Можно ли оспорить решение суда о погашении долга в пользу третьего лица?

Списать нельзя обжаловать

Можно ли оспорить решение суда о погашении долга в пользу третьего лица?

Также он отмечает, что проблемы возникают у пенсионеров как у самой социально незащищенной категории граждан. Последний громкий случай произошел этой осенью в Забайкалье. Там приставы сняли всю пенсию с карточки пенсионера в счет уплаты долга по ЖКХ. В начале декабря прокуратура признала действия приставов незаконными.

Что касается мошенничеств, то в общем объеме конфликтов, связанных с неправомерным взысканием со стороны ФССП, они занимают небольшую часть, но все-таки встречаются, отмечает финансовый омбудсмен Павел Медведев.

РБК разбирался, на какие доходы должника и в каком объеме может быть обращено взыскание, и что делать, если приставы списывают деньги в счет долга, которого не существует.

Изъять у должника имущество, в том числе деньги, судебные приставы могут только по решению суда.

Партнер юридической компании Vinder Law Office Екатерина Булдакова поясняет, что исполнительный лист, выданный судом, поступает в отделение Федеральной службы судебных приставов, где возбуждается исполнительное производство.

Далее пристав направляет инкассовые поручения банкам, в которых должник имеет счета. Инкассовое поручение подразумевает списание денежных средств со счетов плательщиков в бесспорном порядке, то есть отказать приставам банк не имеет права.

Чтобы определить, в какой организации есть счет, пристав рассылает запросы в банки о наличии у должника счета (эта процедура прописана в законе «Об исполнительном производстве»).

При этом законом установлен перечень неприкосновенных доходов, забирать которые у гражданина нельзя.

В частности, взыскание не может быть обращено на социальные выплаты, связанные с причинением вреда здоровью, алименты, материнский капитал, пособия на детей, компенсации, связанные с обеспечением ухода за нетрудоспособными, пенсии по потере кормильца.

«В данном случае применяется правило взыскания за счет любых доходов, в том числе пенсии по старости, кроме тех, в отношении которых действуют ограничения или запреты», — поясняет Василий Малинин.

Но Павел Медведев отмечает, что эти принципы иногда нарушаются. «Задача приставов заключается в том, чтобы списать средства, а что это за доходы, они не уполномочены разбираться. Строго говоря, приставы не знают, какие именно деньги есть у гражданина. Я сталкивался с ситуациями, когда долги по кредитам у матерей-одиночек списывали с пособий на ребенка», — говорит омбудсмен.

По его словам, определить, из каких выплат гражданина можно вычитать долги, должен суд, который выписывает предписание, но часто эта обязанность игнорируется.

Екатерина Булдакова соглашается, что разбираться с категориями доходов должника никто не хочет, особенно если и зарплата, и социальные выплаты начисляются на один счет. «Пристав, не разбираясь, выставляет требование банку.

Банк тоже не разбирается и просто механически списывает соответствующую сумму со счета», — отметила она.

Решить проблему, возможно, смогут поправки в Гражданский кодекс и закон об исполнительном производстве, которые в начале ноября депутаты одобрили в первом чтении.

Предполагается, что все социальные выплаты гражданин будет получать на специальный счет, на который не может быть обращено взыскание.

Если банк получит поручение от ФССП, он должен будет отказать приставам в доступе к такому счету.

Но пока в подобных ситуациях должнику приходится доказывать неправомерность взысканий на защищенные выплаты.

Для этого он должен собрать документы, которые определяют источник этих доходов (предоставить справки или постановления, говорящие о том, что это именно те деньги, которые защищены от взыскания).

Например, если речь идет об алиментах, то предоставить решение суда о назначении алиментов, свидетельство второго родителя, выписку из банка, которая доказывает, что именно он перечислял эти деньги.

С этими документами должнику надо обратиться с жалобой на незаконные действия и с требованием вернуть удержанные деньги в районный отдел судебных приставов.

