Как защититься от необоснованных обвинений?

Ложное обвинение в изнасиловании: Что делать?

Как защититься от необоснованных обвинений?

Ложные обвинения бывают самыми разными.

Кто — то винит ближнего своего в каких — то аморальных поступках, кто — то готов обвинять другого человека в том, что он болен чем то противным и очень заразным, ну а некоторые не гнушаются обвинить постороннего человека и в совершении особо тяжких преступлений. Однако наиболее необычными и интересными с юридической точки зрения являются ложные обвинения в изнасиловании или иных преступлениях сексуального характера.

Причины для ложного обвинения в изнасиловании бывают самые разные: шантаж, желание опорочить репутацию человека, специально сделать так, чтобы он получил весьма приличный срок.

Однако мотивы не имеют значения, ведь независимо от них гражданин будет наказан, причем наказан за действие, которое он и не совершал. В связи с этим к вопросу борьбы с ложным обвинением в изнасиловании стоит подойти максимально серьезно и ответственно.

В этой статье мы расскажем о том, как защитить себя и при этом наказать лжеца.

Как защититься от обвинений?

Первое, что нужно сделать в том случае, если вас обвинили в изнасиловании — доказать свою непричастность. Только после того, как вы докажите невиновность, у вас появится возможность подавать встречные иски, требовать компенсаций и наказывать невиновных. При этом снять с себя ложные обвинения можно самыми разными способами:

  • Найдите свидетелей, которые смогут доказать, что вы не могли совершить преступление. Простыми словами, покажите, что у вас есть алиби. Однако это возможно только в том случае, если вы не вступали в контакт с жертвой. Это — пожалуй самый простой и быстрый способ показать суду, что вы не имеете никакого отношения к преступлению, а обвинения против вас — умышленная ложь, имеющая злой умысел;
  • Затребуйте психологическую экспертизу якобы пострадавшего от изнасилования лица. В конце концов, оно может не только принимать надуманное за действительное, но и вообще иметь какие — то психологические отклонения на сексуальной почве. Если подобные нарушения будут обнаружены, то доказать правоту «потерпевшего» будет практически невозможно;
  • Запросите медицинскую экспертизу. Она, как правило, должна проводиться сразу, однако вы можете подать ходатайство о её повторном проведении. При изнасиловании всегда имеются какие — то следыборьбы и применения силы, и если их нет, то можно будет без особого труда оспорить как фактор принуждения, так и сам факт изнасилование в целом;
  • Попросите сотрудников правоохранительных служб провести дополнительные проверки, такие как экспертизу одежды потерпевшей, микроанализ и прочее. Порой именно в мелочах можно найти что — то важное и имеющее огромное влияние на исход дела.

Если же у вас не получается найти каких — то материальных доказательств, то просто потребуйте прямо в зале суда от потерпевшей стороны повторить свои показания.

Дело в том, что если они надуманы, то «жертва» так или иначе будет давать их каждый раз немного по разному.

Такая путаница может стать спасительной, так как с её помощью проще всего выявить ложное обвинение без проведения каких бы то ни было экспертиз и проверок.

Что делать после того, как будет доказана ложность обвинений?

Как только вам удастся доказать, что обвинения против нас ложны и имеют злой умысел, вам потребуется подать встречный иск. При этом для обвинения будет использована статья 128 УК РФ .

Клевета — это необоснованное обвинение человека в поступке, порочащем его честь и достоинство, а так же ложное обвинение в каком — либо преступлении.При этом вы сможете обвинить лжеца не по простой статье, а по части четвертой статьи 128.

1 УК РФ «Ложное обвинение в преступлении сексуального характера или ложное указание на наличие у человека опасных заболеваний». Наказание за это преступление значительно более серьезно, чем за обычную ложь.

Максимальное наказание за клевету составляет 500000 рублей штрафа или 160 часов обязательных работ, в то время как ложное обвинение в изнасиловании грозит виновному штрафом до 3000000 рублей и работами сроком 480 часов.

Если же против вас уже выдвинули обвинения, то потребуется сначала опровергнуть их, о чем говорилось выше. Как только вы добьетесь успеха, сразу подавайте встречный иск, написав исковое заявление. Его форма будет аналогична заявлению в полицию, однако будут иметься три отличия:

  • Оно будет направляться в суд, поэтому изменится заголовок — из него исчезнет имя руководителя, зато добавиться поле «Ответчик», в которую потребуется вписать имя ложно обвинившего вас человека;
  • В информационной части потребуется дополнительно указать, что в связи с обвинением в изнасиловании открывалось уголовное дело, в ходе ведения которого было доказано, что обвинения ложны.Обязательно укажите номер дела;
  • В заключительной части потребуется указать все материалы, имеющие отношение в предыдущему разбирательству. Их так же будет необходимо приложить к самому заявлению.

Сразу после подачи заявления начнется разбирательство, в ходе которого потребуется доказать, что направленные против вас обвинения были совершены умышлено, имели цель навредить вам и при этом были необоснованны.

В случае с ложным изнасилованием сделать это будет проще простого. Однако все же рекомендуется нанять адвоката или воспользоваться услугами все того же юриста, с которым вы работали по первоначальному делу.

