройдут 2–3 года, и никто не будет вспоминать Литвиненко. Это неправда. То, что произошло в Лондоне в 2006 году, во многом изменило отношения между Россией и Англией, и отношение Запада к России. Мы получили большую политическую поддержку, и это дает нам силы и веру в то, что мы делаем.

Если мы сравниваем то, что произошло в Лондоне год назад после покушения на Скрипалей, то реакция была совершенно другая по сравнению с тем, что было в 2006 году. Сашу отравили 1 ноября, и он находился в госпитале практически без какого-либо внимания, хотя болезнь была абсолютно нетипичной, никакими натуральными заболеваниями не объяснимой.

Реакция наступила только через три недели, а в деле Скрипалей она была мгновенной. Европейское сообщество и Америка тоже отреагировали очень быстро высылкой дипломатов и заявлениями.

В 2019 году в лондонском театре Old Vic должна состояться премьера спектакля о смерти Александра Литвиненко по книге Люка Хардинга “Очень дорогой яд”, а в 2020 году поставят оперу “Жизнь и смерть Александра Литвиненко”. Над постановкой работает оперная труппа Grange Park во главе с Васфи Кани.

Партию Литвиненко исполнит тенор Эдриан Дуайнер. В опере будут также персонажи Марины Литвиненко, Бориса Березовского и Андрея Лугового, которому в постановке отводится роль убийцы. Музыку написал Энтони Болтон, использовавший фрагменты гимна сборной России по футболу и гимна Чечни.

“Эти постановки не были бы возможны, если бы английский суд не установил как юридический факт, как произошло убийство. Для того чтобы культурный сектор начал эту историю рассказывать, им нужно себя обезопасить от обвинений в клевете”, – объясняет Александр Гольдфарб. Марина Литвиненко дала разрешение на постановку.

В интервью Радио Свобода она сказала:

И опера, и пьеса – это определенная форма наказания

– Предложение о написании оперы вызвало у меня некоторое удивление. Но после встречи с людьми, которые задумали этот проект, сомнения отпали. Мне были приведены в пример уже готовые оперы, основанные на политических событиях. Одна из самых знаменитых – опера “Никсон в Китае”. Неверно думать, что опера – это что-то законсервированное.

Оперы, которые писались двести лет назад, были тоже политическими и неожиданными. Пьеса, поставленная по книге Люка Хардинга, – очень интересное событие. Я разговаривала с режиссером, который будет ее ставить.

Книга была написана сразу же после публичных слушаний, точка была поставлена после объявления, что все доказательства в убийстве направлены против Лугового и Ковтуна. Для меня важнее всего – внимание к моему делу. Потому что и опера, и пьеса – это определенная форма наказания.

Если эта тема поднимается опять, то люди, которые обвиняются в убийстве моего мужа, не остаются в спокойствии. Если на сцене можно показать, как всё происходило на самом деле, я считаю это очередной фазой наказания этих людей.

Источник: https://www.svoboda.org/a/29919197.html

Психолог Александра Наумова: «Воспитать нормального, психологически здорового ребенка можно только без рукоприкладства»

Как доказать то,что факт рукоприкладства является ложным?

21:15, 30.11.2015

По данным Всемирной организации здравоохранения, ежегодно в мире от жестокого обращения погибает 34 тысячи детей в возрасте до 15-ти лет. В России каждый год по этой причине умирают около 200 детей.

Несмотря на работу, проводимую органами и учреждениями в сфере профилактики нарушений прав несовершеннолетних – особенно после гибели двухлетней девочки в Эжвинском районе, – по сравнению с прошлым годом количество преступлений против детей выросло более чем на 15%.

О том, как борются с проблемой жестокого обращения с детьми в Сыктывкаре, БНК рассказала заведующая отделением экстренной психологической помощи населению Центра социальной помощи семье и детям города Александра Наумова.

Фото Николая Антоновского

– Как дети и родители оказываются в вашем учреждении?

– В центр социальной помощи поступает сигнал – от соседей, из детской больницы, поликлиники, школы, – после которого мы выясняем ситуацию в семье. Если факт жестокого обращения подтверждается, семья ставится на контроль в учреждение. Наше отделение оказывает психологическую помощь – ребенку, матери, семье в целом.

– После того, как в Эжве в результате жестокого обращения погибла девочка, у вас появилось больше работы?

– Не скажу, что обращений стало больше. После этого случая на сигналы стали реагировать оперативнее, теперь рассматривается любая ситуация, в которой есть основание предположить жестокое обращение, даже, если родители говорят, что ребенок ушибся сам.

– Дети могут удариться, поставить синяк случайно. Насколько часто «сигналы» оказываются ложными?