Но Павел Медведев говорит, что в большинстве случаев договориться с приставами не удается и приходится обращаться в суд.

«Если ответа от приставов нет, надо подать жалобу главному судебному приставу или заявление в суд», — подтверждает руководитель уголовной практики BMS Law Firm Тимур Хутов.

Адвокаты предупреждают, что важно не пропустить срок обжалования постановления о взыскании.

«Сделать это можно в течение десяти дней с момента вынесения постановления или с момента, когда человек был уведомлен о вынесении постановления», — поясняет юрист.

Если, например, постановление было вынесено первого числа, а уведомление получено только двадцатого числа, то десятидневный срок будет отсчитываться с последней даты.

Если срок обжалования истек, жалобу не примут. Исключение составляют ситуации, когда человек не смог подать жалобу по объективным причинам, например был в больнице или находился в другой стране.

Виктор Климов предупреждает, что если в рамках одного дела удалось доказать неприкосновенность денег, то при взыскании по другому долгу должнику вновь придется доказывать социальный характер таких выплат.

Из зарплаты, пенсии по старости или других доходов пристав по всем исполнительным листам может удержать до 50% (согласно закону «Об исполнительном производстве»). Причем размер удержания исчисляется из суммы, оставшейся после уплаты налогов.

При взыскании алиментов, возмещении вреда, причиненного здоровью, вреда в связи со смертью кормильца, а также при возмещении ущерба, причиненного преступлением, размер удержания из заработной платы или иных доходов должника не может превышать 70%.

Сам должник может попытаться уменьшить сумму регулярных выплат. «Для этого следует обратиться с заявлением о снижении размера удержаний в службу судебных приставов-исполнителей либо в суд, вынесший решение, с заявлением об изменении порядка и способа исполнения решения суда», — говорит юрист Василий Малинин.

Свою просьбу должник может обосновать тем, что сумма, оставшаяся после взыскания на его счете, слишком мала, что нарушает принцип неприкосновенности минимума имущества, необходимого для существования гражданина и членов его семьи.

Это может выражаться в нехватке средств на необходимый минимум: питание, оплату ЖКХ, лекарства и даже на заправку машины, если она является источником заработка.

Адвокаты советуют в качестве доказательств предоставлять любые сведения, будь то чеки из магазина, квитанции за оплату коммунальных услуг, справки о доходе семьи и лицах, находящихся на иждивении.

Списание социальных денег — не единственная проблема, с которой сталкиваются должники.

На практике, говорят юристы, встречаются ситуации, когда средства продолжают списываться после завершения исполнительного производства.

На форумах, посвященных защите потребителей финансовых услуг, можно встретить жалобы от людей, с которых хотят взыскать долг по уже закрытому кредиту или погашенной задолженности по ЖКХ и алиментам.

Как и в первом случае, для начала должнику нужно обратиться в районный отдел судебных приставов. Как отмечает Василий Малинин, если речь идет об уже погашенном долге, гражданину необходимо представить доказательства полной уплаты долга (квитанции, расписки об оплате). Если в возвращении денег будет отказано, придется обращаться в суд.

Обычно, по словам юриста Московской городской коллегии адвокатов Григория Колесникова​, срок подобного разбирательства не превышает шесть месяцев.

Екатерина Булдакова рассказывает, что нередко возникают проблемы у людей, которые имеют несколько счетов в разных банках. «Приставы направляют требования в несколько банков, и все банки их исполняют.

Поэтому фактически у человека изымают в несколько раз больше, чем сумма, которая с него причитается по решению суда», — говорит адвокат. Например, человек должен 50 тыс. руб. в счет уплаты коммунального долга. У него счета в трех банках, на каждом из которых по 100 тыс. руб.

В итоге приставы направляют в каждый банк требование — списать 50% дохода — получается, что списанная сумма в три раза превышает долг.

