Какое наказание мне могут назначить, если я покупал наркотики для личного употребления?

�������� ������������ �� �����, ��������� � �����������. �� ���������������� �����

Какое наказание мне могут назначить, если я покупал наркотики для личного употребления?
�12544

���������� �.
(�����������, �������� ��., �������� ���.)������������! ����� ������, ����� �������…���������� ������� �������� � �� �������� ������, ��������� ��� ������ �����.

�� � ���� ������� ��������� ������ ������� �� ��������� � �������� �� ��������� 2 ������, �� �����, ��� ������� ���������� ����� ������, ��� ������������, �� ��� � ���� �������� �������� ������� ������������ ��������� � ���������, ������ �� �����-�� ����������, ���� �������� ����������� � ��������� ����� ������ �������� ������ �� 4 �����������, �������� ����� � �������, ��� ���� ������� ���� ������� ������ ��� � ������ ����� ����� � ���������� ��������, ��� ��� ���, �� ��������, ��� �������� �������� ��������, ���� ��� ������� � ���������� ��� ��� ���, �� ����� � ����� 20�� �����������, ��������� �����(�� ����������? �� ����� �� ��������..), ���� ��� � �������. ���� ��� ��������� ������ ����� �����(�������� �������)��� ������ ���������� ��������, �� ������������� ���� ������ �� ���������� � ��� ������������ 2 ������ � 2�� �������������! ��� �-�� ������� �� ����������� � �� ����������! ���������� �������� � ������� ��������, ��� �� ��������� ������ ��� �-��, ���������� �����������. � ��� ��������� ������ ��� ������ �� ����� � �� ���������� ���������…�������� ������������ 3 ����, � ��������� �������� �������, ��� ��� ������ ���� ������. ��� ��������� ������ �� ������ ���������, ����� ����������� ���(���� � �������������, ��� �������� ����� � ��������� �� ���������� ����� ������� �� ���������) ���� �� ����������� ��������� ��� ��� ���������?���������� ��� ��� �����, � ���� � ��� � ������ �������, ��� ��� � ����(���� ��������� ������� 18 ��� ������� ��������� ����� ��� ������ ��������, ��� �� ������� �� ���� ����� � ������), � ��� ��������� ����������, �� ������� ��� ��� ��� ���.(����� ��� ����� � ������ ��������� ��������� ��� � �������, ����� ��� ���� ��������)����������� (���� �������) ������������ �� ��������, �� ��� �������� � ���������, ������ �� ��� ����� �����, � �� ����� ����� ��� ��� �� ������…�������� ���� �� ����������� �������� ������ ����� ����� ������, ������ � ���� ������..���� 3 ���� ����� ����� � ��������: ���������� ������������ ������, ����� ����� �� ����������, � ������� ������ �������� (���� �������� �������)�� ����� ��������� ��� ������������..� ������� � ������������ ��� ������� ������ ����������� (��� ��� ����� ������ ��� ��������� ����?)��� ������, ��� ��������� ���������, ����� �� ��������� ����������� ��������?��� ����� ���������?������� �� ������, ����� ��� ������!)

�������� ������� ����� ������������ �������:

������������. ���� ��������� ���������, ��, ��������, �� ������, ��� � ����� ������ ������������ ���������� �������� ���������������� ����������������, � �������� ���������� � ���������. ������������ ���������� �������������� ����� ������������ ��������������� � ����������� ��������������������. �� ����� ������� � ����������? ���� �����, �� ����� �����������, �� ���� �� ����������� ��������� � ���� ����� ��������, �� ��������� ����� �������������. � ���� ������ ��� ���� �������� �� ���������������� ��������������, ����� � ���, ����� � ���������. ������������ ��������� �� ������������ ���������� � �� 15 ����� ������. ��������� ����� ��� �������� � �������������� ��������� � ������������ � ����������. ����� ���������� �������� ��� �� ���� � �� ������ � ������� 1 ���� (����������� ����, ����� ���� � ������) ����������� � ����������. ��� ��� ��������� ���� �� ������������ ����������. � ���������, ��������� �������� ���� �� ��������, �������� ���������� ����������. �����������, ��� ����� �������� � ��� ��������� � ���� ������. ���� �� � ���� ������ ������������ � ������� ��������, �� �������� ��� �������� ��� ��������� � ���� ������ ���, ��������, 1 ����� ������, ������� �� ��� �������� � �������.������ ��� �������� �������� ����������. ��� � �������, ��� ������� ������� ��������� � ���������, ��� ��������� ���� � ���� � �������, ��� ��� ����������� ���. �� ��� �, ���� �� ��������� � ���� � ������� � ����������� ��������, ��� ��������� ����� ���������, ��� �����������. ������ ��������, ������� ������������ � ��������� ���������������, ����� �������. ���� �� ��� ��� ��������, �� �������� ����������� �����������. ������� ��� ��������� � ������ ��� ���������� �� ���� ����� � ����� �������� � ��������. ��� ��� ����������� � ������, ��� �� ��� ����������� ������ ������. � ����������� ������� ���� ������� ���������, ���� ������������� � ���� ������������, ������� � ���� �� ��������� � ���������� ������������. ���, ������ �������, ���������� ������. � ���� ��� ������� ������� �� �������, ��� ��� ��������� ����������� �� ������ ���, �� ��� � ���, ������, �� ���������� ����������, � �� ����������, � ����� ����������. ��� ����, ��� ��� ���� ����� ����� � ��������������� �������, �������� ���� ������ ���� � ��� ����� ���� ��������� �� ������������, � ������������ ����������, ������� ����� ���������� ��� ��������� ������� �� ������ ���������� ������������. � ������ ��� ������� �� ������� ������-����������. ��� �������� ����� ��������������� ������� ��������.

