Как можно в данном случае вернуть картину коллекционеру?

Минкультуры не нашло оснований для возврата картины Брюллова коллекционерам Певзнерам

Как можно в данном случае вернуть картину коллекционеру?

Москва. 21 марта. INTERFAX.RU – Министерство культуры России настаивает, что нет оснований для возвращения коллекционерам из Германии Александру и Ирине Певзнер картины Карла Брюллова “Христос во гробе”, включенной в Музейный фонд Русским музеем, так как Верховный суд РФ возобновил производство по уголовному делу, в рамках которого она была передана на хранение.

“Президиум Верховного суда 14 июня 2017 года отменил определение Верховного Суда о конфискации от 28.04.2016, на основании которого картина была включена в Музейный фонд, но при этом возобновил производство по уголовному делу ввиду новых обстоятельств (дело № 104-П17).

В связи с этим временно закрыта публикация информации о картине на публичном портале Государственного каталога Музейного фонда Российской Федерации.

На данный момент основания для исключения картины из состава Музейного фонда отсутствуют”, – говорится в сообщении министерства, поступившем на запрос “Интерфакса”.

“Запросов от правоохранительных органов о возврате им вещественного доказательства по уголовному делу в отношении Певзнера А.Е., обвиняемого в совершении преступления, не поступало”, – отметили в Минкультуры.

Там уточнили, что картина в 2016 году была включена в состав Музейного фонда по инициативе Государственного Русского музея.

В Минкультуры напомнили, что с 2003 года картина Брюллова “Христос во гробе” находится на хранении в Государственном Русском музее в качестве вещественного доказательства в рамках рассмотрения уголовного дела в отношении Певзнера в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 188 УК РФ (в контрабанде культурных ценностей).

“Минкультуры России и Государственный Русский музей не являются участниками процесса по уголовному делу в отношении А. Певзнера. Музей по согласованию с ведомством осуществляет хранение вещественного доказательства по уголовному делу”, – добавили в пресс-службе министерства.

Газета “Коммерсантъ” со ссылкой на адвоката Максима Крупского сообщила в среду об обращении коллекционеров из Германии А. и И.Певзнер в Генпрокуратуру в связи с отказом министерства культуры в лице Русского музея исполнять решение Конституционного и Верховного судов о возврате арестованной в 2003 году картины Карла Брюллова “Христос во гробе”.

Президиум Верховного суда РФ 14 июня прошлого года постановил вернуть картину коллекционеру Певзнеру, у которого она ранее была конфискована по делу о контрабанде и передана в Русский музей.

“Возобновить производство по уголовному делу в отношении Певзнера, кассационное определение судебной коллегии Верховного суда РФ от 28 апреля 2016 года отменить”, – говорилось в решении президиума Верховного суда, оглашенном по итогам заседания, где рассматривалось постановление председателя суда Вячеслава Лебедева в связи, поданное в связи с постановлением Конституционного суда РФ (КС РФ).

“Кассационное определение от 28 апреля 2016 года отменено, следовательно, картина подлежит возврату Александру и Ирине Певзнер в соответствии с ранее принятыми судебными решениями”, – пояснил тогда “Интерфаксу” адвокат Максим Крупский.

В ходе заседания президиума ВС РФ заместитель генерального прокурора Леонид Коржинек заявил, что в соответствии со статьей 401.6 УПК и постановлением КС РФ, ухудшение положения лица, в отношении которого уголовное дело прекращено, допускается в срок, не превышающий одного года со дня вступления их в законную силу, а в данном случае он был пропущен.

КС РФ 7 марта постановил пересмотреть судебные решения в отношении А.Певзнера, вместе с тем признав оспариваемые им нормы не противоречащими Конституции.

Суд указал, что несогласие подсудимого с прекращением уголовного дела по не реабилитирующим основаниям и конфискацией его имущества, признанного вещественным доказательством по делу, равнозначно его несогласию с применением к нему института прекращения уголовного дела в целом.

Для прекращения уголовного дела из-за истечения срока давности требуется не только отсутствие возражений обвиняемого, но и его согласие на прекращение права собственности на принадлежащее ему орудие преступления либо вещдоки.

Жалоба коллекционера

Певзнер оспаривал в КС РФ пункт 1 части 3 статьи 81 и статьи 401.6 Уголовно-процессуального Кодекса России.

Заявитель обвинялся в контрабанде культурных ценностей. В марте 2003 года коллекционер перевез через границу РФ в Выборгском районе принадлежащую ему, но незадекларированную картину “Христос во гробе”, являющуюся культурной ценностью. Стоимость произведения искусства оценивалась более чем в 9,4 млн рублей.

В 2013 году Выборгский городской суд Ленинградской области в связи с истечением срока давности уголовного преследования прекратил уголовное дело в отношении него.

При этом на основании одной из оспоренных в КС норм у коллекционера была конфискована картина Брюллова “Христос во гробе”, признанная вещественным доказательством по делу, после чего апелляционная инстанция отменила решение о конфискации, что было подтверждено определением президиума Ленинградского областного суда.

Позже Верховный суд РФ, отменив апелляцию, подтвердил законность конфискации картины, поскольку согласно пункту 1 части 3 статьи 81 УПК, орудия преступления, принадлежащие обвиняемому, подлежат конфискации, передаются в соответствующие учреждения или уничтожаются. Верховный суд также не нашел оснований считать конфискацию картины ухудшающей положение заявителя и не применил в его деле статью 401.6 УПК РФ, которая ограничивает кассационный суд годичным сроком на “поворот к худшему” при пересмотре судебных решений.

Источник: https://www.interfax.ru/russia/604663

Правила, которые необходимо помнить при продаже произведения искусства

Как можно в данном случае вернуть картину коллекционеру?