Более от вас ничего не потребуется — суд выслушает ваши доводы свидетелей и самостоятельно вынесет решение.

Остались вопросы или нужна помощь профессионального адвоката? Обратитесь за консультацией к специалисту.

Региональная юридическая служба. Бесплатная юридическая консультация по всей стране 8(800)707-79-45

Источник: https://zen.yandex.ru/media/regurslugba/lojnoe-obvinenie-v-iznasilovanii-chto-delat-5a03139b780019acd8e732b4

Защита Беслана Шебзухова убедила прокурора пересмотреть обвинение

Как защититься от необоснованных обвинений?

Следствие необоснованно обвинило инспектора кадастровой палаты Беслана Шебзухова в коррупции, указала 14 ноября его адвокат на заседании суда в Ставропольском крае. Подсудимый также заявил о своей невиновности, и прокурор попросил у суда время для подготовки ответа с позицией обвинения.

Как сообщал”Кавказский узел”, инспектор кадастровой палаты Беслан Шебзухов из Ставропольского края обвинен в получении взятки. По данным следствия, он обещал понизить предприятию штраф за самовольное занятие земельного участка в обмен на поставку пшеницы и ячменя по заниженной цене. В защиту Беслана выступил его отец, житель Кабардино-Балкарии Нарзан Шебзухов.

Следствие считает, что Шебзухов пообещал снизить размер штрафа, если предприятие реализует ему около 40 тонн пшеницы и ячменя по значительно заниженной цене семь рублей за килограмм.

Рыночная цена на тот период составляла 12 рублей за килограмм ячменя и 11 рублей 70 копеек за килограмм пшеницы, что составило бы для Шебзухова имущественную выгоду в размере 194 тысяч рублей.

Следствие рассматривает подписание договора, как получение Шебзуховым взятки.

Уголовное дело в отношении Беслана Шебзухова суд начал рассматривать в апреле этого года, однако в июне оно было возвращено прокурору для устранения противоречий. Повторное рассмотрение суд начал в августе, с тех пор по делу сменилось трое судей. Первое заседание в новом составе по делу Шебзухова состоялось 14 ноября, сообщил присутствовавший в зале суда корреспондент “Кавказского узла”.

В настоящее время дело рассматривается судьей Олесей Гавриленко, обвинение поддерживает заместитель прокурора Кировского района Арслан Тактаньязов. Защиту Шебзухова осуществляют адвокаты Ирина Хурзокова и Ирина Монастырлова.

В начале судебного заседания адвокаты Ирина Хурзокова и Ирина Монастырлова заявили ходатайство разрешить им вести видеозапись судебного заседания, гособвинитель высказался против видеозаписи.

Судья отказала защите в удовлетворении ходатайства, объявив, что “лица, присутствующие в открытом судебном заседании, вправе вести аудиозапись и письменную запись. Фотографирование, видеозапись, а также трансляция открытого судебного заседания в интернет допускается с разрешения председательствующего в судебном заседании”.

Суд сослался на отсутствие технической возможности вести видеозапись. Защита выразила готовность вести видеозапись собственным телефоном. “Несмотря на заявление адвокатов о ведении видеофиксации за счет своих технических средств, тем не менее, у суда такой возможности нет”, – заявила председательствующая.

После этого суд приступил к установлению личности подсудимого, отметив, что, возможно, со времени предварительных слушаний в семейных обстоятельствах подсудимого что-то изменилось. После установления личности подсудимого судья приступила к установлению личности адвоката Ирины Хурзоковой, что вызвало ее возмущение.

“Ваша честь, я не подсудимая, я адвокат. Все мои данные указаны в ордере, который я представила, вы не можете задавать мне такие вопросы”, – заявила Хурзокова.

Представители защиты заявили отвод судье, сказав, что не доверяют ей, обосновав свою позицию тем, что суд отказал в проведении видеосъемки, даже когда адвокаты предложили сделать это за счет своих технических средств. Обвинение посчитало заявленный отвод необоснованным, при этом гособвинитель отметил, что защита преследует цель вывести из себя судью. Суд не нашел оснований для удовлетворения ходатайства об отводе.

Подсудимый и защита оспорили версию следствия

Далее прокурор зачитал обвинительное заключение в отношении Шебзухова. Беслан Шебзухов заявил, что ему непонятна суть обвинения. Он, в частности, попросил разъяснить ему, в совершении какого преступления он обвиняется.

Прокурор пересказал суть обвинения, но Шебзухов снова заявил, что не понял его. Далее Шебзухов спросил, что конкретно является предметом вменяемого ему преступления. Прокурор ответил, что это “услуги имущественного характера”.

“Где, когда, при каких обстоятельствах я совершил преступление – требовал от кого-либо взятку. И у кого конкретно и какими доказательствами это подтверждается?” – сказал Шебзухов. Прокурор ответил, что готов еще раз зачитать обвинительное заключение.

“Мы просим разъяснить, потому что из доказательств не видно, чтобы Шебзухов требовал у Серкова… Не просил, а требовал продать ему зерно по заниженной цене”, – подчеркнула адвокат Монастырлова.