26.11.2018

Источник: http://hand-help.ru/doc2.3.1.html

Ни грамма сожаления

Какое наказание мне могут назначить, если я покупал наркотики для личного употребления?

В апреле 2019 года гражданку Израиля и США Нааму Иссахар задержали в аэропорту Шереметьево. В ее багаже обнаружили 9,6 грамма гашиша, после чего предъявили обвинение в незаконном хранении, а затем и в контрабанде наркотиков.

11 октября Химкинский городской суд приговорил девушку к 7,5 годам колонии. Иссахар признала вину только по статье о хранении — 228 УК РФ, по ней же в России выносится каждый седьмой приговор.

“Такие Дела” поговорили с другими осужденными “по 228-й” об особенностях российской наркополитики

Елена П., 43 года: «Хорошо, что села»

Помню горящие глаза одного из оперов: «С 18 лет употребляет». Мол, какая удача, взяли отъявленного барыгу! Я действительно впервые попробовала героин в 18 лет, в разгар 90-х. Думаю, тогда это была не редкость.

Дурная компания, запах перемен, колоться было модно. Какое-то время я сидела на героине. Но благодаря маме, семье, у меня была длительная ремиссия, около семи лет.

Снова все началось случайно — срыв, проблемы дома, на работе, и вот я опять со шприцем на последнем этаже соседней пятнадцатиэтажки.

«Героиновые качели» продолжались в моей жизни около двух лет. Ситуация усугубилась после скоропостижной смерти моих родителей. 4 марта в 22. 50 я вышла из дома, прихватив с собой 3,8 грамма героина.

Мой знакомый, с которым я вместе накануне покупала дозу, очень просил продать его знакомой немного. У меня было всего пять грамм.

Я решила скинуть совсем чуть-чуть, на тысячу рублей, чтобы еды купить домой для дочери.

Все произошло стремительно, меченая купюра, зеленая краска на руках, наручники. Помню, успела выкинуть деньги на асфальт, но сотрудники МВД подняли и положили мне их в карман.

Я сразу поняла, что меня посадят: вторая часть 228 статьи, сбыт в крупном размере. Мне повезло. Я получила минимальный срок 3,5 года благодаря тому, что у меня есть несовершеннолетние дети.

Я отсидела два года и вышла по УДО.

Сейчас могу сказать, что наркотики остались в прошлом. Я считаю, хорошо, что села. В моем случае это имело терапевтический эффект. Мне удалось избавиться от зависимости, которая мучила меня почти всю сознательную жизнь. Считаю, что не нужно давать условный срок даже за «храненку», лучше сразу изолировать человека на пару лет. За это время он, возможно, в себя придет.

228-я — это самое легкое уголовное дело, по которому можно подставить любого человека: раскидать маленькими порциями по разным карманам, подкинуть в сумку, в рюкзак.

Легче не придумать, если надо убрать человека с пути, швырнуть ему чуть-чуть, и все. Употребление, понятно, доказать легко, можно взять анализы. А если нет у тебя в крови ничего, так это еще хуже, сразу попадешь в разряд «барыг».

У Голунова такая же ситуация была, если бы общественность не поднялась, его бы закрыли лет на 10.

А «опера» местного значения на таких делах зарабатывают себе звезды и премии. У меня так и было, накануне 70-летия Победы, 9 мая, они получили звезды, я — срок.