В своей новой книге «Настольная книга коллекционера», которая выходит в издательстве «Альпина Паблишер», искусствовед Мэри Розелл рассказывает, как заботиться о своих ценностях и о том, как устроен мировой арт-рынок. «Сноб» публикует одну из глав

Ståle Grut / Unsplash

Когда вы принимаете решение продать произведение искусства, то прежде всего столкнетесь с двумя вопросами: как продать и когда? Стоит ли продавать через галерею или через дилера? И как это сделать лучше всего (если у вас есть возможность выбирать)? Для начала коллекционер должен выяснить, на продаже каких произведений специализируется выбранный аукционный дом или дилер.

Помимо этого, нужно учитывать, что какие-то работы гораздо лучше продаются на определенных территориях, поэтому следует также принимать во внимание местоположение аукционного дома и все соответствующие расходы по продаже.

Так, один нью-йоркский коллекционер хорошо знал, что самый удачный рынок для продажи его произведения немецкого неоэкспрессиониста — это Берлин, но при этом он раздумывал, имеет ли смысл отправлять туда приготовленную на продажу крупногабаритную картину, учитывая высокую стоимость ее перевозки из Нью-Йорка.

Картина не принадлежала к числу очень дорогих произведений (менее $20 000), поэтому было решено, что пересылка не окупится, и работа была выставлена на продажу в Нью-Йорке. В результате, к сожалению, она ушла по минимальной цене.

Аукционные дома и дилеры предпочитают брать на реализацию только те объекты, для которых рассчитывают найти покупателя. Однако не все произведения легко продаются, а для некоторых рынок и вовсе неочевиден. Иногда возникают ситуации, когда коллекционер может предпочесть пожертвовать или подарить произведение, чтобы не платить подоходный налог.

Продажа на аукционе

Одни работы стоит продавать на аукционах, другие нет. Преимущество аукционной продажи состоит в том, что продавец может привлечь внимание нескольких потенциальных покупателей одновременно и тем самым стимулировать увеличение цены на торгах.

Кроме того, аукционный процесс при крупных продажах позволяет расширить маркетинговую кампанию с использованием рекламы и выставок, что может подогреть интерес к объекту.

В конце концов, аукционный рынок довольно прозрачен; продавцы знают, когда будет продаваться их произведение, и могут наблюдать за процессом.

https://www.youtube.com/watch?v=1xmZrJ11E_A

Недостаток продажи на аукционах заключается в том, что продавец должен подстраиваться под аукционный календарь, что не всегда удобно. Работа, которую вы предоставили для продажи летом, может поучаствовать в торгах не раньше ноября.

В небольших региональных аукционных домах процесс продажи обычно проходит заметно быстрее, поскольку весь процесс подготовки — создание каталогов, маркетинг, выставки и т. д. — организован не столь тщательно.

Как правило, оплата происходит через 35 дней после продажи, но бывали случаи, когда средства от продажи не поступали в оговоренные сроки, и продавцу приходилось самостоятельно брать процесс оплаты под свой контроль.

Продажа на аукционных площадках не лишена рисков. Аукционы проходят публично, поэтому некоторые коллекционеры опасаются выставлять на них свои произведения.

Если объект узнаваем, то многие могут заинтересоваться причинами его продажи: не связаны ли они с возникшими финансовыми сложностями? Если работа не будет продана, об этом тоже станет сразу же известно: произведение, которое сняли с продажи, будет считаться «сгоревшим» и впоследствии трудно продаваемым, по крайней мере в ближайшем будущем и по желаемой цене.

Чтобы вернуть такую работу в продажу, владельцу нужно будет ее «реабилитировать»: убрать с рынка на какой-то период и по возможности передавать ее для участия в выставках с хорошей репутацией. На это требуется время.

Иногда, прежде чем попытаться продать произведение через аукционный дом, коллекционер должен будет вспомнить, нет ли у него особых договоренностей с тем дилером, у которого он изначально приобрел эту работу.

Важно помнить, что на первичном рынке дилеры любят контролировать продажи произведений тех художников, интересы которых они представляют, и, даже если коллекционер не подписывал соглашения о праве первого отказа, агент может ожидать, что позже работа будет продаваться через его галерею. И игнорирование этих ожиданий может иметь негативные последствия.

Известен инцидент, когда крупный коллекционер выставил на аукционе Christie’s недорогую работу одного современного второстепенного художника. Дилер, у которого картина была приобретена пятью годами ранее, пришел в возмущение, увидев ее в каталоге продаж накануне аукциона.

Коллекционер был в недоумении, так как регулярно приобретал серьезные работы знаменитых авторов у этого галерейщика и ни разу не выставлял ни одну из них на продажу. Однако дилер не просто настаивал, чтобы владелец снял произведение с торгов, но и хотел, чтобы в качестве компенсации тот выплатил ему неустойку в 25 % от расчетной стоимости картины.

Таким образом, хозяин работы оказался перед непростым выбором: или испортить отношения с дилером и потерять доступ к интересовавшим его произведениям, или смириться и вызвать гнев управляющего аукционного дома, у которого уже выстроилась очередь желающих приобрести картину, и с которым уже было налажено надежное партнерство? В любом случае само решение выставить эту работу на торги привело к возникновению проблем для коллекционера.

Обложка кинги Издательство «Альпина Паблишер»

Похожая история случилась и с членами неофициального европейского клуба любителей искусства из главы 1 «Совместная покупка». Когда они решили, что хотят распустить свою ассоциацию коллекционеров и ликвидировать собранную сообща коллекцию современного искусства, то встретились с некоторыми неприятностями.

Прежде всего они столкнулись с непониманием дилеров, у которых изначально приобретались произведения и которые теперь были против продажи работ через аукцион. Хотя члены клуба больше не собирались покупать произведения искусства и, следовательно, не нуждались в услугах дилеров, они могли бы достичь своей цели другим способом.

И все же перспектива вызвать у агентов раздражение оказалась для друзей серьезным затруднением, которое они не сумели вовремя предусмотреть.