По словам Булдаковой, в таком случае приставы сами обязаны вернуть излишне списанные средства автоматически (весь невостребованный остаток хранится на счете подразделения ФССП), но из-за бюрократических проволочек этого чаще всего не происходит. Тогда человеку следует обратиться к приставам с заявлением о возврате излишне списанных средств, приложив к нему банковские выписки. Займет такое разбирательство до полугода.

Сложнее доказать незаконность взыскания, когда речь идет о мошеннических действиях, ​например, на имя гражданина без его ведома взяли кредит, а потом по нему скопился долг, говорит Павел Медведев.

Сначала мнимому должнику придется доказать незаконность сделки, на основании которой возникло долговое обязательство.

«Подобные дела стоят больших физических и моральных затрат и могут длиться несколько лет», — говорит Медведев.

Если суд признает несостоятельность сделки, то с его постановлением уже нужно обращаться к судебным приставам.

«Если в адрес взыскателя приставы уже что-то взяли, то человек может требовать возвращения этих денег с той организации, на счет которой происходили выплаты (банк, предприятие ЖКХ и т.д.)», — поясняет Григорий Колесников.

Более того, теоретически гражданин может поставить вопрос о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами.

Согласно Гражданскому кодексу, основанием для начисления процентов является в том числе неправомерное удержание денежных средств и неосновательное получение или сбережение денежных средств за счет другого лица. Размер процентов равняется ключевой ставке ЦБ (сейчас составляет 8,25% годовых). Но, по словам Павла Медведева, на практике добиться этого сложно.

Адвокаты предупреждают: обжалование действий не приостанавливает исполнительного производства. То есть пока должник будет разбираться в правомерности взысканий, с его счета продолжат списывать деньги. Поэтому потребуется подать отдельное заявление о приостановлении взыскания либо судебным приставам, либо в суд.

Александра Посыпкина

Источник: https://www.rbc.ru/money/14/12/2017/5a2fda589a79477c73f756f7

Банкротная практика Верховного суда // Самое главное за март — июнь 2017 года

Можно ли оспорить решение суда о погашении долга в пользу третьего лица?

Представляем второй в 2017 году обзор судебной практики по банкротным спорам — на этот раз за период с марта по июнь. Традиционно в обзор вошли дела, рассмотренные как Верховным судом РФ, так и арбитражными судами округов.

За рассмотренный период высшая судебная инстанция особенное внимание уделила делам об оспаривании сделок и о включении в реестр требований, продолжив общий тренд борьбы с различными схемами в банкротстве.

При этом ряд дел был посвящен включению в реестр требований аффилированных кредиторов.

I. Оспаривание сделок должника-банкрота

1. При возвратном лизинге выгодность сделки для должника-лизингополучателя определяется по соотношению совокупной суммы лизинговых платежей и цены продажи.

(определение СКЭС Верховного суда РФ от 23.03.2017 № 307-ЭС16-3765 по делу № А66-4283/2014)

В данном деле завод заключил с лизинговой компанией договор возвратного лизинга.

По его условиям завод обязался передать лизинговой компании готовое оборудование и недвижимость, а компания — оплатить имущество и вновь передать его заводу, но уже в лизинг. Спустя два года завод был признан банкротом.

Арбитражный управляющий, посчитав, что цель заключения сделки состояла в причинении вреда кредиторам, обратился в суд с требованием о признании возвратного лизинга недействительным.

Нижестоящие арбитражные суды в удовлетворении требований отказали, сославшись на недоказанность существования признаков неплатежеспособности завода на момент заключения договора и осведомленности об этом лизинговой компании. Также суды не увидели признаков злоупотребления правом: превышение цены договора лизинга над ценой продажи само по себе не свидетельствует об отсутствии реального хозяйственного смысла сделки.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного суда направила дело на новое рассмотрение.

Коллегия отметила, что обратный лизинг с экономической точки зрения является кредитованием покупателя продавцом с временным предоставлением последнему титула собственника в качестве гарантии возврата финансирования и платы за него в виде процентов.