Сейчас все зоны практически на 80% заполнены наркоманами, которых спровоцировали и поймали вот таким образом. Они там сидят, помощи никакой не получают, ни психологической, ни медицинской.

Раз в неделю приходил к нам психолог, который говорил: «Ладно, что вам там делать, на воле? Там так тяжело, а тут так хорошо».

Марина С., 33 года: «Все идет по кругу»

Семь лет я страдала от наркотической зависимости. Меня отправляли лечиться в реабилитационные центры, на какое-то время это помогало, но потом все начиналось по новой. Помню, как сбежала из лагеря в Болгарии через Турцию без паспорта. Моя семья куда меня только не отправляла, но все без толку.

На наркотики я подсела в 18 лет. Мы с подружками сначала попробовали амфетамин. В те времена это было модно. Начало нулевых. Поначалу все было весело, как будто у нас есть свой секрет. А после перешло в болезнь.

Мой муж занимался сбытом, поставлял наркотики в больших объемах, грузовиками возил в Тверскую и Московскую области. Мы жили в Москве в Текстильщиках. Однажды мне надо было уехать домой, на север, оформлять документы на наследство.

Я посчитала, сколько мне нужно на месяц, и взяла с собой 100 грамм героина. Поэтому я решила, что на самолете не полечу: там собаки, осмотр, поехала поездом и без билета. Рассчиталась с проводником.

Иллюстрация: Влад Милушкин для ТД

Уже в Усинске мне как-то позвонил человек, которого я очень давно знала, и говорит: «Марина, ты не могла бы ко мне заехать, у меня к тебе очень важный разговор».

И я поехала, но при этом чувствовала — что-то не то. Захожу в подъезд, вся такая расфуфыренная, в норковой шубе, на каблуках, а там просто с верхних этажей «маски шоу», с автоматами, кладут меня на пол, ноги ставят на меня, автомат в плечо. Обыскали, достали у меня чуть-чуть героина при понятых, устроили допрос. Я так и не поняла, откуда они узнали обо мне.

Я отдала все, что у меня было, — оставшиеся 60 грамм. На тот момент, пока я находилась в республике Коми, моего мужа посадили и вместе с ним еще 12 человек, среди них сотрудники бывшего ФСКН. И мне сказал адвокат, что следствие будет идти очень долго. Единственное, что можно сделать, — выделить мое дело в отдельное судопроизводство и проходить как свидетелю обвинения.

Два с половиной года длился суд. Все это время я была под подпиской о невыезде. Муж все взял на себя. Ему дали 24 года. Он повесился в СИЗО. Мне инкриминировали хранение наркотических средств, срок четыре года.

По 228-й статье, части 1 могут дать отсрочку на лечение от наркотической зависимости.

Делают это крайне редко, но поскольку у меня был очень хороший адвокат и связи, мне дали эту отсрочку с условием, что я буду находиться в республике Коми и проходить там лечение.

С лечением у меня не сложилось: у нас в стране нет системы лечения наркозависимых людей. Оно длится 21 день и заключается в снятии «ломки». Я должна была приходить отмечаться, но делала это нестабильно, приходила в состоянии наркотического опьянения. В итоге все закончилось тем, что мне отменили условное наказание и посадили в тюрьму.

В колонии у меня часто случались срывы и стрессы. Я могла упасть на пол и биться в истерике, что нарушают мои права. За годы судов я хорошо изучила законы.

Я говорила им: «Вы понимаете, что я должна быть в нормальном реабилитационном центре? Я ведь никого не убила, за что мне ломают психику?» И даже там, на зоне, со мной соглашались. Из больных людей, наркоманов, делают «наркобаронов». А реальных сбытчиков сажают очень редко.

Среди всех заключенных мне встретилась только одна настоящая «барыга» — старая цыганка, которая отстроила себе шикарный дом; ее взяли с 15 килограммами героина.

Часто полиция договаривается с наркозависимым — дают ему меченую купюру, которую он передает знакомому наркоману, тот идет с ней и покупает наркотик. Все. Полиция сама раздает те же наркотики, которые изымает. Некоторые барыги сотрудничают с полицией. К нему приходит человек, чтобы купить дозу, а тот звонит и сдает его.

Тюрьма — это не панацея для наркоманов. Некоторые действительно делают выводы, выходят на свободу и перестают употреблять, но таких немного. Больше половины тех, кто освобождается, начинают снова употреблять. И все идет по кругу.