Коллекционер, планирующий выставить произведение на торги, должен получить конкурентные предложения от разных аукционных домов. Какой они предложат эстимейт? Какие комиссионные потребуют и как будут продвигать свое предложение на рынке? Ведение аукционных торгов — это серьезное тактическое дело.

Владелец, выставляющий произведение на торги, должен выяснить, будут ли в то же самое время продаваться другие сходные работы (слишком большое их количество может обернуться против него), и обсудить размещение информации в каталогах продаж.

При серьезных продажах через крупные аукционные дома ключом к успеху становится ранняя передача произведения: это дает коллекционеру больше возможностей для торга, учитывая логистику и стратегию. Если продажа запланирована на май, то владельцу имеет смысл начинать переговоры с аукционными специалистами в январе, максимум в феврале.

С другой стороны, в те периоды, когда рынок «проседает» и объемы торгов на нем снижаются настолько, что, аукционные дома сами занимаются поисками интересующих их работ для выставления на торги, передача работы на последнем этапе аукционного цикла может оказаться примером крайне выгодной стратегии для коллекционера.

https://www.youtube.com/watch?v=F4h-WHCcmqc

Если только аукционный дом не заинтересован в получении на продажу конкретной работы, владелец может рассчитывать на комиссионные в размере 10%, которые обычно отсчитываются от цены «из-под молотка».

Дополнительно следует учесть расходы на транспортировку, размещение информации в каталогах и, возможно, обратный выкуп и пересылку, если продать эту работу не удастся. Кроме того, может потребоваться реставрация, подтверждение подлинности или страхование титула, и все эти расходы ложатся на продавца.

Именно поэтому тем, кто планирует выставить работу на продажу, очень важно внимательно ознакомиться с договором передачи своей собственности, чтобы иметь полное представление о выставляемых условиях и предстоящих сборах.

Владельцу и аукционному дому также предстоит договариваться о стартовой цене — минимальной ставке, за которую работа будет выставлена на торги. Как правило, аукционный дом будет настаивать на меньшей цене, чем та, которую захочет увидеть продавец.

В любом случае коллекционеру следует убедиться, что в контракте на передачу оговорено условие о невозможности передачи проданного произведения покупателю до тех пор, пока аукционный дом не получит полную выплату стоимости покупки.

В противном случае покупатель может остаться только с правом требования на руках.

Как только работа будет передана на реализацию, продавцу будет полезно познакомиться с доверенным лицо этого аукционного дома — экспертом, который будет присматривать за собственностью в процессе торгов и привлекать к ней внимание перед продажей.

Продажа по частному соглашению

К разочарованию многих дилеров, в последнее время аукционные дома ведут продажи не только в рамках публичных торгов, но и продают арт-объекты по частным соглашениям, фактически выступая в качестве агентов.

Продажа по частному соглашению — это прямая сделка между аукционным домом и покупателем на рынке вторичных товаров, когда владелец продаваемого произведения получает заранее оговоренную сумму.

Данный вид продаж открывает продавцу доступ к обширной клиентской базе международного аукционного бизнеса, включая тех, кто сбивает цены на подобные произведения и обеспечивает при этом приватность, не навязывая жестких временных рамок.

Например, Рональд Лаудер частным образом приобрел картину Густава Климта «Портрет Адели Блох-Бауер» (1907), о которой мы говорили в главе 5. Намереваясь продать принадлежащие им работы, коллекционеры должны прежде всего выбрать тех, кто может сделать им наилучшее предложение, и при выборе полагаться на надежные связи, зарекомендовавшие себя.

Продажа через дилера

Если вы решите продавать принадлежащие вам работы через дилера или арт-консультанта, этот путь позволяет меньше афишировать сам процесс, чем продажа на торгах, и дает возможность сделать это в любой удобный для вас момент.

Для тех, кто собирается продать любимую работу, частная сделка предоставляет возможность большего участия в ее дальнейшей судьбе, так как в этом случае произведение можно будет предложить «подходящему» клиенту.

И все же иногда у дилера могут уйти многие месяцы и даже годы на то, чтобы найти заинтересованного покупателя, готового к тому же заплатить желаемую цену. Если вы предлагаете работу музею, то процесс ее приобретения может занять год или более.

В некоторых случаях собственнику выгоднее прямая продажа произведения заинтересованному дилеру, получение денег и окончательное решение вопроса по этой сделке. Однако чаще продавец передает дилеру произведение на реализацию.

В большинстве случаев агент, взявший работу на продажу, сразу предлагает ее владельцу окончательную цену, договорившись о выплате фиксированной суммы. Разница в выручке, как правило, неизвестная коллекционеру, становится доходом дилера. Она может составлять 20–25%, но может и 50%, и даже 100% от той цены, которая была обещана владельцу.

Для него такая комбинация несет в себе меньше рисков, поскольку ему гарантированы, например, $200 000 выплаты за сданное на реализацию произведение, причем даже в том случае, если дилер сможет продать его всего за $210 000. И все же у коллекционера действительно нет никакой возможности выяснить, сколько агент заработал на этой сделке. Поэтому данный способ продажи всегда будет не слишком прозрачен, и впоследствии это может стать причиной беспокойства и потери доверия.

Дилеры и арт-консультанты обычно намного лучше знают рынок, и известно немало историй о таких экспертах, которые обогащаются за счет коллекционеров. Так, в январе 2012 г. собирательница Ян Коулз подала иск против дилера: сданную ему на реализацию картину тот продал за $2 млн, из которых один забрал в качестве комиссии.

Если собственник соглашается на продажу с оговоренной суммой выплаты, то ему следует настоять также и на определении максимального объема дилерской выручки от сделки. Если к процессу привлекается арт-консультант, то в контракте следует оговорить, что он не имеет права брать комиссию с третьих лиц (например, с покупателя).

Лучший вариант для коллекционера — это система премиальных процентов, который дилер получает от окончательной цены продажи, проще говоря, в этом случае дилер получает процент от выручки.