– Много случаев, когда ребенок действительно просто упал, с кем-то подрался, ушибся. Но выявляются и факты, когда дети подвергаются жестокому обращению – именно физическому, его проще выявить.

– Ваши «клиенты» – это неблагополучные семьи?

– После эжвинского случая на контроль попадают даже благополучные, где все нормально, родители работают. Отшлепали ребенка ремнем – оказались у нас.

– Недопустимо никакое физическое наказание, даже если ребенок очень сильно провинился?

– Вообще, под жестокое обращение попадает физическое наказание в любой форме (даже шлепки), оскорбления, угрозы, эмоциональное насилие (когда негативными эмоциями ребенка подавляют), пренебрежение (не кормят, не одевают, не водят в поликлинику).

– А если ребенка обидели не дома? В школе тоже можно получить травму, в том числе и психологическую, если не все удается в учебе.

– Да, к нам обращаются по разным вопросам. Например, ребенка побила мать одноклассника – такой конфликт действительно был: мама в порыве гнева набросилась и несколько раз ударила одноклассника своего сына. Обращаются также, если что-то не ладится с учителем.

– Вы проводите единичные консультации или помощь оказывается курсами?

– В зависимости от ситуации. Бывает, когда родители в состоянии разобраться в проблеме самостоятельно после одной консультации, но если есть потребность в продолжении, мы оказываем психологическое сопровождение до тех пор, пока в нем нуждаются.

Кроме того, если родители приходят за консультацией сами, то помощь им оказывается конфиденциально и анонимно. Сейчас по жестокому обращению в Центре социальной помощи на контроле стоит 101 семья.

Для родителей раз в месяц проходят психологические тренинги, на которых учат, как справляться с порывами гнева, объясняют, что такое «жестокое обращение», рассказывают, как можно воспитывать, не используя насильственные методы.

Дети из трудных семей получают помощь в группах реабилитации – в течение нескольких часов в день с ними занимаются специалисты центра, психологи проводят коррекцию агрессивного поведения, чтобы предотвратить конфликты между детьми.

Есть методика, которая пришла к нам из Архангельской области – «Детство без слез», – это трехминутный ролик, взывающий к чувствам родителей, взрослых.

Его авторы демонстрируют, что переживают дети в ответ на побои, оскорбления, слова, брошенные в гневе.

– Как психологические травмы, полученные в детстве, влияют на дальнейшую жизнь? Удается ли специалистам центра минимизировать их последствия?

– Этой теме посвящено много теорий, научных разработок и исследований, на основе которых строится работа по психологической и социальной реабилитации. Мы стараемся, чтобы ребенок прошел у нас полную реабилитацию.

– Вы объясняете, что можно воспитывать ребенка, не применяя физического наказания?

– Есть бесплатная программа «Невероятные годы», она реализуется в Коми с 2011 года, родители с удовольствием в ней участвуют. Одним из аспектов программы как раз являются ненасильственные способы воспитания, то есть замена ремня другими методами. Часто родители придерживаются такого мнения: «Меня били, и я вырос хорошим человеком». Эта тенденция сохраняется до сих пор.

Хотя давно доказано, что воспитать нормального, психологически здорового ребенка можно только без рукоприкладства. Физическое наказание нарушает границы личного пространства человека, когда в него вторгаются и причиняют боль, происходят нарушения в самооценке, в самосознании – значит, мне имеют право причинять боль, меня можно оскорблять.

Есть безнасильственные способы воспитания, и их довольно много.

– Вам как специалисту не кажется, что дети сейчас изменились, и своим поведением могут спровоцировать взрослых на ответную грубость?

– По собственным наблюдениям, по отзывам учителей, изменения есть. Дети хорошо знают свои права и требуют их соблюдения, но о своих обязанностях они не знают. Только семья может дать ребенку правильное понимание мира, осознание себя в мире, в социуме, понимание своих прав и, в первую очередь, обязанностей.

– Для благополучных родителей оказаться на контроле вашего центра – это весьма неловкая ситуация.

– Бывает, что и совершенно нормальные родители в порыве гнева не справляются со своими эмоциями, потом об этом очень сожалеют, переживают, активно идут на контакт с нашими специалистами и воспринимают их советы.

Иногда люди могут и не попасть в поле зрения органов профилактики, просто сами понимают, что не могут справиться с ситуацией, и идут к нам за подсказкой. Не скажу, что это происходит очень часто, но и не раз в год точно.

Семьи, оказавшиеся в социально опасном положении и определенные к нам на контроль, – это выпивающие родители с низким уровнем достатка. Они посещают центр из страха, что ребенка могут отобрать. Если страха нет, так и говорят: «Забирайте, он мне не нужен».