Однако в таком случае, решили судьи Верховного суда, для оценки справедливости договора лизинга следовало сопоставить его условия с условиями других взаимосвязанных сделок.

В данном случае для оценки равноценности встречного предоставления необходимо соотнести размер лизинговых платежей и цены продажи имущества. Разница между этими ценами предопределяется объективными факторами, в частности сложившимися ставками рефинансирования.

Однако по условиям спорного договора денежные средства достались заводу по ставке 40% годовых, в то время как средняя ставка кредита под залог имущества — 14% годовых.

Также нижестоящие суды не оценили, что стоимость предмета лизинга превышала 20% балансовой стоимости активов завода, — в таком случае сделка презюмируется незаконной (абз. 3 п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве).

Наконец, в результате расторжения договора лизинга имущество было продано другому заводу, что также косвенно указывает на противоправность спорной сделки.

2. Безвозмездный договор перенайма, заключенный должником-банкротом, скорее всего, будет признан недействительным.

(определение СКЭС Верховного суда РФ от 24.03.2017 № 303-ЭС16-16877 по делу № А16-1418/2014, обсуждалось на Закон.ру здесь)

Арбитражные суды апелляционной и кассационной инстанций отказались признать безвозмездный договор перенайма муниципальных земельных участков недействительным.

Суды обратили внимание, что по договору перенайма к новой стороне передаются не только права, но и обязанности.

Заключив договор перенайма, должник освободился от уплаты арендных платежей и, следовательно, от наращивания кредиторской задолженности.

Вторая кассация поддержала суд первой инстанции, который признал перенаем незаконным.

Так, коллегия Верховного суда отметила, что для оценки спорного договора с точки зрения законодательства о банкротстве следует проанализировать позиции сторон договора аренды, а именно возможность арендодателя взимать плату за заключение с ним договора аренды.

В данном деле были представлены доказательства, что арендодатель — муниципальное образование — в спорный период предоставлял схожие земельные участки за плату. Следовательно, при наличии спроса на земельные участки перенаем никак не мог быть заключен безвозмездно.

3. Конкурсное оспаривание в российских судах сделки должника-банкрота подчиняется закону места нахождения суда, осуществляющего конкурсное производство (lex fori concursus).

(определение СКЭС Верховного суда РФ от 07.04.2017 № 309-ЭС14-923 по делу № А07-12937/2012)

Судебные баталии компании «Башкорт АБ», которые продолжаются не один год в российских судах, уже привели к появлению важных правовых позиций высшей судебной инстанции в корпоративном праве (см. здесь).

Один из споров о признании сделок по продажи доли в уставном капитале в рамках банкротного процесса, также дошедший до Верховного суда, затронул вопрос о том, какое право (в частности, основания недействительности сделок) должно применяться к сделкам должников, которые были признаны банкротами в иностранных юрисдикциях.

Вторая кассация прямо отметила, что поскольку основания для признания сделок недействительными возникли в рамках осуществляемой в иностранной юрисдикции процедуры банкротства ряда компаний, то такие основания должны определяться в соответствии с иностранным правом, а именно по праву места нахождения суда, осуществляющего конкурсное производство.

4. Платеж, совершенный за третье лицо на основании возложения, может быть оспорен кредиторами плательщика как сделка с предпочтением.

(определение СКЭС Верховного суда РФ от 25.05.2017 № 306-ЭС16-19749 по делу № А72-9360/2014, обсуждалось на Закон.ру здесь и здесь)

В комментируемом деле арбитражный суд округа отказался признать недействительным платежи предпринимательницы-банкрота в пользу третьего лица — лизинговой компании.

Несмотря на то, что платежи совершались незадолго до банкротства и на основании возложения основного должника, первая кассация решила, что действия банкрота по исполнению им обязательства третьего лица по правилам статьи 313 ГК РФ в принципе не могут быть оспорены на основании пункта 2 статьи 61.3 Закона о банкротстве. Суд округа подчеркнул, что платеж с предпочтением — это лишь та операция, которая направлена на погашение существующего обязательства самого должника перед лицом, получившим денежные средства. Кроме того, лизинговая компания, получая деньги, действовала добросовестно, поскольку она в сделки с должником не вступала и о его финансовом состоянии не знала.