Она также попросила прокурора ответить на вопрос, в чем заключается преступление Шебзухова и за какие конкретные его действия предусмотрена уголовная ответственность.

“Преступностью является незаконное получение услуг имущественного характера – разница между рыночной ценой зерна и той, по которой его хотел было приобрести Шебзухов… Вот эта разница в 194 тысячи рублей, которые вы имели в виде выгоды при покупке зерна за 7 рублей за килограмм, и вменяется вам”, – пояснил гособвинитель.

Адвокат Монастырлова заявила, что Шебзухов в рамках своих должностных полномочий не мог привлечь, либо не привлечь кого-либо к административной ответственности.

Он не мог составить административный протокол, протокол был составлен сотрудником ОБЭП.

Таким образом, если бы в указанном сельхозпредприятий отказались продать ему зерно по заниженной цене, это не могло повлечь для них никаких последствий, считает адвокат.

Заключение им договора о покупке зерна, по мнению защиты, является гражданско-правовым актом, за который не может быть уголовного преследования. Преступление о получении выгоды имущественного характера считается совершенным тогда, когда человек получил хотя бы какую-то часть этой выгоды, Шебзухов же не получил ничего, считает защита.

Защита заявила ходатайство о переквалификации обвинения. Гособвинитель попросил отложить процесс для выработки позиции по данному вопросу.

Суд объявил перерыв до 23 ноября.

Напомним, что 27 октября 2019 года отец Беслана Шебзухова, Нарзан Шебзухов обратился к президенту России и правозащитникам с просьбой “оказать любое содействие и помощь” в разрешении ситуации, в которую попал его сын, который с февраля этого года арестован и содержится в тюрьме “Белая лебедь” в Пятигорске, известной своими жестокими условиями содержания. Ответов на свои обращения Нарзан Шебзухов пока не получил.

Людмила Маратова; источник: корреспондент “Кавказского узла”

Источник: https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/342387/

Как оспорить ложное обвинение? Консультация адвоката

Как защититься от необоснованных обвинений?

10:15, 19 сентября 2017

Гость программы: Александра Лапо, адвокат Санкт-Петербургской городской коллегии адвокатов.

На календаре «Полезной консультации» юридический вторник. Сегодня поговорим об очень важной сфере — защите чести и достоинства гражданина. Как быть, если вас оскорбляет начальник на работе? Куда обращаться, если в ваш адрес поступают ложные обвинения? Как доказать, что вас оклеветали? Как оценить ущерб нанесённый вашей репутации? И что делать, если учитель оскорбляет ученика? На наши и ваши вопросы будет отвечать адвокат Санкт-Петербургской городской коллегии адвокатов Александра Михайловна Лапо. Давайте к заявленной теме обратимся чуть позже, а сейчас поговорим о злобе дня. В последние дни по крупнейшим городам России прокатилась целая волна звонков о минировании торговых центров, школ, аэропортов и вокзалов. Только на прошлой неделе были эвакуированы более 150 тысяч человек. Силовикам пришлось проверить сотни объектов в Петербурге, Ленинградской области, Ростове-на-Дону, Москве и других городах. Сейчас это проходит по статье 207 УК РФ «Заведомо ложное сообщение об акте терроризма». Максимальное наказание — 5 лет. 5 лет или штраф? Или 5 лет это только один вид наказаний? Максимальное? Это максимальное наказание. Как часто выносится именно такое наказание за данный вид правонарушений? Такое наказание назначается не часто. Как правило речь идёт о наказании в виде штрафа. Когда в 2016 году в Государственную Думу вносился законопроект об ужесточении наказания за данное преступление, Верховный Суд в своём отзыве обобщал статистику и максимальное лишение свободы, практически не назначается. Этот законопроект он предполагает какое наказание? Закон предполагал увеличить по первой части срок наказания до 5 лет, по второй части до 7 лет. Но был отклонён. А вот эти части они чем отличаются? Первая часть — это просто заведомо ложное сообщение о готовящемся акте терроризма, а по второй части предполагается причинение значительного ущерба, либо наступление иных тяжких последствий. Под значительным ущербом понимается ущерб в размере не менее 1 миллиона рублей. Мы прекрасно понимаем, что вычислить злоумышленников практически невозможно. Поскольку с использованием интернет-технологий они фактически остаются невидимками. В данном случае ужесточение наказания может как-то повлиять? Я не уверена, что есть необходимость в ужесточении наказания, поскольку для хулиганов, которые оступились раз в жизни и существующий предел он достаточно значим. А что касается идейных террористов, то как мы знаем, они и жизнью своей готовы пожертвовать, соответственно лишение свободы на длительный срок их вряд ли остановит. Мы накануне обратились на улице к жителям нашего города с вопросом: «Поможет ли увеличение срока решить данную проблему»? И «В чём, на их взгляд, корни этой проблемы»? Давайте посмотрим, что ответили.

– Какое-то уголовное наказание непосредственно, если это совершеннолетний человек. Если это ребёнок, то наверняка какие-то наказания для родителей. Там огромные штрафы, насколько я помню.

– Балуются в основном дети и надо, чтобы родители наказание понесли. Потому что воспитание — это самое главное. Значит так воспитаны дети.