Дети какого возраста чаще подвергаются жестокому обращению?

– В основном, в возрасте до 14-ти лет, то есть самые уязвимые.

– Они могут сами обратиться к вам за помощью?

– Могут. Сейчас функционирует единый детский телефон доверия – и детям достаточно позвонить, чтобы получить квалифицированную психологическую помощь.

– Мы говорили о жестоком обращении как о свершившемся факте. Центр работает над профилактикой таких случаев?

– У нас есть целый ряд мероприятий и программ просветительского характера – о том, как соседям, родственникам, учителям распознать, что ребенка бьют или оскорбляют. Мы выпускаем статьи, буклеты, оформляем стенды, выходим на родительские собрания с методикой «Детство без слез», рассчитанной на широкую аудиторию, чтобы люди могли задуматься над тем, что они делают и что говорят детям.

– Есть конкретные примеры работы психологов с детьми и родителями?

– Например, приходит к нам мама с ребенком, который стал пассивным, без настроения. Отец в состоянии алкогольного опьянения ударил его, появилась обида на отца. Вообще, в ситуации насилия очень помогают не словесные методы, а выразительные, арт-терапевтические.

Это все, что связано с выражением своих чувств и эмоций: танец, рисунок, лепка, скульптура и прочее. Таким образом, ребенок дает выход своим чувствам, выплескивает переживания, а дальше работа идет в направлении поднятия самооценки, осознания самоценности, значимости личности.

Если говорить о работе с родителями, то это беседы, консультации. Вместе с психологом мамы и папы ищут варианты освобождения от гнева и раздражения, которые выливаются на ребенка.

И здесь все индивидуально: кому-то поможет ругательное письмо, кому-то будет достаточно порвать бумагу, а кому-то надо начать ходить в тренажерный зал.

– Часто ли родители, попавшие к вам на контроль, лишаются родительских прав?

– Примерно 30 процентов из всех семей, состоящих на контроле в центре, в итоге либо ограничивают в родительских правах, либо лишают одного или сразу двух родителей прав.

– Благополучным семьям, у которых нет проблем, есть смысл обратиться к вам за консультацией?

– За консультацией обращаются в случаях, когда чувствуют, что сами не могут справиться с трудностями. Если у семьи нет проблем, ей и не нужно никуда обращаться. Однако мы ведем психологическое просвещение родителей: размещаем информацию в СМИ, ходим в детские сады и школы на родительские собрания. Если человек читает и интересуется, то информацию он может получить в любом источнике.

Источник: https://www.bnkomi.ru/data/interview/44685/

Заведомо ложный донос. Статья 306 УК РФ

Как доказать то,что факт рукоприкладства является ложным?

Большинство граждан нашей страны достаточно серьезно относятся к тому, чтобы в милиции/полиции и любых других правоохранительных органах быть предельно честными (по крайней мере, мне очень хочется в это верить).

Однако, порой возникают ситуации, когда человек явно осознает, что фактически какого-либо преступления в отношении него не совершалось, но очень хочется, чтобы милиция приняла меры «профилактического воздействия» к тому или иному лицу, или, допустим, разыскала потерянный по нелепой случайности мобильный телефон, ведь в последнем случае милиция не обязана осуществлять комплекс мер для поиска.

Мотивы у всех бывают разные, но суть сводится к одному: человек обращается в милицию с заявлением, в котором содержится ложная информация и заявившей человек об этом знает и осознает данный факт, несмотря на наказуемость таких действий в соответствии со ст. 306 УК РФ.

Статья 306 УК РФ:
Заведомо ложный донос1.

Заведомо ложный донос о совершении преступления –

наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.2. То же деяние, соединенное с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, –

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет либо лишением свободы на срок до трех лет.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, соединенные с искусственным созданием доказательств обвинения, –

наказываются лишением свободы на срок до шести лет.

Обращаясь к теории уголовного права можно узнать, что для привлечения человека к уголовной ответственности за заведомо ложный донос, вполне достаточно даже осуществить телефонный звонок по номеру «02» и устно сообщить о совершенном преступлении. С практической же точки зрения, мне неизвестны случаи о направленных уголовных делах в суд в подобной ситуации.

По всем уголовным делам, которые направлялись в суд по ст. 306 УК РФ, привлеченные к уголовной ответственности лица предупреждались в письменной форме за заведомо ложный донос. Именно поэтому в процессуальных бланках заявлений содержатся графы о том, что лицо предупреждено об уголовной ответственности за заведомо лонный донос по ст.