Обычно он составляет 20–25%, но если работа очень ценная, то возможен и меньший процент.

Реже заключается соглашение по долевому принципу, когда есть оговоренная цена, а любая сумма, полученная свыше нее, делится поровну.

Кроме того, дилерский контракт о передаче произведения на продажу должен оговаривать срок его реализации, будь то три месяца или год.

Если за этот период работа не была продана или если рынок оказался очень нестабилен, стороны могут пересмотреть условия или переназначить срок реализации. Чем более волатилен рынок, тем короче должен быть период реализации.

Чтобы поймать удачный момент, дилеру нужно некоторое время, и все же коллекционер должен иметь право забрать работу по истечении указанного периода времени в любой момент.

Перевод: Елена Минченок

Источник: https://snob.ru/entry/169045/

Украденные сокровища саксонских королей или не найдут никогда, или за них по-тихому заплатят выкуп

Как можно в данном случае вернуть картину коллекционеру?

Все спецслужбы Германии стоят на ушах: из сокровищницы саксонских королей «Зелёный свод» похищены уникальные бриллианты XVIII века. Суммарная стоимость похищенного оценивается примерно в 1 млрд евро. Поиск преступников ведётся в том числе по линии Интерпола, свою помощь в розыске драгоценностей ФРГ предложили и другие страны, включая Россию.

Любая утрата культурного наследия, будь то Нотр-Дам де Пари, либо кража в германском музее, – это действительно огромная трагедия для мировой культуры, – заявил советник президента РФ по культуре Владимир Толстой.

– Будем надеяться, что в данном случае вещи будут найдены и возвращены. Я абсолютно убежден, что коллеги из России будут готовы принять участие в поиске похищенного.

К сожалению, полную безопасность не может гарантировать никто.

Эксперты, впрочем, видят два варианта развития ситуации: либо ценности утрачены для музея навсегда – то есть они осядут в какой-нибудь частной коллекции, либо – их предложат выкупить музею сами грабители. 

Воры почему-то не стали брать некоторые ценные экспонаты

Воры, по всей видимости, имели представление, за чем они идут, и готовили операцию заранее.

Они проникли в катакомбы под мостом рядом с площадью, где располагается музей, подожгли под землёй трансформатор, обесточив сразу несколько музеев, а затем, сломав решётку на угловом окне, проникли внутрь сокровищницы саксонских королей.

Sebastian Kahnert / Globallookpress

Примечательно, что ударопрочную витрину, за которой находились экспонаты, они разбили в считанные минуты топором – при том, что, по заверению производителя, она должна была выдерживать подобный напор как минимум четверть часа.

Директор «Зелёного свода» Дирк Синдрам, комментируя случившееся газете Saechsische Zeitung, даже сравнил ограбление с фильмом «Миссия невыполнима»: по его словам, систему безопасности проверяли несколько лет назад, и тогда казалось, что всё в порядке. Но вышло иначе.

Правда, есть версия, что хороших специалистов по музейным экспонатам среди воров не было. Они вытащили то, что попалось под руку, – в основном, подвески и нагрудные украшения. Получилось много – несколько десятков предметов.

Но они не взяли при этом, например, польский орден Белого Орла с бриллиантами, боевую шпагу, инкрустированную 770 драгоценными камнями, и королевское жемчужное ожерелье.

Полиция сначала решила, что они тоже похищены, однако позже их обнаружили.

https://www.youtube.com/watch?v=Txsoy97E7Mc

Может быть, конечно, это объясняется тем, что преступники действовали в темноте, подсвечивая себе фонариками, однако орудовали явно без разбора.

Я изучал много подобных краж, – рассказал Царьграду специалист по антиквариату Семён Исаков, – и сделал вывод, что музейные ограбления делятся на два вида: или под заказ, когда крадут конкретный экспонат, или стихийно – иначе говоря, что придётся, либо что приглянется, либо что, по расчётам преступников, в принципе имеет материальную ценность.

По его мнению, то, что произошло в Дрездене, как раз и относится ко второму типу. 

Sebastian Kahnert / Globallookpress

Для частной коллекции или «под выкуп»

Яркий пример первого варианта, который известен всем благодаря отечественному кинематографу, – знаменитая кража в 1965 году картины «Святой Лука» работы фламандского живописца Хальса с выставки в музее им.

Пушкина в Москве, – уточнил Исаков.

– Тогда помощник реставратора, по наводке подпольного продавца антиквариата, получившего, как выяснилось, заказ от западного коллекционера, вырезал картину из рамы (причем сделал это варварски, тупым ножом!).

Но там произошла детективная история с подменой оригинала на копию, в итоге предположительный заказчик получил фальшивку. А неудачливый вор, отчаявшись получить деньги за украденную ценность, сам фактически сдал себя чекистам, попытавшись – буквально на улице! – продать картину первому попавшемуся «респектабельно одетому иностранцу», которым оказался, по чистой случайности, сотрудник КГБ.

«А был ещё случай, когда один вор из Франции, Стефан Брайтвизер, в течение шести лет совершал кражи для пополнения собственной коллекции: на его счету было 174 факта краж из музеев, церквей, художественных галерей, представляете себе! – рассказал эксперт. – Он похитил свыше двухсот произведений искусства, в том числе картины Питера Брейгеля, Антуана Ватто, Клода Моне, Франсуа Буше. Ценность – неописуемая! Я читал, что всё это “тянуло” почти на полтора миллиарда долларов!»

Правда, закончилось всё тем, что на Брайтвизера вышла полиция, а его мать, узнав об этом, чтобы избавить сына от улик, не придумала ничего лучше, чем… порезать картины на кусочки и выбросить их на помойку, а часть изделий (золотые кубки, украшения) она утопила в реке.

Что касается второго типа музейных краж, то в качестве свежей иллюстрации, по словам Семёна Исакова, здесь можно привести кражу «Крика» норвежского мастера Эдварда Мунка из музея в Осло в 2004 году. Ворам понадобилось меньше минуты, чтобы пробраться через окно в выставочный зал, вырезать полотно из рамы и скрыться.