Считаю, что в стране у нас должно быть принудительное лечение людей с наркотической зависимостью. Не выход — заключать их в тюрьмы, это должно быть учреждение закрытого типа, но иначе устроенное.

Возможно, стоит задуматься о метадоновой терапии, замещающей терапии. В России этого нет.

У нас единственный способ — сажать людей, чтобы они потом освобождались, пережив шок, со сломанной психикой, и еще долго не могли социализироваться.

Василий Ф., 39 лет: «Выходят и опять на те же грабли наступают»

Я начал употреблять в 90-е годы, в юности, как раз когда подростки принимаются искать авторитет вне семьи.

Если еще учесть, что у меня и семьи-то не было, то я естественным образом вписался во всю эту среду. Раньше это было круто: употреблять, сидеть, употреблять, сидеть. Вот так и я набрал стаж до 15 лет.

И когда я захотел бросить этот образ жизни, то понял, что у меня проблемы с веществами.

За наркотики я сидел два раза и в общей сложности пять лет. В 2013 году меня взяли на контрольной закупке: подставил мой же приятель. Он купил себе дозу, пошел домой, и его задержали.

Сказали, что отпустят, но им нужен кто-то, какая-то «шкурка» просто за галочку. Он сказал, что знает того, кто может купить, а им все равно кого брать, главное, чтобы был факт закупки. И меня «закупили».

Я ему купил наркотик и отдал, а потом ко мне домой приходят и говорят, что я продал.

Другой раз я сел за хранение на три года. Та, у кого я купил, сказала операм, что я купил у нее. Я вышел из подъезда и меня там же задержали.

Иллюстрация: Влад Милушкин для ТД

Я не знаю случаев, когда тюрьма изменила бы человека с наркотической зависимостью. Они выходят и опять на те же грабли наступают. Человек, который пришел к употреблению, имеет совершенно другое мышление, по-другому воспринимает мир. И его срок в тюрьме ничего не меняет.

Наркоман оторван от реальности. Это, например, мужчина, у которого ничего нет, и он живет своими мелкими планами, но думает, что он крутой. В тюрьме таких очень много. Все крутые, а по сути не могут ни детей вырастить, ни семью содержать, никакой пользы обществу принести. То есть то, что на самом деле ценно, у них обесценено. Они просто выбора не умеют делать в определенной ситуации.

Тюрьма — это субкультура. Там ломается жизнь, особенно у подростков. Я вижу много таких наркозависимых: пройдя весь этот путь, я стал заниматься реабилитацией таких людей. А сам человек не может из этого круга выйти, его нужно вытащить оттуда в какой-то момент.

Вот, есть у государства 228-я статья и они по ней делают себе статистику. В тюрьме сидит в камере человек 25, из них 15 сидит за наркотики. Это не 90-е годы, когда были реально идейные преступники. Сидели банды, бандиты, домушники. Люди, которые совершали преступления, потому что они так жили, а не потому что их ломало.

Чувствуете разницу? Если бы у государства была бы правильная политика в отношении этих людей, то и в тюрьме не было бы столько народу. Мое мнение: человеку, который признает, что у него проблемы с наркотиками, надо на суде предлагать ехать на реабилитацию.

Это будет не тюрьма, но изолированное место, и он может в любой момент оттуда уйти, но тогда он уйдет в тюрьму.

Что такое сбыт наркотиков, за который сейчас сидит 80% всех заключенных? Покупал себе грамм подешевле, полграмма употребил, полграмма продал подороже. Какая-то разница у него осталась. По факту это торговля, а по сути, это возня.

В 2013 году после тюрьмы я вышел, попытался наладить жизнь, не получилось. В какой-то момент я понял, что либо я опять сяду, либо умру. Пошел в храм, увидел там объявление о реабилитационном центре для наркозависимых и на следующий день уже был в стационаре. Сейчас я с друзьями планирую сам открыть центр реабилитации и заняться лечением подростков.

Мнение экспертов

Дмитрий Гладышев, кандидат химических наук, председатель Экспертно-квалификационной, рецензионной комиссии судебных экспертов АЮР МОО, руководитель Бюро независимой экспертизы «Версия»:

В результате репрессивной наркополитики, проводимой правоохранителями и судебной системой нашей страны с начала XXI века, статья 228 получила название «народной статьи».

Судебная система не определяет с правовой точки зрения опасность совершенного деяния: нашли у тебя наркотик — все, ты виноват. Тех же бакалейщиков сажают, которые семенами мака торгуют.

У них нет умысла на сбыт наркотика, а их все равно сажают.