Вторая кассация с таким подходом не согласилась. Судьи Верховного суда напомнили, что в случае совершения платежа за третье лицо на основании возложения отношения между плательщиком и основным должником регулируются гражданско-правовым соглашением. Это соглашение может опосредовать, например, заём, дарение, погашение текущей задолженности между данными лицами.

В любом случае при совершении платежа основной должник получает от плательщика исполнение по такому соглашению, даже в том случае, если этим соглашением является консенсуальный договор дарения. Следовательно, перечисление денег на основании такого соглашения предпринимателем накануне банкротства может быть оспорено по пункту 2 статьи 61.3 Закона о банкротстве.

Также коллегия судей отвергла ссылку на добросовестность лизинговой компании.

Лицо, получившее в преддверии банкротства плательщика денежные средства в счет погашения чужого долга, не может быть поставлено в лучшее положение по сравнению с кредиторами такого плательщика, получившими исполнение по обязательствам самого предпринимателя в это же самое время. Иное, решил Верховный суд, нарушит фундаментальный принцип равенства участников гражданских правоотношений.

5. Неисполнение покупателем обязанности по оплате товара само по себе не свидетельствует о безвозмездности сделки и, как следствие, о причинении вреда имущественным правам кредиторов.

(постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 03.05.2017 № Ф01-166/2017 по делу № А39-2114/2014)

6. Обычная хозяйственная деятельность предприятия не сводится исключительно к производственной деятельности, но также включает в себя необходимую финансовую деятельность по исполнению текущих обязательств, без оплаты которых продолжение производственной деятельности невозможно.

Источник: https://zakon.ru/discussion/2017/8/14/bankrotnaya_praktika_verhovnogo_suda__samoe_glavnoe_za_mart_-_iyun_2017_goda

Проблемные задолженности – еще та головная боль участников хозяйственных отношений. Порой ни качественные договоры, ни судебные решения не гарантируют возврата долгов. А ведь кровные, честно заработанные деньги никому “дарить” не хочется. Посему стоит знать нюансы исполнительного производства и его прорехи, которых, увы, не так уж и мало.

Основным действующим лицом процесса борьбы с проблемными задолженностями выступает исполнительная служба. А точнее – исполнитель. Взыскание долгов составляет большую часть его работы. Почему так?

Практически любые правоотношения на рынке сегодня сводятся к следующей схеме: субъект А предоставляет субъекту Б некие услуги / выполняет работы / предлагает товары, за что намеревается получить вознаграждение. Проще говоря, заработать деньги. И если существует идеальное общество, то в нем именно так все и происходит.

Однако мы сегодня сталкиваемся с несколько другими реалиями: субъект Б по каким-либо причинам не выполняет свою часть договоренности и возникает долг. Далее обиженный субъект А, не желая остаться в дураках, идет в суд. И в тот момент, когда суд принимает решение в его пользу, запускается процесс исполнения судебных решений.

Мало кто сегодня осознает тот факт, что позитивное судебное решение ничего не гарантирует. Ведь его еще надо исполнить. Именно тут и начинается самое интересное.

Итак, стандартная процедура исполнения судебного решения выглядит следующим образом:

1) суд принимает решение в вашу пользу;

2) контрагент не обжалует его, и решение вступает в силу;

3) вы идете в суд и получаете исполнительные документы (если это хозяйственный суд – приказ, если суд общей юрисдикции – исполнительный лист). Причем вам очень повезет, если суд сам по истечении срока апелляционного обжалования подготовит исполнительные документы. Скорее всего, придется обивать пороги, напоминать о себе и писать ходатайства об их выдаче;

4) если документы у вас – нужно не мешкая идти в исполнительную службу. Там вы пишете заявление, прикладываете к нему оригинал исполнительного листа и ждете открытия исполнительного производства, в результате которого в идеале вам возвращают долг.