А меньше через месяц они связались с музеем и предложили вернуть картину за выкуп в миллион долларов, – дополнил историю эксперт по антиквариату. – По официальной версии, им отказали. Но спустя два года «Крик» каким-то образом всё-таки был возвращён – хотя ни о каких задержаниях преступников не сообщалось. Коллеги полагают, что всё-таки сделка состоялась. 

Царьград составил список самых громких музейных ограблений с начала XXI века: 

2000 год. Национальный музей Швеции в Стокгольме

В музей ворвались вооруженные преступники в масках и, угрожая охране, забрали с собой автопортрет Рембрандта и два полотна Ренуара – «Разговор с садовником» и «Юная парижанка», после чего скрылись на моторной лодке, ожидавшей их у набережной, напротив музея. Общую стоимость похищенного оценили в $36 млн.

Преступников удалось задержать буквально в течение нескольких недель, в группу входили тринадцать человек. Но похищенное они успели к тому времени сбыть, поэтому возврат шедевров занял около пяти лет: рассказывают, что картины пришлось выкупать.

2002 год. Музей Ван Гога в Амстердаме

Похитители проникли в помещение через отопительную трубу, спустившись вниз с крыши. Украли два полотна – «Вид на море у Схевенингена» и «Паства выходит из реформистской церкви в Ньюнене», стоимостью в $100 млн.

Спустя год преступников нашли, однако своей вины они не признали, а картины найти тогда не удалось.

И только через 12 лет, во время спецоперации против мафии в Италии, на вилле у одного из криминальных боссов под Неаполем были обнаружены похищенные полотна. Через некоторое время их передали обратно в музей. 

Винсент ван Гог. «Вид на море у Схевенингена», 1882. Globallookpress

2003 год. Замок герцогов Бакклю в Шотландии

Четверо, прикинувшись туристами, явились на экспозицию в замок Драмланриг, принадлежащего герцогам Бакклю, которые являются обладателями одной из самых внушительный частных коллекций в мире, и стащили «Мадонну с веретеном» работы великого Леонардо да Винчи.

Просто пригрозили топором экскурсоводу, сняли картину со стены и были таковы.

И вновь интересная деталь: долгих четыре года никто не знал, где находится шедевр стоимостью в 25 млн фунтов стерлингов, а потом вдруг, во время полицейского рейда в Глазго, он был обнаружен (детали, разумеется, не раскрываются).

Сначала «Мадонну» выставили вновь в замке, потом её передали в Национальную галерею Шотландии в Эдинбурге.

2006 год. Эрмитаж, Санкт-Петербург

Всё обнаружилось в ходе плановой проверки экспозиций музея. Ревизоры были в шоке, когда установили факт пропажи свыше двухсот экспонатов на общую сумму более чем в $2 млн.

Исчезли ювелирные изделия середины XIX – начала XX веков, в частности, брелок с портретом Петра I, кубки, часы, портсигары, а также целая коллекция русских икон (в том числе «Богоматерь Знамение», Серафима Саровского и Казанской Божьей Матери), подаренных в разное время Николаю Второму.

В краже обвинили хранительницу фонда «Русское искусство» Ларису Завадскую и ее супруга Николая Завадского. Она скончалась во время плановой проверки, когда, собственно, выяснилась пропажа, а её мужа осудили на 5 лет и 6 месяцев.

Вернуть из похищенного удалось далеко не всё – только три десятка предметов (кое-что нашли на перепродажах у антикваров), а остальное разошлось по частным коллекциям, возможно, зарубежным. 

Popova Valeriya / Shutterstock.com

2008 год. Музей Эмиля Бюрле, Цюрих

Трое грабителей вошли в музей незадолго до его закрытия и, наставив оружие на сотрудников, заставили их лечь на пол, а сами забрали четыре полотна: «Мальчик в красном жилете» Поля Сезанна, «Маковое поле» Клода Моне, «Людовик Лепик и его дочь» Эдгара Дега и «Цветущие ветки каштана» Винсента Ван Гога. Стоимость картин – порядка $164 млн.

Схватив добро, воры уселись в автомобиль, припаркованный у входа в музей, и скрылись.

Удивительно, но, хоть о задержании преступников опять не сообщалось, два шедевра нашли спустя всего неделю – в машине, стоявшей на улице в Цюрихе, в 2009-м обнаружилась еще одна, а последнюю, полотно Сезанна, полиция выудила в Белграде.

2010 год. Музей современного искусства, Париж

Злоумышленники, взломав замок ограды, и затем, разбив стекло на здании, проникли внутрь и похитили пять картин: «Голубь с зелёным горошком» Пабло Пикассо, «Пасторали» Анри Матисса, «Оливы близ Эстака» Жоржа Брака, «Женщины с веером» Амедео Модильяни и «Натюрморт с подсвечниками» Фернана Леже. Стоимость картин оценили в более чем 100 млн евро.

Банду накрыли через год, полиция арестовала главаря-рецидивиста и его подельников – антиквара и часовщика, которые занимались скупкой краденого.

Похитителей приговорили к длительным срокам и штрафам, а вот картины так и не вернули: предполагается, что их приобрели коллекционеры, а само преступление было совершено как раз «под заказ». 

2012 год. Музей Кюнстхал, Роттердам

Ночной охраны в музее не было: как считалось, там установили такую крутую систему безопасности, что в живых стражах смысла не было. Преступники же, вскрыв сигнализацию (она сработала почему-то позже), вынесли целых семь картин.

 Были украдены: «Голова Арлекина» Пикассо, «Читающая девочка» Матисса, «Мост Ватерлоо» и «Мост Чаринг-Кросс» Моне, «Женщина перед открытым окном» Гогена, «Автопортрет» Мейера де Хана и «Женщина с закрытыми глазам» Фрейда.