– Вся история начинается с образования в школе и именно там надо вкладывать детям какие-то знания. И, конечно же, самое главное — это родители.

– Всё-таки это профилактика, информирование и более лояльное отношение. Потому что ужесточение наказания оно, конечно, работает, но лучшая тактика — профилактика.

– Мне кажется, это надо решать на серьёзном уровне. Это делают огромные структуры и решать это должны серьёзные структуры. А увеличение уголовного срока на пару лет не поможет.

Очень часто звучит детская тема в данном вопросе. Я знаю, что пошли подражатели, которые звонят и которых находят, потому что они не используют такие сложные схемы. И это оказываются очень часто подростки. Но это тоже квалифицируется по той же самой статье? Совершенно верно. Была информация в СМИ, что задерживают подражателей. Да — квалифицируется по той же 207 статье по части первой. А, если он несовершеннолетний, какое наказание он может понести? Может быть штраф, может быть условное лишение свободы. О каких суммах идёт речь? Какой штраф минимальный или максимальный? По первой части у нас штраф предусмотрен до 200 тысяч рублей. Минимальный порог не установлен. Это может быть и 10 тысяч рублей, и 20 тысяч, может быть и 5 тысяч рублей. В данном случае мы должны отличать то, что квалифицируется как заведомо ложное сообщение об акте терроризма от того, что мы, в быту, называем телефонным хулиганством. Когда кто-то вызывает по чужому адресу пожарных, скорую помощь, полицию. Это уже совершенно другое правонарушение. В Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях есть отдельная статья 19.13, которая именуется «Заведомо ложный вызов специализированных служб». Здесь санкции уже гораздо более мягкие. Штраф от 1 тысячи, до 1, 5 тысяч рублей. Иногда человек может неправильно интерпретировать ситуацию. То есть у него не было намерений сообщать о каких-то заведомо ложных ситуациях. Просто ошибся человек. Ему будет какое-то наказание? Человек, который просто ошибся, конечно, никакого наказания нести не должен. Ключевое слово в названии всех указанных норм «заведомо». То есть человек должен осознавать, что он вызывает службу не по делу. А как это определить? Ведь, любой человек скажет, что он не осознавал. Я думал, что здесь что-то происходит. Вот в этом и кроется основная сложность доказывания по такому рода делам. Что касается доказывания вины, то это бремя лежит на сотрудниках правоохранительных органов. Сам обвиняемый свою невиновность доказывать не должен. Есть такое понятие как презумпция невиновности. И все сомнения должны трактоваться в пользу лица, привлекающегося к ответственности. Что, если действиям телефонных хулиганов подвергается не какая-то государственная служба, а частное лицо? Как тут быть? Любой кто справедливо полагает, что его права нарушаются, совершаются против него противоправные деяния может обратиться с заявление в полицию, с тем, чтобы компетентные органы провели проверку по данному факту и установили: имеется ли состав преступления, либо иного правонарушения или нет. А как это делается? Устанавливается прослушка? Как это технически осуществляется? Конечно, у правоохранительных органов есть возможности проверить информацию о соединениях, установить место нахождения звонящего. С разрешения суда допускается и прослушивание телефонных переговоров, если в этом есть необходимость. Не сформировалось ли у нас ложное спокойствие, иммунитет к эвакуациям, который может негативно сказаться на последствиях? Да, конечно, я не исключаю, что он может формироваться. Но здесь всё в первую очередь зависит от самих граждан. Никогда не надо терять бдительность. От этого зависит наша безопасность. Человек не может отказаться от эвакуации. Он должен следовать распоряжениям администрации соответствующего учреждения, распоряжениям специальных служб, прибывших на место. Ни в коем случае не своевольничать. Предлагаю перейти в область частную, к теме, которая касается каждого из нас — ложные обвинения, клевета, поклёпы. Которые происходят на рабочем месте. Я бы хотел, чтобы мы услышали ответы горожан, которым на улице мы задали вопрос: «Приходилось ли им сталкиваться с ложными обвинениями на работе или в быту»?

– Дедушки, бабушки бедные, несчастные сколько пострадали. Не дай Бог это повториться.

– Сталкивался. Было такое с моим приятелем, которого обвинили в том, что он не совершал.

– Один человек донёс на меня, что я злоупотребляю служебным положением. Это было настолько нелепо и у меня были сотрудники, которые подтвердили мою точку зрения. Так что, как говорится, правда справдилась.

– На работе всегда бывает. Бывают люди очень недовольные, тем как ты к ним относишься и как ты от них требуешь. Поэтому, конечно, бывают наговоры, лженаговоры. Ну, потом когда представляешь факты, что это действительно не так, всё становится на свои места.

– Несколько лет назад, на предыдущей работе, пропало оборудование. В этом пропаже обвинили меня. После того как посмотрели видеозаписи с камер наблюдения, нашли того человека, кто причастен к этому. Моя совесть осталась чиста.

Источник: https://topspb.tv/programs/releases/87011/

Уголовные дела о коррупции. Как защититься от надуманных обвинений | ЮРЛІГА

Как защититься от необоснованных обвинений?