Однако на деле процедура имеет массу нюансов и требует значительных затрат времени и энергии со стороны взыскателя – если, конечно, последний рассчитывает реально вернуть деньги, а не остаться с носом.

С того момента, когда исполнитель получил от вас документы, у него есть 3 дня на открытие исполнительного производства (ст. 25 Закона “Об исполнительном производстве” от 21.04.99 № 606, далее – Закон).

В постановлении он должен указать об обязанности должника самостоятельно исполнить решение в срок до 7 дней с момента вынесения постановления. Если должник не вернет долг (не предоставит документальные подтверждения его погашения), начинается принудительное исполнение решения с взысканием с него исполнительского сбора. Сумма такового – 10 % от суммы задолженности.

По истечении 7 дней исполнитель начинает совершать исполнительные действия, на которые у него есть 6 месяцев (ч. 2 ст. 30 Закона).

Выглядят этот долгосрочный процесс следующим образом. Исполнитель отправляет запросы:

1) в налоговый орган – для выявления счетов должника и определения его места работы (источников дохода);

2) в Минюст – для выявления движимого и недвижимого имущества должника;

3) в Национальную комиссию по ценным бумагам и фондовому рынку – для выявления принадлежащих должнику ценных бумаг;

4) по сути, во все возможные инстанции, чтобы максимально найти принадлежащее должнику имущество и потом взыскать с него долг.

Далее при самом благоприятном для взыскателя раскладе исполнитель налагает на банковские счета должника арест и путем выписки платежных требований обязывает банк списать долг. Задолженность списывается на счет исполнительной службы, исполнительное производство закрывается, должнику возвращают его деньги – все довольны.

Если же счетов у должника нет или на них нет денег, арест налагается на имущество должника. Данная процедура намного сложнее: она длительная, затратная и трудоемкая для исполнителя. Арестованное имущество в итоге продают с аукциона, а вырученные деньги отдают должнику.

Кстати, сравнительно недавно, 22 декабря 2015 года, Минюст издал приказ № 2710/5 “О реализации арестованного имущества путем проведения электронных торгов”. Так что теперь все проходит через Интернет.

Проблема 1. Обжалование исполнительского сбора

Первым проблемным моментом является исполнительский сбор. Взыскивают его отдельным постановлением исполнителя. Причина – пропущенный 7-дневный срок на добровольный возврат долга. Нередко должники обжалуют это постановление, поскольку не хотят платить дополнительные 10 %.

При этом практика показывает, что исполнители, дабы избежать подобных ситуаций, не спешат по истечении срока принимать постановление о взыскании исполнительского сбора.

Чаще всего ждут уведомления с почты о том, что должника уведомили. Или же вообще не предпринимают никаких действий, ведь есть 6-месячный срок.

И до получения “заветного пинка” со стороны взыскателя действия могут быть и не предприняты.

Итак, должник приходит и говорит: “Я согласен оплатить долг и сделаю это, но я даже не знал об открытии исполнительного производства”. Соответственно, он обжалует взыскание сбора. Сделать это можно двумя способами: по иерархии исполнительной службы или через суд.

Первый способ – жаловаться начальству исполнителя на незаконность его действий и решений.

Второй – обращаться с жалобой в суд. Характерно, что в данном случае фигурирует не административный суд, в который обычно обращаются при проблемах с госорганами, а тот же суд, который принял решение по вашему делу. Ведь исполнение судебного решения является частью судебного процесса. Следовательно, суд держит ваше дело на контроле с начала и до конца.

Если должник реально сможет доказать в суде, что он пропустил 7-дневный срок непреднамеренно и со дня, как узнал об исполнительном производстве, уплатил долг, то суд, как показывает практика, удовлетворит его требование об отмене исполнительского сбора.

Если же должник просто хитроумный и на день рассмотрения жалобы ничего не предпринял для уплаты долга, сбора ему не миновать.