Стоимость – 100 млн евро.

Photographee / Shutterstock.com

Когда прибыла полиция, воров и след простыл.

Позже оказалось, что преступление совершили четверо граждан Румынии, их задержали в Бухаресте. Правда, картины вернуть так и не получилось: мать одного из грабителей заявила, что сожгла их в печи.

Преступников приговорили к различным срокам. Плюс им предписали выплатить штраф в 18,1 млн евро. 

2013 год. Вязниковский историко-художественный музей, Кинешемский художественно-исторический музей. 2014 год. Плёсский историко-архитектурный и художественный музей-заповедник

Мы объединили эти кражи, поскольку их совершила одна группа преступников.

В Кинешме они похитили полотно «Базар» Вячеслава Бычкова, в Вязниках – картины «Лес. Ели» Ивана Шишкина, «Рыболов» Константина Коровина и «Первый снег» Станислава Жуковского (общая стоимость более $3,3 млн), а в Плёсе – пять картин Левитана: «Розы», «Полустанок», «Речная заводь», «Овраг с забором» и «Тихая речка» ($1,2 млн).

Преступников задержали в декабре 2016 года, сразу удалось вернуть только часть похищенного, потом «Лес. Ели» обнаружили в Белоруссии в начале 2017-го, через некоторое время мать одного из задержанных вернула ещё одну, а вот две оказались утеряны безвозвратно: «Первый снег» воры просто выбросили, а «Рыболова» продали – кому, неизвестно. 

2015 год. Тарусская картинная галерея, Калужская область

Злоумышленники, ворвавшись в помещение учреждения культуры, забрали три картины: «Море у острова Капри» Ивана Айвазовского, «Голова иерусалимского еврея» Василия Поленова и «Распятие с предстоящими и святым Франциском Ассизским» неизвестного художника. Суммарная стоимость – 7,5 млн рублей.

Правда, воров удалось поймать, когда они пытались подыскать покупателя. Картины были возвращены музею. 

2019 год. Третьяковская галерея, Москва

Злоумышленник (им оказался некий 32-летний Денис Чуприков) действовал просто очень нагло: пришёл на выставку, спокойно, на глазах у посетителей, снял со стены картину – и ушёл!

Пропажи хватились только через два часа, когда отсутствие экспоната стоимостью около 1 млн долларов заметил кто-то из людей, пришедших полюбоваться искусством. Тогда уже просмотрели камеры видеонаблюдения и поняли: да, кража.

Стоит отдать должное, нашли вора быстро, уже на следующий день, отследив его маршрут с помощью системы «Безопасный город». Картину тоже обнаружили – с небольшими царапинами, но без особого ущерба.

Чуприкова приговорили к трём годам лишения свободы.

Источник: https://tsargrad.tv/articles/ukradennye-sokrovishha-saksonskih-korolej-ili-ne-najdut-nikogda-ili-za-nih-po-tihomu-zaplatjat-vykup_227838

Коллекция Щукина в Пушкинском: Матисс, Гоген и Пикассо возвращаются в Москву

Как можно в данном случае вернуть картину коллекционеру?

Как русский промышленник собрал лучшую коллекцию европейского искусства рубежа веков и почему она пропала из Москвы на столетие

«Танец» Анри Матисса — одна из тех знаменитых картин, которые немногие видели своими глазами: не каждому же выпадает возможность съездить в Эрмитаж или нью-йоркский Музей современного искусства.

Картина, сделанная в 1910 году по заказу текстильного магната и коллекционера современного искусства Сергея Щукина, знаменита огромным размером, сочетанием красного, синего и зеленого, пластикой людей, танцующих в хороводе.

Широко известно и то, что панно украшало коридор особняка Щукина в Большом Знаменском переулке: хотя изначально коллекционер, боявшись встревожить своих детей (это чуть менее известная история), думал повесить его в другом месте — но был так поражен итоговым результатом, что не оставил себе выбора.

Картина была готова к 1910 году. Через семь лет Щукин уехал из страны.

Отобранная большевиками картина сначала выставлялась в Музее нового западного искусства на Пречистенке, потом, как идеологически чуждая, пылилась в запасниках, потом наконец-то была снова выставлена, но уже в Эрмитаже, а после, на пару лет, — в Париже.

И вот спустя 100 лет картина возвращается в Москву — в находящийся по соседству от дома Щукина Пушкинский музей. Там в начале июня открылась выставка «Щукин. Биография коллекции», включающая в себя 150 картин и скульптур, принадлежавших Щукину, — почти половина его собрания.

Помимо «Танца», в Пушкинском показывают больше сотни полотен за авторством других художников (Сезанна, Дерена, Пикассо и прочих), которых собирали Сергей Щукин и его братья.

Но кураторы делают акцент на самих коллекционерах — это не выставка шедевров модернизма, а попытка переосмыслить историю искусства начала XX века, поставив коллекционеров и меценатов на одну доску с художниками.

И взглянуть на эти работы как раз глазами «самого известного в мире коллекционера XX века», как назвал Щукина директор Эрмитажа Михаил Пиотровский.

Анри Матисс. Танец. 1910

Где

ГМИИ имени А. С. Пушкина

Когда

19 июня — 15 сентября

Сколько

600 рублей

Кураторы

Марина Лошак, Наталья Александрова, Александра Данилова, Светлана Загорская, Виталий Мишин, Алексей Петухов, Анна Познанская, Вадим Садков

«Если мы говорим „Третьяков“ — мы подразумеваем картины русской школы, Костаки — русский авангард. Щукин — такое же, если не более тяжеловесное имя. В данном случае имя коллекционера работает ничуть не хуже, чем имена Матисса, Сезанна, Гогена и Пикассо.

Возможно, имена братьев Щукина еще могли бы стать для кого-то открытием, но коллекция Сергея — уже давно сформировавшаяся величина в мире искусства», — объясняет Наталия Семенова, научный консультант выставки и автор 500-страничной книги о коллекции.