С 2013 года в украинском законодательстве термин «взятка» (укр.: «хабар») был заменен на более четкое и одновременно более широкое по охвату понятие «неправомерная выгода». Слово «взятка» с тех пор используется лишь в разговорной речи по традиции и в законе не встречается.

Неправомерной выгодой могут быть не только деньги, а и любые другие материальные или даже неимущественные блага, которые получены лицом без законных оснований.

То есть, если неправомерную выгоду проблематично оценить в деньгах (как, например, досрочное повышение в должности за оказанную услугу), это не станет препятствием для обвинения в коррупционном преступлении.

В этой статье мы расскажем о важных практических аспектах защиты по коррупционным делам.

Кто в группе риска?

Говоря коротко – обвиняемым может оказаться каждый. В понимании многих людей взяточничество имеет место лишь в прямых отношениях с госорганами.

Существует заблуждение, что если пытаться «решить вопрос» например, в общении с нотариусом или в какой-нибудь частной компании (например, «отблагодарить» менеджера банка, чтобы он затянул со взысканием задолженности), то это не будет считаться преступлением. Однако это не так.

Для коррупционных преступлений в негосударственном секторе и в сфере отношений с нотариусами, аудиторами, оценщиками и другими самозанятыми лицами предусмотрены отдельные статьи Уголовного кодекса Украины.

Более того, существует статья 354 УК, которая устанавливает ответственность за предоставление неправомерной выгоды простому работнику, то есть за подкуп лица, у которого, казалось бы, нет никаких особых полномочий и служебного положения. К примеру, известны случаи осуждения по указанной статье за подкуп частного предпринимателя с целью получения фиктивной справки о трудоустройстве.

Размер имеет значение?

С точки зрения строгости наказания, размер взятки имеет значение для принимающей стороны. Закономерность прямая – чем крупнее размер взятки, тем более тяжким является преступление и тем более суровым может оказаться наказание получателя взятки.

В то же время, размер неправомерной выгоды не имеет существенного значения для лица, которое дает взятку или пытается это сделать.

То есть, и многотысячный откат за сделку и скромные 100 гривень охраннику предприятия за возможность парковаться за шлагбаумом по ночам – формально уже статья. На степень тяжести и, соответственно, строгость наказания дающего взятку влияет должность получателя.

Чем выше должность чиновника, тем тяжелее может быть наказание дающей стороны. Важно, совершалось ли преступление в одиночку, либо в процесс привлекались другие лица. Последнее отягощает наказание.

Как защищаться по таким делам?

Никто не застрахован от того, чтобы стать жертвой «заказа» со стороны конкурентов по бизнесу или политической борьбе. Сегодня обвинить в коррупционном преступлении – это значит ударить, как минимум, по репутации.

Оправдательный приговор или закрытие дела могут состояться через месяцы, а может быть и годы, а ярлык коррупционера навешиваются на человека моментально и достаточно прочно.

В правоохранительной системе по прежнему действует так называемая «палочная» система показателей, что приводит к возбуждению уголовных дел, которые бесперспективны в суде. Поэтому очень важно пресекать необоснованное уголовное преследование на начальных этапах досудебного следствия.

При первом контакте со следствием мы рекомендуем не спешить делать давать необдуманных пояснений по существу дела. Из-за желания поскорее оправдаться некоторые фигуранты дел спешат поясняться, что в следствие может навредить будущей защите.

Не следует забывать, что у каждого гражданина есть право отказаться от дачи показаний или объяснений. Если дело дойдет до суда, то отказ от показаний на стадии следствия не может трактоваться для усугубления обвинения.

Значительно хуже будет, если в материалах уголовного дела будет непоследовательные и противоречивые показания, которые обвиняемый несколько раз изменил. Такие показания будут выглядеть попыткой скрыть свою вину и уйти от ответственности.

Подозреваемый получает основную часть информации о собранных против него доказательствах вины из письменного уведомления о подозрении. Поэтому в сложных случаях настоятельно рекомендуется не давать показаний до вручения такого уведомления.

В ситуации с неожиданным появлением оперативников в первую очередь следует вызвать адвоката, с которым можно общаться конфиденциально до подписания каких-либо протоколов.

Если человеку настойчиво предлагают подписать протокол до прибытия адвоката, то требование о присутствии адвоката можно вписать прямо в этот документ в качестве своего дополнения или пояснения.

После обсуждения ситуации с адвокатом, письменные замечания могут быть внесены в любой составляемый на месте документ, например в протокол обыска или осмотра места происшествия.

Достаточно распространены ситуации, когда обвиняемый во взяточничестве поспешно отрицает свою вину, применяя средства маскировки неправомерной выгоды, придуманные им заранее.

Для этого иногда служит заготовленное пойманным лицом заявление о предложении ему взятки, когда правоохранителям демонстрируется бумага, на которой заранее изложено намерение сообщить о навязывании ему «взятки».

Также довольно популярна маскировка получения неправомерной выгоды под гражданско-правовые сделки, когда получатель взятки предлагает дающей стороне приобрести для решения своего вопроса товары или услуги у конкретной, связанной с ним организации или совершить в ее пользу благотворительный взнос.