Проблема 2. Параллельная апелляция

Бывают ситуации, когда спустя время, уже в процессе начатого исполнительного производства, обнаруживается, что должник не знал о решении суда первой инстанции по его делу.

К примеру, решение было принято в его отсутствие. По каким-то обстоятельствам (скажем, должника не было дома и работник почты не вручил письмо получателю под роспись, а кинул в ящик и т. п.) должным образом о результатах рассмотрения дела в суде первой инстанции его не уведомили. О существующем исполнительном производстве он узнал уже позже.

Должник обращается в суд о восстановлении сроков подачи апелляции, подает ее и идет к исполнителю с постановлением об открытии апелляционного производства и требованием закрыть исполнительное производство. И процесс запускается с начала.

Именно таким способом часто затягивают процесс.

Проблема 3. Предупрежден об опасности

Проблема связана с тем, что должника предупреждают о грядущем аресте его счетов и он успевает “вывести” деньги. В итоге арестовывают пустые счета, и процедуру исполнительных действий приходится начинать заново.

Такие ситуации вообще не редкость в практике исполнителей. Причем виновниками “слива” информации являются чаще всего работники банков.

Когда исполнитель является к ним с платежными требованиями, у них есть от получаса до нескольких часов для того, чтобы предупредить любимого клиента об опасности. Их тоже можно понять, ведь VIP-клиенты всегда в почете, их нужно лелеять и беречь.

Кроме того, даже если деньги и есть, но суммы не хватает для полного покрытия долга, банк, защищая интересы клиента, может отказать по причине “недостаточно средств на счету для списания”.

Кроме банков, утечка информации может произойти в налоговой, когда туда приходит запрос от исполнителя. Или же сам исполнитель может вступить в сговор с должником за определенный процент от суммы долга. Ведь никто не безгрешен.

Обойти эту шаткую схему взыскатель может. Так, изначально при подаче заявления исполнителю следует в нем указать счета должника и его имущество. Узнать это можно, причем как законными, так и незаконными способами.

Во-первых, информация о недвижимости есть в открытых реестрах, а информация о счетах может стать известна в процессе хозотношений с должником. Во-вторых, всегда можно договориться со служащими налоговой и полиции и узнать информацию из их реестров.

Если вы это сделаете – процедура намного ускорится, ведь исполнитель сможет одновременно с вынесением постановления об открытии исполнительного производства наложить арест на имущество и средства должника (абз. 2 ч. 2 ст. 25 Закона).

Потом необходимо “поднажать” на исполнителя, чтобы он побыстрее выдал постановление об аресте и платежные требования, организовать его оперативный визит в банк. Притом лучше явиться в банк под конец рабочего дня (около 17) – тогда будет меньше возможности у служащих вас “слить”, поскольку наложить арест они должны в тот же день.

Проблема 4. Вернуть нереально

Взыскатель тоже может оказаться слишком проворным и предприимчивым. Тогда возникнут проблемы у должника, даже если он стал таковым не по своей вине и ничего не знает о соответствующем решении суда.

Итак, должник узнает о списании денег с его счета. У него шок, он не знает, что и почему произошло. Обращается в банк, который направляет его в исполнительную службу. В исполнительной по номеру исполнительного производства можно найти исполнительный документ, выданный судом. Идет в суд, поднимает материалы дела и, если повезет, понимает всю плачевность своей ситуации.

Должник подает апелляцию (не уведомили – возобновляет сроки). Если выигрывает дело, то суд осуществляет поворот исполнения решения и выдает ему исполнительный документ. Дальше все по процедуре, только стороны поменялись местами.

До этого времени предприимчивый взыскатель уже давно выведет все взысканные деньги или вообще “утопит” предприятие, потеряв его концы за границей или, к примеру, на Донбассе.

При таком раскладе у обманутого должника просто-таки нет шансов вернуть назад свои деньги.