Очевидно, что если бы наказание было не таким строгим, то коррупционная составляющая таких дел была бы гораздо меньше.

Согласен с правозащитниками: была бы у нас «административка» за хранение без цели сбыта наркотиков (штрафовали бы таких наркоманов) — проку было бы больше. Здесь не строгость наказания должна влиять на ситуацию с потреблением, а неотвратимость его наступления.

Иллюстрация: Влад Милушкин для ТД

Решать эту проблему нужно изменением законодательства. В настоящий момент в 228 статье УК отсутствует четкое научно-обоснованное определение, что такое наркотическое средство и психотропное вещество, нет также однозначного алгоритма определения его размера.

Нужно, во-первых, принять четкое научное, медицинское определение того, что является наркотиком или психотропным веществом, их аналогом. Во-вторых, ввести практику определения размера изъятого из оборота наркотического средства именно по психоактивному компоненту.

К примеру, изъяли четыре грамма смеси героина, из которых один грамм героина и три глюкозы, вменяем один грамм героина. Сейчас правоохранительная система считает — так как вся смесь запрещена к обороту, нужно вменять четыре грамма наркотического средства.

Если мы не конкретизируем количество наркотика в веществе, мы всегда имеем возможность его разбавить, причем сделать это можно в любое время непосредственного доступа к веществу. Как раз именно такие смеси подбрасывают неугодным гражданам.

В-третьих, необходимо поручить государственным уполномоченным организациям изготовить аналитические стандартные образцы всех без исключения наркотических средств и психотропных веществ, включенных в перечень контролируемых на территории нашей страны.

Такие образцы позволят экспертным службам достоверно диагностировать запрещенные к обороту вещества и точно устанавливать их размер. В этом случае суды смогут определить реальную опасность психоактивного вещества и возможность его немедицинского потребления.

Если этого не сделать, то псевдоборьба с наркотиками будет вестись вечно и паразитировать на их обороте и его контроле будет не одно поколение как мафиози, так и правоохранителей.

Николай Колосунин, врач-нарколог:

Зависимого человека нельзя заставить вылечиться, но можно помочь ему захотеть вылечиться самому.

В мире накоплена весьма большая статистика, показывающая, что репрессивные меры практически неэффективны.

Так, в США после освобождения из тюрьмы рецидив наркомании отмечался до 90% в первый же месяц. Это же касается столь распространенных у нас «реабилитационных центров», где в основе лежит изоляция и психологическое насилие.

Такой же низкой эффективностью отличались лечебно-трудовые профилактории советских времен.

Единственным способом освободить человека от зависимости является длительный реабилитационный процесс с созданием новых реальных ценностей, интересов и окружения.

Источник: https://takiedela.ru/2019/10/ni-gramma-sozhaleniya/

Закладка наркотиков: курьеры по особо тяжким поручениям

Какое наказание мне могут назначить, если я покупал наркотики для личного употребления?

Кладмены, нанятые через интернет, заканчивают тюрьмой

— В пятницу в пять часов вечера приходит ребенок домой в наручниках и с ним человек семь мужчин. Они представились сотрудниками уголовного розыска. Сказали: «Ваш сын задержан за торговлю наркотиками.

Он делал закладки». Ваня сразу во всем сознался и выдал все, что у него было, — в общей сложности 50 граммов марихуаны. Забрали, описали и сына увезли, — рассказывает Марина М. (имя изменено).

Голос у нее убитый.

Его знакомые ребята работали кладменами и хвастались, что живут красиво, даже на съемную квартиру хватает. Пару раз Ване дали попробовать марихуану, а потом предложили тоже стать курьером. Он согласился: надоело просить у мамы деньги на карманные расходы. Еще мечтал купить новый игровой компьютер. Но попался на первой же закладке.

Самый обычный парень. Ему 18, учится в колледже. Вернее, учился, потому что ближайшие годы Ваня проведет в колонии. Ему вменяют хранение, попытку сбыта в крупном размере и принадлежность к преступной группировке.

Преступления, связанные с наркотиками, из разряда тяжких, и санкции по ним крайне суровые. Закон здесь беспощаден, даже за убийство порой дают меньше.

Ване грозит большой срок, и это несмотря на то, что дело будет рассматриваться в особом порядке: парень полностью признал свою вину.

На днях Марина ездила к нему на свидание в следственный изолятор: «Он раскаивается, плачет. Говорит: «Я в жизни не мог подумать, что это так может обернуться!»