Механизмы вручения взяток тоже разнообразны – изощренные злоумышленники предлагают оставлять неправомерную выгоду в мусорных баках, багажниках автомобилей, открываемых ими дистанционно, и так далее. Необходимо понимать, что правоохранителям и судьям известны эти технологии, сколь изящными и неуязвимыми они бы ни казались своим авторам.

Применяя уловки, не каждый подозреваемый осознает, что в момент дачи им первичных показаний ему не известно, какие еще доказательства вины есть у следователя в рукаве. В совокупности с другими доказательствами вины, например, показаниями свидетелей, данными негласных следственных действий – все эти уловки не дадут нужный эффект, а лишь настроят суд против обвиняемого.

В случае «заказа взятки» со стороны конкурентов по бизнесу или политической борьбе, защиту можно построить с позиции доказывания «провокации» взятки.

Когда клиент умышленно взял в руки меченые деньги, а в его кабинет ворвались силовики и все это зафиксировали – даже в этом, казалось бы, безысходном случае есть шанс быть оправданным, когда имела место «провокация».

Данный подход опирается на практику Европейского суда по правам человека, который признает нарушение прав человека, если правоохранительная система не просто ограничилась тайным наблюдением за дачей взятки, а сама за счет своих агентов инициировала преступление, подстрекала к этому обвиняемого.

В таких случаях доказательства обвинения считаются недопустимыми, то есть собранными с нарушением закона и прав человека. Это становится основанием для оправдательного приговора, и наши суды уже следуют такой логике в коррупционных делах. Провокация взятки имеет место, когда адвокату удается доказать, что:

– сотрудники органов или их завербованные агенты влияли, понуждали, подстрекали обвиняемого на получение взятки, чего бы он не стал делать без их воздействия;

– не было объективных подозрений относительно того, что подзащитный склонен ко взяточничеству;

– инициировали преступление именно правоохранительные органы, они не были просто привлечены к расследованию, когда злодеяние уже началось до их вмешательства;

– инициатива в процессе совершения преступления чаще исходит от завербованного агента, чем от обвиняемого, при этом подставное лицо настойчиво понуждает, уговаривает, умоляет либо соблазняет подзащитного выгодностью преступления;

– агент систематически сотрудничает с правоохранительными органами по подобным вопросам в других уголовных производствах.

Профессиональная работа адвоката в данном направлении заключается в последовательном сборе доказательств подобной провокации. В совокупности с качественной и обоснованной критикой других доказательств обвинения, выявлением процессуальных нарушений в ходе следственных действий, данный подход зачастую является максимально эффективным и обеспечивает успешную защиту.

Дмитро Титаренко,

руководитель практики уголовного права

АО «GENTLS»

Подготовлено специально для Платформы ЛІГА:ЗАКОН Связаться с редактором

Источник: https://jurliga.ligazakon.net/analitycs/184487_ugolovnye-dela-o-korruptsii-kak-zashchititsya-ot-nadumannykh-obvineniy

Необоснованное обвинение, законное оправдание

Как защититься от необоснованных обвинений?

13 октября 2017 г. Ленинградский областной суд завершил рассмотрение дела об убийстве руководителя Всеволожского управления Росреестра Натальи Захаровой. В качестве обвиняемых по делу были привлечены семь человек, включая бывшую сотрудницу Росреестра Юлию Новоденскую, которая, согласно позиции обвинения, выступила подстрекателем преступления.

По версии следствия, Юлия Новоденская  решила убить начальницу, которая ее уволила, а перед этим заставляла работать допоздна и по выходным.

Желая отомстить, женщина обратилась к своему знакомому Михаилу Сорокину, сообщив ему, что у Захаровой имеется большая сумма денег, которую она хранит дома, и подговорила его совершить преступление. Мужчина привлек для этого еще троих человек, которые 29 сентября 2015 г.

похитили Наталью Захарову и выяснили у нее, где хранятся деньги. Один из них, Александр Смирнов, отправился в квартиру женщины, чтобы забрать оттуда около 2 млн рублей. Остальные в это время решили задушить ее, чтобы скрыть следы преступления.

Тело закопали на берегу Финского залива, но после того, как начались поиски Захаровой, сообщники при помощи еще двух человек вырыли ее тело и утопили в одном из водоемов.

Юлия Новоденская и четыре похитителя обвинялись в совершении разбойного нападения, похищении и убийстве, а два других фигуранта дела – в заранее не обещанном укрывательстве этого преступления.

Как рассказал «АГ» адвокат Юлии Новоденской Игорь Толчильщиков, основным доводом обвинения о причастности его подзащитной к преступлению было то, что у нее и Захаровой имелся конфликт на работе, который привел к увольнению, указывалось, что Новоденская и один из похитителей дружили семьями. Кроме того, в изъятом у нее телефоне обнаружилось сообщение, написанное за несколько месяцев до происшествия, в котором говорилось о желании Новоденской убить бывшую начальницу.

Однако, по словам Игоря Толчильщикова, эти аргументы легко были «разбиты». «Во-первых, другие подсудимые заявляли, что убийство изначально не планировалось.

Во-вторых, все, кроме Сорокина, указали, что не знают Новоденскую и что она не имеет никакого отношения к преступлению», – рассказал адвокат.