Разгадку — откуда взялся этот странный русский европеец, скупающий художников, работы которых впоследствии будут стоить десятки миллионов долларов, — кураторы выставки предлагают искать в родственниках Щукина.

Его отец был крупным текстильным магнатом и всех шестерых своих сыновей готовил к тому, чтобы перенять управление ткацкими фабриками — отправлял на обучение в Германию, где было хорошо развито текстильное производство.

Однако страстью братьев Щукиных было коллекционирование. Считается, что художественный нюх передался Щукиным по материнской линии — Екатерина Петровна Боткина, жена Щукина-старшего, происходила из старой семьи интеллектуалов, ее брат принимал у себя дома Тургенева, Герцена и молодого Толстого.

Несколько лет назад Леонид Парфенов снял фильм «Глаз божий», приуроченный к юбилею Пушкинского музея. Там подробно рассказывается история коллекции Щукина и то, каким он был человеком

Решающую роль на пути к коллекционированию в жизни Сергея Щукина сыграли именно его братья — Петр, Иван и Дмитрий. Старший брат Петр собирал древности, Дмитрий — старое искусство, а Сергей, начавший чуть позже, — современное искусство.

«Стоит нам посмотреть на рисунок, картину или любую другую вещь, как мы настораживаемся» — так описывал это Дмитрий.

Был и четвертый Щукин, увлеченный искусством, — не такой коллекционер, как старшие братья, Иван коренным образом повлиял на возникновение щукинской коллекции — именно он показал Сергею новое французское искусство.

На выставке каждому из братьев посвящен отдельный зал, осмотреть которые стоит до основной коллекции: «Вначале, когда вы только вошли, можете потрястись перед „Танцем“ Матисса, который специально висит один, зацепить взглядом иконостас Гогена. Потом стоит пойти через братьев — осмотрев зал последнего из них, Ивана, который и познакомил Сергея с новым искусством, вы входите в залы с основной коллекцией», — говорит Семенова.

Пройти через комнаты Петра, Дмитрия и Ивана нужно для того, чтобы прочувствовать то самое чутье семьи Щукиных, а также понять контекст семьи и эпохи, в которой сформировался Сергей.

В первом зале выставлены предметы из коллекции Петра — собирателя древностей: персидские ткани и японские шкатулки, набор камергерских ключей и китайский посох. Попадается и живопись: «Обнаженная» Ренуара или «Дама в белом» Поля Эллё.

В той же комнате висит и «Портрет великого князя Александра Павловича в детстве» Федора Рокотова.

В большинстве залов античные статуи из постоянных экспозиций постарались оградить отдельно выстроенной стеной, однако где-то Дионис и Лаокоон все же видны. Шкатулки и стулья из коллекции Петра выставлены прямо вокруг «Фарнезского быка».

Чуть дальше зал Дмитрия Щукина, более узконаправленный — с художниками голландской школы: Питер Клас, Ян ван Гойен и Хендрик Аверкамп, картину которого Дмитрий приобрел по совету своего профессора Вильгельма фон Боде.

В зале нашлось место и медным бюстам, и чайным сервизам.

Клод Моне. Завтрак на траве. 1866

Последний зал, с работами, которые собирал Иван Щукин, вплотную подводит зрителя к коллекции Сергея Щукина, он наиболее аскетичный. В завешанной плотными черными тканями комнате висят две картины Мане и Моне и «Кающаяся Мария Магдалина» Эль Греко, привезенная из Будапешта (все остальные картины на выставке принадлежат российским музеям).

Из всех братьев Щукиных Иван был наименее успешным коллекционером — в 1907 году ему пришлось продать большую часть своего собрания из-за накопившихся долгов. Годом позже он, не в силах пережить банкротство, покончил жизнь самоубийством.

Однако за десять лет до этого младший брат Сергея, живя в Париже, познакомил его с новым французским искусством.

Коллекция Сергея Щукина стоимостью в 10 миллиардов долларов занимает большую часть выставочных залов. Первый зал — импрессионисты. Здесь висят ранние увлечения Щукина: Моне, Ренуар, Сислей, Дени и Писсарро. Вся оставшаяся часть выставки выстроена в хронологическом порядке — из зала в зал можно наблюдать, как Щукин развивал свой художественный взгляд.

Поль Гоген. О, Таити, чудесный край! Сбор плодов. 1899

Дальше — длинный зал с импрессионистами. Если в начале осмотра путь пролегает мимо Белого зала с «Танцем» Матисса, то в его середине — мимо иконостаса Гогена.

Полтора десятка работ французского мастера развесили в Пушкинском точно так же, как когда-то в особняке Щукина на Знаменке — в салонном стиле, крайне плотно, почти не оставляя свободного пространства между полотнами (сравните с остальными залами, где работам оставлено много свободного пространства). Картины написаны Гогеном в разные годы, однако они сочетаются — сюжеты перетекают один в другой, образуя алтарь.

Анри Матисс. Красные рыбы (Золотые рыбки). 1912

За Гогеном расположено еще несколько тематических залов, каждый из которых посвящен одному из поздних увлечений Щукина.

Сперва зал Сезанна: большинство картин в нем находится на постоянной экспозиции в Пушкинском музее, но есть и работы из Эрмитажа, например «Дама в голубом».

Вслед за Сезанном — Матисс: здесь все, кроме «Танца» и «Булонского леса», который оставили в небольшом закутке в зале Сезанна, чтобы показать влияние постимпрессиониста на одного из основателей фовизма.

Матисс — важный художник для Щукина. Он одним из первых заприметил талант француза и выкупал его картины «еще до того, как на них высыхала краска».

В какой-то момент Матисс заключил контракт с галереей Бернхейм-Жён, согласно которому музей получил эксклюзивное право получать все, что напишет Матисс.

Однако в контракте имелась одна маленькая оговорка: галерее доставались лишь картины определенного, небольшого размера.