306 УК РФ, в котором заявитель отдельно также ставит свою подпись.

Не стоит забывать и о том, что заявления о преступлении возможно делать в том числе и при проведении допроса участников досудебного производства, которые подлежат внесению в протокол следственного действия и в этом случае следователь зачастую не разъясняет положение ст. 306 УК РФ, что не мешало бы тоже делать конечно.

Уголовное дело в отношении горе-заявителя может быть возбуждено как в ходе проведения проверки, если данный факт будет установлен сразу, так и после  возбуждения уголовного дела по ложному заявлению.

В том случае, если уголовное дело по ложному заявлению все же было возбуждено, то оно подлежит прекращению и принимается решение о возбуждении нового уголовного дела, при этом первое дело будет уже являться одним из доказательств вины.

Как я ранее упоминал, наиболее типичным мотивом для заведомо ложного доноса у наших граждан на сегодняшний день связан с потерями мобильных телефонов.

Вот пример: отдыхает человек в ресторане в компании своих друзей, при этом свое общение скрашивает доброй порцией змия зеленого и вдруг настало утро… Что было, голова не помнит, но просмотр содержимого карманов выявляет недостачу новенького мобильного телефона тысяч за 10 целковых. Беда. Обокрали. Куда мир катится? Обворовывают почти средь бела дня. Что делать? Звонок в милицию и заявление о хищении.

С горем пополам сотрудники милиции устанавливают время совершения «хищения» и возбуждают уголовное дело.

В ходе проведения оперативно-розыскных и следственных действий устанавливается человек, который пользуется мобильным телефоном и им оказывается школьник, проживающий  в соседнем доме с рестораном, где отдыхал заявитель. Школьник этот телефон нашел утром в траве по пути в школу со своими тремя друзьями.

Дополнительный допрос друзей заявителя подтверждает, что последний действительно при них отходил на газон, где несколько раз падал, ранее об этом не говорили, так как не помнили, но после того как работники милиции, основываясь на показаниях мальчишки и его друзей спросили про газон, так сразу же и вспомнили.

Из приведенного примера явно следует, что человек совершил заведомо ложный донос и должен быть привлечен к уголовной ответственности по ст. 306 УК РФ. При этом довод: «Я был пьян и ничего не помню» не может быть признан как объективное обстоятельство отсутствия заведомой ложности при обращении с заявлением.

Только представьте себе, если бы подобный довод мог быть объективным обстоятельством для отсутствия вины, то сколько человек необходимо было бы освободить от уголовной ответственности? Ровно столько, сколько было совершено преступлений в состоянии алкогольного опьянения, а это уже, простите, анархия будет: напился покрепче, совершил преступление и вроде как не виноват, так как ничего не помнит, а раз не помнит, значит этого не было.

Я не готов помочь с ответом на вопрос: Что делать, если потерял сотовый телефон? Или: Как вернуть потерянный сотовый телефон? Это не мой профиль на данный момент.

Убедительная просьба ко всем гражданам, относитесь серьезно к своим словам и заявлениям, думайте о возможных последствиях, я раньше уже писал в своем посте «Как забрать заявление из милиции» о том, что этого нельзя будет сделать. Это сегодня у нас сотрудники откровенно ленятся возбуждать уголовные дела по ст.

306 УК РФ, так как в доказывании они не очень просты и не всегда эти дела хорошо проходят в судах с вынесением обвинительного приговора (приведенный мной выше пример также из этой серии и я готов пожать руку следователю или дознавателю, который в подобной ситуации умудрится довести дело о заведомо ложном доносе до утверждения обвинительного заключения). При этом.

в любой момент может начаться проведение более активной работы, с целью снижения количества прекращенных уголовных дел. А ведь именно из-за ложных заявлений сегодня большое количество прекращаемых уголовных дел, а за это «большое» руководство по голове не гладит и награждает руководителей следственных органов всех уровней получением дисциплинарных взысканий.

И вот когда эта работа все-таки начнется, то могут вспомнить обо всех ложных заявителях за последние несколько лет.

В продолжение темы, по многочисленным заявкам читателей, предлагаю прочитать статью “Как возбудить уголовное дело по статье 306 УК РФ (за заведомо ложный донос).”

Также предлагаю ознакомиться в подборкой судебных решений по статье 306 УК РФ, где в том числе имеются и решения с приведенным примером про утерю мобильного телефона.

Дальнейшее обсуждение данного поста возможно исключительно в рамках специально созданной темы на форуме. 

Источник: https://svbeloglazov.ru/ugolovnoe-pravo/zavedomo-lognii-donos-st-306-uk-rf/

Судебное дело
Добавить комментарий