По поводу якобы имевшего место конфликта между его подзащитной и жертвой он указал, что его наличие не подтвердил ни один из свидетелей в суде; более того, на приказе об увольнении стояла подпись другого сотрудника Росреестра, что исключило мотив преступления.

Что касается сообщения в телефоне Новоденской, обвинение не смогло доказать, что оно свидетельствует о реальном намерении. Кроме того, телефон был изъят с нарушениями, как и многие другие предъявленные следствием доказательства. «В соответствии со ст. 75 УПК РФ они не имели юридической силы и не могли быть положены в основу обвинения», – уточнил защитник.

По итогам рассмотрения дела суд полностью оправдал Юлию Новоденскую, а также частично оправдал еще двух фигурантов дела, в том числе Александра Смирнова, которые обвинялись в убийстве, но признал их вину в похищении и разбойном нападении. Остальные были признаны виновными в полном объеме предъявленных им обвинений.

Комментируя «АГ» приговор, адвокат Андрей Поляков, защищавший Александра Смирнова, отметил: обвинению не удалось доказать, что участники преступления специально организовали группу для его совершения. «Изначальным замыслом было хищение денежных средств.

Способ придумали такой: похитить Захарову, узнать, где деньги, ключи от квартиры, и забрать имущество. Уже во время совершения преступления у лиц, признанных виновными в убийстве, возникла идея устранить потерпевшую, чтобы замести следы», – рассказал он.

Говоря о дальнейшем развитии событий, Андрей Поляков указал, что прокуратура будет обжаловать судебный акт. Что касается его доверителя, то он пока не может сказать, будет ли подана жалоба на вынесенное решение. «Сначала нужно получить приговор и посмотреть мотивировку судьи. Мой доверитель настаивал, что совершал кражу, а суд признал его виновным в совершении разбоя», – заметил он.

Игорь Толчильщиков согласился с тем, что сторона обвинения обязательно обратится в апелляцию по поводу оправдания его подзащитной.

При этом он отметил, что неясно, какие доводы могут быть приведены в обоснование апелляционного представления: «Аргументы, которые приводил в суде прокурор, были необоснованными, анализа обстоятельств, ставших известными в ходе судебного заседания, представлено не было. Несмотря на то что несостыковок в деле было много, прокуратура не сочла нужным разбираться», – пояснил адвокат.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/neobosnovannoe-obvinenie-zakonnoe-opravdanie/

Защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений

Как защититься от необоснованных обвинений?

Статьей 52 Конституции Российской Федерации установлено, что права потерпевших от преступлений охраняются законом, а государство обеспечивает им доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба. Защита прав потерпевших также гарантирована уголовно-процессуальным законом и определена статьей 6 УПК РФ в качестве первоочередной задачи уголовного судопроизводства.

Для правового государства и общества одинаково важны защита потерпевших от преступлений и защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения прав и свобод.

Однако на практике по многим процессуальным позициям потерпевший поставлен в неравное положение с подозреваемым, обвиняемым и подсудимым, поэтому фактически рассматривается как второстепенный участник уголовного судопроизводства, что свидетельствует о неполной реализации как принципа равенства сторон в уголовном процессе, так и принципа состязательности.

В силу публично-правового характера уголовного судопроизводства интересы государства защищает прокурор, следователь и дознаватель, интересы обвиняемого – адвокат.

Законодательство предоставляет лицу, привлекаемому к уголовной ответственности, бесплатную юридическую помощь посредством назначения ему адвоката. Потерпевший же предоставлен сам себе.

Такое положение дел свидетельствует о несоответствии закрепленных в уголовно-процессуальном законе прав потерпевших на судебную защиту, получение квалифицированной юридической помощи на основе равноправия и состязательности сторон.

Согласно Всеобщей декларации прав человека, Декларации основных принципов для жертв преступлений, Рекомендациям Комитета министров Совета Европы «О положении потерпевшего в рамках уголовного процесса» важнейшей функцией уголовного правосудия является охрана законных интересов потерпевшего, уважение его достоинства, повышение доверия потерпевшего к уголовному правосудию.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации издал Постановление от 29.06.2010 № 17, в котором судам даны разъяснения о применения норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве. При этом в пункте 1 Постановления подчеркивается, что важнейшее назначение судопроизводства – защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений.

В соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 6 УПК РФ суды должны обеспечить потерпевшему от преступления возможность отстаивать свои права и законные интересы любыми не запрещенными законом способами.

В статье 42 УПК РФ, определяющей правовое положение потерпевшего в уголовном процессе, это важное положение отсутствует, что является очевидным упущением законодательства. В то же время в отношении подозреваемого и обвиняемого законодатель указывает, что они имеют право защищаться иными средствами и способами, не запрещенными УПК РФ.

Таким образом, равноправие сторон обвинения и защиты в этом вопросе фактически восстановлено указанным Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Потерпевший – это физическое лицо, жертва, которой причинен физический, имущественный ущерб или моральный вред.

Правовой статус лица как потерпевшего устанавливается исходя из его фактического положения и лишь процессуально оформляется постановлением, но никак не формируется им.