Ужас в том, что история не из ряда вон, а вполне тривиальная. Таких, как Ваня, тысячи. И, возможно, прямо сейчас, пока вы читаете эти строки, ваш сын раскладывает пакетики по адресам, где его уже ждут полицейские.

Студенты и школьники-старшеклассники ловятся на щедрые посулы дилеров. Их прельщает возможность быстро и без особого труда заработать на новый айфон или компьютер. Впрочем, среди наркокурьеров есть и вполне себе небедные ребята, которые ищут адреналин, но это, скорее, исключение из правила.

Тех, кто развозит закладки с наркотиками, называют кладменами, или минерами. Есть еще трафаретчики, которые рисуют на асфальте и фасадах зданий объявления типа «Соль, курительные смеси» и номер телефона.

Но именно курьеры — самая расходная единица криминального бизнеса на наркотиках.

Срок жизни кладмена на свободе два месяца, а потом вступает в действие 228-я статья УК, «два-два-восемь», которую справедливо называют народной.

  * * *

«Ты вносишь залог, тебе скидывают первый мастер-квест — то есть надо найти клад для кладмена. Мастер-клады делают кладмены — они на ступень выше и занимаются оптом. Кладмен забирает свой мастер-квест, в котором стаффа на 20 кусков по оптовым ценам.

Процесс пошел, хотя 20 тысяч — это очень мало. Вот когда залог в 60–100 тысяч, тогда не нужно каждый день гонять за новым товаром: взял один и три-четыре дня работаешь.

Бывает, что если у тебя совсем нет залога, могут запросить паспортные данные, но это для отбитых: тебя просто в рабство получают», — откровенничает в Сети некий Макс. 

Все это обставляется, как шпионская игра, но в действительности преступники учат заметать следы: курьер делает закладку и отправляет подробные координаты с фотографией диспетчеру. Клиент переводит деньги на киви-кошелек, затем ждет подтверждения от продавца и лишь тогда получает полную навигацию.

Особой изобретательностью минеры не отличаются. Излюбленные места — клумбы, подъезды, общественные туалеты, детские площадки.

Но, по рассказу модератора одного специфического сайта, бывают люди с фантазией, которые «клад» прячут, к примеру, в карманах джинсов, продающихся в секонд-хенде, и даже на вывесках, расположенных на десятиметровой высоте. Чтобы достать заветный пакетик, надо превратиться в человека-паука.

В общем, эта криминальная работа далеко не так проста, как может показаться на первый взгляд. Подготовить хорошую закладку и спрятать ее — целая наука. Некоторые интернет-магазины даже устраивают стажировку для будущих сотрудников.

Нравы в этой среде очень суровые. На одном из специальных сайтов висит ролик, где воронежские наркобарыги наказывают кладмена за воровство — парня жестоко избивают, а потом отрубают ему мизинец…

Отдельный «квест» — поиск закладки. Клиенту приходит эсэмэс-сообщение: сделай 100 шагов, ищи у дома под деревом. На одном из пабликов периодически вывешиваются анонимные истории, в которых покупатели-наркоманы делятся своими сильными впечатлениями от поиска дозы.

«…Был случай, когда минер-гений прицепил магнит в перила, сделанные в виде трубы, прямо на крыльце в шаге от двери районной поликлиники.

Я пришел снимать после обеда и понимаю — о нет! Люди ходят, как на вокзале, каждую минуту кто-нибудь входил-выходил, то есть ну просто общественное место, нереально добиться одиночества.

Легким движением руки запускаю палец внутрь, медленно, но верно и одним только кончиком среднего пальца нащупываю клад. Я знал, что он там, но достать было нереально. Сходил в ближайший магазин за длинной ложкой, не помогло — перила еще и изогнутые.

Прокопался больше часа, делая короткие подходы каждые несколько минут. Всем форумом решали, как лучше поступить: купить поисковый магнит, болгаркой распилить эти перила или еще что. В итоге продавец посоветовал купить… рулетку, якобы подцеплю, и все будет ок. Ничего не вышло, доза до сих пор в этих перилах. Ненавижу клады в трубах…»

Другая история — готовый сюжет для кинокомедии: «Пришел клад за 10 км от города. Мой знакомый в то время работал на маршрутном такси, мы решили с ним съездить. За 300 метров от места у нас застряла машина, ждали какой-нибудь грузовик, чтобы вытянул нас. Сидели, смотрели на фото, примерно определяя, где наше добро, увидели столб и вышли из машины, чтобы забрать клад.