Все остальные работы художник мог продавать собственноручно — именно поэтому в коллекции Щукина так много полотен, «близких по размеру к панно», объясняет Наталия Семенова.

Щукин до последнего коллекционировал Матисса — в сентябре 1914 года, когда Германия уже объявила войну России, коллекционер пытался перевести деньги за «Женщину на высоком табурете», однако ему не удалось это сделать из-за обвала Московской биржи. В этот момент длительная переписка между Щукиным и Матиссом обрывается.

Вслед за Матиссом — залы Пикассо и Дерена, одного из последних больших увлечений Сергея Щукина. Помимо них, присутствует Мари Лорансен и Анри Руссо — Щукин не мог пройти мимо них.

Анри Руссо. Нападение ягуара на лошадь. 1910

На хитовой парижской выставке щукинской коллекции в музее фонда Louis Vuitton (работы из него одновременно начали выставляться в соседнем корпусе ГМИИ) повествование не оборвалось — кураторы решили продолжить историю Щукина русскими авангардистами.

Одновременно с московской выставкой в Петербурге началась выставка «Великие русские коллекционеры. Братья Морозовы». Ожидается, что затем музеи обменяются выставками.

Но это выглядело скорее трагично: да, Малевич напрямую вдохновлялся Пикассо, включая те работы, которые скупал Щукин, но после революции, как мы знаем, снесло вначале Щукина, затем и Малевича, который недолго, впрочем, был одним из главных художников страны, а потом (в запасники) и того щукинского Пикассо, что еще оставался в СССР. «У нас была идея показать, что Сергей Щукин появился не на пустом месте, а из очень мощной семьи коллекционеров», — объясняют свою задачу кураторы московской выставки. Так может быть менее зубодробительно, но зато спокойно — все на своих местах.

Пабло Пикассо. Дама с веером. 1909

История того, что происходило с коллекцией (а это 275 шедевров, включая восемь Сезаннов, 13 Моне, 16 Гогенов, 41 Матисс и 50 Пикассо), едва ли не интереснее того, что есть на выставке. В августе 1918 года Сергей Щукин с младшим сыном Иваном сбегает из Советской России.

Спустя три года коллекции Щукина и его коллеги по коллекционированию современного искусства Морозова объединяют под эгидой Государственного музея нового западного искусства, а его директором назначают Бориса Терновца, которого в свое время восхитил «Танец». В 1929 году коллекции Морозова и Щукина перевозят в одно здание — особняк Морозова на Пречистенке.

После войны, в 1948 году, музей ликвидируют, и происходит окончательный раздел коллекции.

«Все фонды перевезли в Пушкинский музей и начали разделять между Москвой и Петербургом. Происходило это в Белом зале, где сейчас висит „Танец“.

Люди из Комитета по делам искусств — такой был орган идеологического контроля в сталинские времена — рекомендовали не оставлять в Москве те работы, которые нельзя было выставить.

А как можно думать о том, чтобы выставить авангард в позднесталинские годы?» — рассказывает про историю коллекции Алексей Петухов, куратор выставки «Щукин. Биография коллекции».

В Ленинград отправились самые смелые полотна Пикассо и Матисса, а в Москве остались более безопасные работы импрессионистов. «То, что в Москве осталось хоть что-то из авангарда, — это подвиг, самоотверженность и огромный риск тех людей, которые тогда занимались разделом коллекции Щукина», — добавляет Петухов.

Как рассказывает Петухов, оба шанса объединить коллекцию в советское время были упущены. Первый раз при Хрущеве, во время оттепели, а второй — при Горбачеве, когда на волне отрицания сталинского времени и разоблачения репрессий ликвидированный, почти что расстрелянный музей можно было попробовать возродить.

«Очередную попытку воссоединить коллекции предприняли сразу после падения СССР — в России и Германии прошла выставка „Морозов и Щукин. Русские коллекционеры“.

Тенденция той эпохи — говорить о Щукине и Морозове вместе, слеплять их в один комок, хотя они не были членами одной семьи и в своих подходах не похожи друг на друга», — продолжает куратор уже сольной выставки Щукина в Пушкинском музее.

Винсент Ван Гог. Портрет доктора Феликса Рея. 1889

Полную коллекцию Щукина все же удалось показать в одном месте. Правда, в построенном архитектором Фрэнком Гери элегантном здании музея фонда Louis Vuitton в Париже, а не в Москве или Петербурге — оказалось, что перевезти картины из Эрмитажа и Пушкинского в Париж намного легче, чем договориться о совместном показе в Москве.

Этому поспособствовал внук Сергей Щукина — Андре-Марк Делок-Фурко, который продолжает жить в Париже (он блестяще говорит по-русски для человека, который родился во Франции).

Внук Щукина активно искал возможность представить где-либо полную коллекцию его деда, и в конце концов выбор пал на музей фонда Louis Vuitton — куда более осторожных (что неудивительно для транснациональной корпорации) продолжателей дела Щукина в XXI веке.

«Показать в одном музее картины из Пушкинского и Эрмитажа в России тогда еще было невозможно. Конфликт между музеями был еще слишком острым, — объясняет Петухов. — Нужна была нейтральная сторона, которой и стал Париж».

Выставка щукинской коллекции в Париже стала самой кассовой выставкой Франции за последние 50 лет — ее посетило более 1,2 миллиона человек, рассказывает внук коллекционера. Увидев такой успех, Эрмитаж и Пушкинский все же смогли преодолеть раздоры и провести серию показов.

Фотографии: обложка, 2, 3, 5, 7 — ГМИИ имени А. С. Пушкина, 1, 4 — Succession H. Matiss / Государственный Эрмитаж, 6 — Succession Picasso / ГМИИ имени А. С. Пушкина

Источник: https://www.the-village.ru/village/weekend/art/353983-schukinskaya-kollektsiya

Судебное дело
Добавить комментарий