Отказ в признании лица потерпевшим, а также бездействие дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, выразившееся в непризнании лица потерпевшим, подлежит обжалованию в порядке статей 124 и 125 УПК РФ.

В случаях, когда в суде будет установлено, что лицо, которому преступлением причинен вред, не признано потерпевшим по делу, суд признает такое лицо потерпевшим, уведомляет его об этом, разъясняет права и обязанности, обеспечивает возможность ознакомления со всеми материалами дела. Кроме того, лицо может быть признано потерпевшим как по его заявлению, так и по инициативе органа, в производстве которого находится уголовное дело.

В соответствии с частью 8 статьи 42 УПК РФ по уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, права потерпевшего, переходят только к одному из близких родственников.

Если преступлением затрагиваются права и законные интересы нескольких лиц, являющихся близкими родственниками погибшего, и они настаивают на предоставлении им прав потерпевшего, эти лица должны быть признаны таковыми.

В случае, когда потерпевшим признано юридическое лицо, его права и обязанности согласно части 9 статьи 42 УПК РФ осуществляет представитель, полномочия которого должны быть подтверждены доверенностью, оформленной надлежащим образом, либо ордером, если интересы представляет адвокат.

В тех случаях, когда потерпевшим является несовершеннолетний или лицо, по своему физическому или психическому состоянию лишенное возможности самостоятельно защищать свои права, в соответствии с частью 2 статьи 45 УПК РФ к обязательному участию в уголовном производстве привлекаются их законные представители.

В силу пункта 13 части 2 статьи 42 УПК РФ потерпевший имеет право получать копии постановлений о возбуждении уголовного дела, признании его потерпевшим или об отказе в этом, о прекращении уголовного дела, приостановлении производства по делу. Также потерпевший вправе получать копии приговора суда первой инстанции, решения судов апелляционной и кассационных инстанций.

Рассматриваемым Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации расширен перечень документов, копии которых потерпевший имеет право дополнительно получать.

В их числе копии документов о принятии уголовного дела к производству и производстве следствия следственной группой, о привлечении лица в качестве обвиняемого, об отказе в избрании в отношении обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу, о направлении уголовного дела по подследственности, а также копии иных процессуальных документов, затрагивающих его интересы.

Потерпевшему, гражданскому истцу, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором осуществляется правосудие, следственные и судебные документы, подлежащие обязательному вручению, должны быть в силу части 3 статьи 18 УПК РФ переведены на их родной язык.

Потерпевшему или его законному представителю на любом этапе уголовного судопроизводства должна быть предоставлена возможность довести до сведения суда свою позицию по существу дела и те доводы, которые он считает необходимым для ее обоснования. При этом суд должен учитывать доводы потерпевшего по вопросам, которыми затрагиваются его права и законные интересы, и дать им мотивированную оценку при принятии судебного решения.

Также потерпевший или его законный представитель имеют право ходатайствовать о применении в отношении них мер безопасности. Реализовать это право предоставлено потерпевшей стороне в любой момент производства по делу. При постановлении приговора вопрос об отмене мер безопасности должен решаться с учетом мнения потерпевшего.

В силу части 1 статьи 44 УПК РФ потерпевший, предъявивший требования о возмещении имущественного ущерб, а также компенсации причиненного преступлением морального вреда, должен быть признан гражданским истцом.

Если этого не было сделано в ходе предварительного расследования, то указанный пробел должен быть восполнен судом.

Решение о признании гражданским истцом принимается до окончания судебного следствия и оформляется постановлением судьи или определением суда.

Если судом рассматривается вопрос о применении к причинителю вреда мер медицинского характера, гражданский иск потерпевшего не подлежит рассмотрению, что не препятствует его последующему предъявлению и рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

Потерпевшему также обеспечивается возмещение расходов, понесенных в связи с его участием в ходе предварительного расследования и в суде, включая расходы на представителя (статья 131 УПК РФ). Указанные расходы должны подтверждаться соответствующими документами.

Речь в данном случае идет о расходах, понесенных в ходе производства по уголовному делу, которые взыскиваются с осужденных или возмещаются из средств федерального бюджета как процессуальные издержки (часть 1 статьи 132 УПК РФ).

К ним, в частности, относятся суммы, связанные с явкой к месту проведения процессуальных действий, суммы, выплаченные в возмещение недополученной зарплаты или за отвлечение от обычных занятий.

Кроме того, в соответствии с нормами уголовно-процессуального закона потерпевший наделен правом обжалования неправосудного, по его мнению, приговора.

Отмена приговора в связи с необходимостью применения закона о более тяжком преступлении либо за мягкостью наказания, а равно и отмена оправдательного приговора при отсутствии кассационного представления прокурора может иметь место только в случаях, когда потерпевший или его законный представитель подали кассационную жалобу именно по этим основаниям.

Если же потерпевший или его законный представитель, представитель обжаловали приговор по другим основаниям, то суд кассационной инстанции не вправе ухудшить положение осужденного или отменить оправдательный приговор.

Источник: http://www.prokuror-rostov.ru/law_explanation/152250/181330/

Судебное дело
Добавить комментарий