И вдруг, как из преисподней, вылетел желтый снегоуборщик и всю чертову гору снега притаранил к нашему столбу! Мы были в шоке. Догнали этот адский трактор и попросили откопать обратно, он долго не соглашался. В итоге откопал, но клад был прям у земли. Мы стрельнули у него лопату и еще полчаса копали около этого столба. Нашли, но, пока копали, у нас сняли два колеса.

Наутро нас увез эвакуатор…»

Все это было бы смешно, когда бы не было так грустно. Слишком много молодых людей сейчас находится под следствием за наркотики. Когда задерживают на закладке, это оформляется как покушение на сбыт. Если очень повезет.  

Где только не прячут клады…

  * * *

На самом деле между теми, кто раскладывает, и теми, кто покупает, очень тонкая грань.

— Почти все новенькие молодые наркоманы тоже пробовали торговать. Просто всем, кто покупает, рано или поздно предлагают продать. Особенно когда нужны деньги. Эти люди выступают таким пушечным мясом. Их-то и сажают.

Спрос на данный контингент большой: постоянно требуются новые курьеры для распространения взамен убывших в места не столь отдаленные.

А вот организаторов этих магазинов найти очень трудно, — психолог Денис Наумов знает, о чем говорит.

По наблюдению моего собеседника, за последнее десятилетие портрет наркомана очень изменился. На место 30–40-летних героинщиков пришли подростки. Если раньше нужно было лично знать дилера и приходить к нему на квартиру, где он изготавливал свой товар, то сейчас другие каналы распространения. Все идет через Интернет, позволяющий наркодельцам сохранить анонимность.

Как правило, большинство курьеров — это наркоманы, которым не хватает денег на дозу. Некоторые соглашаются пройти курс лечения либо под гнетом родительского ультиматума, либо потому, что это смягчающее обстоятельство для суда.  

— Технология вовлечения простая: школьнику дают попробовать раз, другой, и вот он уже подсаживается, хочется все больше, а денег нет, — продолжает мой собеседник.

— Ему предлагают: «А не хочешь подзаработать? Часть товара разложишь, часть — тебе». В классе он такой крутой. Эта тема сейчас вовсю романтизируется среди молодых. Только их практически и используют. Курьеры — пушечное мясо.

На свободе кладмен живет пару месяцев. Максимум через полгода его «закроют» очень надолго.

Виктор В. (имя изменено) согласился на условиях анонимности немного рассказать о своем личном кладменском опыте: «Узнал об этом на сайте, на котором покупал наркотики. Плюс от своей знакомой, с которой мы вместе употребляли.

Она сказала, что это способ поднять деньги. На сайте висели различные вакансии, в зависимости от взноса первоначального, начиная с 10 «кусков» для кладмена.

Залог для работника склада — от 100 «кусков», для перевозчика — от 150 «кусков».

Спрашиваю Виктора, каково это — работать кладменом, зная, что тебя в любой момент могут арестовать?

— Никогда не был в трезвом состоянии, когда класть ездил. Наверное, от страха, — признается он. — Когда количество, которое я перевозил, стало в несколько раз больше, решил на такси ездить, так как общественным транспортом было стремно. Но мысли о том, что рано или поздно меня посадить могут, практически не было, так как был уверен, что всегда смогу откупиться.

  Не всегда. …Надежда на хорошего адвоката, который отмажет от народной статьи, как правило, беспочвенна. Проще, наверное, защитить человека, обвиняемого в убийстве, чем того же кладмена. Задержали с закладкой? Получи срок…

Виктор не видит ничего предосудительного в работе «минера». По наблюдению психолога, для наркоманов это типично: «Работает механизм отрицания, когда в торговле и употреблении находят только плюсы. Есть страх, есть азарт, но не угрызения совести.

Зависимость — это болезнь, меняющая физиологию и психологию человека. Спустя год наступают последствия: психоз либо передозировка. Практически все начинают воровать, потому что постоянно нужны деньги на новую дозу.

Лишить его этого — все равно что отнять у голодного еду».

На форумах хвастают, что в провинции умелый закладчик выходит на 80–120 тысяч рублей в месяц при свободном графике. В Москве заработок якобы еще выше.

По признанию одного опытного кладмена, если правильно прятаться, можно получить намного больше.

Это ведь не рекламные буклеты раскладывать по почтовым ящикам и не товары из обычных интернет-магазинов развозить по адресам за незавидную зарплату и скромные чаевые.

Быстрые деньги — одна сторона медали. Другая — совсем не радужная. Статья «два-два-восемь» не случайно зовется народной. Сидельцев по ней не перечесть. Половина — молодежь в возрасте до 30 лет. Из них далеко не все осознавали, что совершают преступление.

Вот что говорит Лев Левинсон, известный эксперт в области наркополитики:

— Еще лет пять назад оперативная работа велась преимущественно через проверочные закупки. Сейчас эта технология уходит на второй план. Попадаются прежде всего не закладчики, а покупатели. Именно на тех, кто приобретает, делается статистика по тяжким преступлениям, потому что состав — приобретение и хранение в крупном размере, даже без цели сбыта — относится именно к такой категории дел.

Это 228-я статья УК, часть вторая. Устраивают ловушки иногда сами сотрудники полиции и, что интересно, совершенно законно. Покупателей берут тепленькими. Дело в том, что по тяжким преступлениям можно проводить оперативно-розыскное мероприятие — контрольную поставку. Если раньше на проверочной закупке ловили продавцов, то теперь на поставке — приобретателей. Половина садится на реальный срок.

Небольшое приобретение — это административная ответственность, а значительное — уже уголовная статья. Причем на новые синтетические наркотики, которые называются спайсами, установлены заниженные, микроскопические количества вещества, чтобы квалифицировать их как значительного или крупного размера.

Вес считается с наполнителем. Четверть грамма спайса — это уже крупный размер. Обычно приобретают 2–3 грамма и идут автоматом на срок от трех до десяти лет. Если человек ранее не был судим, у него есть шанс получить сравнительно небольшой срок. Большей частью за приобретение дают 3–4 года.

Санкция же закладчика при крупном размере от 10 до 20 лет.

Проблема достигла угрожающих масштабов и уже превратилась, без всякого преувеличения, в социальную катастрофу, потому что в этих наркосетях запутываются тысячи молодых ребят. Барыги нанимают все новых и новых исполнителей, а полицейские повышают раскрываемость.

Я нисколько не оправдываю наивных кладменов, которым предложили легкий заработок. Иногда работодатели могут намекнуть, что это не совсем легально, но если внаглую не раскладывать прямо на глазах у полиции, то все будет хорошо. Тихо, спокойно сделали работу, и все. За все время с нашими курьерами никаких неприятных случаев не было.

Здесь все от первого до последнего слова — наглая ложь. «Неприятных случаев», если к этой категории отнести тюремный срок, сколько угодно. И безобидных курительных смесей, доставкой которых завлекают неопытных юнцов, что бы ни говорили дилеры, не бывает.

Но я сочувствую их родителям, пребывающим в неведении относительно того, какой приработок их дети нашли в Интернете. Безмятежность продолжается ровно до того момента, пока в дом не придут с обыском.

Почему так редко проводится разъяснительная работа со старшеклассниками, студентами колледжей и вузов? Не та, что ради галочки, а настоящая, оставляющая след? Вместо того, чтобы вовремя остановить тех же кладменов, попавших в разработку, полицейские ждут, потирая руки, когда птичка окажется в клетке. Речь-то не о дилерах, а о юнцах, впервые переступивших черту, которых достаточно жестко предупредить о последствиях.

У меня было много вопросов к сотрудникам Управления по контролю за оборотом наркотиков. Увы, пришлось довольствоваться лишь письменным ответом пресс-службы Петровки, 38.

Приведу его полностью: «На сегодняшний день лидирующую позицию в сфере незаконного оборота наркотиков занимают схемы бесконтактного способа распространения подконтрольных средств и веществ.

Прежде всего речь идет об использовании наркосбытчиками сети Интернет: как в части межличностного общения посредством мессенджеров, переписки с аккаунтов в социальных сетях и через различные системы анонимайзеров, так и с целью получения денежных средств с применением систем электронных платежей.

Соответственно, противодействие наркопреступлениям, совершаемым с использованием сетевых ресурсов и IT-технологий, а также незаконной рекламе и пропаганде наркотиков в Интернете является одной из важных задач, стоящих перед подразделениями по контролю за оборотом наркотиков.

Ее реализация включает в себя получение и проверку информации о сетевых ресурсах, предлагающих наркотики, в том числе ставшей известной по обращениям граждан. С целью выявления и пресечения деятельности самих организаторов наркобизнеса работа ведется в рамках оперативно-розыскной деятельности».

…А Ваня считает дни до суда. Обычный парень, каких много…

Источник: https://www.mk.ru/social/2018/03/20/zakladka-narkotikov-kurery-po-osobo-tyazhkim-porucheniyam-zhivut-nedolgo.html

Судебное дело
Добавить комментарий