На предъявление исполнительного документа в исполнительную службу у взыскателя есть 1 год (ст. 22 Закона). Однако, как оказалось, этот срок можно пропустить не только по собственной глупости (что тоже не редкость).

Существует Порядокисполнения решений о взыскании средств государственного и местных бюджетов или должников, утвержденный постановлением Кабмина от 03.08.2011 № 845. Этот документ касается списания долгов сгоспредприятий-бюджетников и госорганов.

особенность – исполнительский сбор при этой процедуре с должника-бюджетника не взимается. В 2013 году процедуру, предусмотренную в Постановлении, еще ужесточили.

Сделано это было для экономии бюджетных средств – чтобы с бюджетников не взыскивали исполнительский сбор.

Суть такова: если должник по исполнительному производству – предприятие, имеющее счета в Казначействе, то исполнитель не может продолжать обычную процедуру взыскания долга. Он обязан закрыть производство. Если же изначально известно о том, что счета казначейские, – в открытии производства вам откажут.

Тогда нужно идти с заявлением, к которому точно так же прикладывается оригинал исполнительного документа, в Казначейство. И через 3 месяца деньги спишут со счетов должника. При этом с целевых денег, зарплатных средств и прочих “защищенных статей” долг не может быть списан.

Особенность процедуры в том, что Постановление КМУ обязывает исполнителя самому при выявлении вышеуказанных обстоятельств передать дело в Казначейство, то есть отправить туда исполнительный документ. Но исполнители чаще всего на вполне законных основаниях игнорируют эту обязанность (законом такая процедура не предусмотрена).

В итоге возникает следующая проблема. Вы получаете исполнительный документ на взыскание с госпредприятия долга. По каким-либо обстоятельствам предъявляете его исполнителю не сразу, а, допустим, через 2 месяца.

Это не проблема, ведь у вас есть год! Потом исполнитель в течение 6 выделенных ему месяцев особо не предпринимает никаких действий, откладывая все на последний момент. В конце срока обнаруживает, что исполнительное производство невозможно, ибо счета открыты в Казначействе. Тогда возвращает исполнительный документ вам.

И пока все это происходит, вы приходите в Казначейство, а год, выделенный вам по законодательству, уже прошел. Получаете отказ.

В таком случае можно обратиться в суд с просьбой восстановить сроки. Но получить позитивное решение есть шанс лишь в случае наличия адекватных причин их пропуска с вашей стороны. Как-то так…

Вывод из всего этого один. Если вы уже получили решение суда в свою пользу, то постарайтесь сделать все зависящее от вас, чтобы ускорить процедуру исполнительного производства.

Только в таком случае шансы на списание проблемной задолженности в вашу пользу реальны. Всегда нужно помнить, что исполнитель – тоже человек и ваше исполнительное производство у него не одно. И должник, поверьте, сделает все, чтобы вам задолженность не вернуть.

А если и вернуть, то не всю и не сразу. Так что будьте настойчивее. Все в ваших руках.

Источник: http://uz.ligazakon.ua/magazine_article/EA008843

Вс рф разъяснил правила замены кредиторов и должников в обязательствах

Можно ли оспорить решение суда о погашении долга в пользу третьего лица?

Гражданский кодекс предусматривает два вида перемены лиц в обязательстве: переход прав кредитора к другому лицу, то есть замена кредитора, и перевод долга – замена должника (гл. 24 ГК РФ). В любом из этих случаев должны соблюдаться права как новых, так и предыдущих кредиторов и должников.

На обеспечение защиты их прав и направлено Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2017 г. № 54 “О некоторых вопросах применения положений главы 24 ГК РФ о перемене лиц в обязательстве на основании сделки” (далее – Постановление).

К наиболее важным разъяснениям Суда можно отнести следующие.

Уступка требования (§ 1 гл. 24 ГК РФ).Под уступкой требования понимается переход прав, принадлежащих на основании обязательства первоначальному кредитору (цеденту), к новому кредитору (цессионарию) по договору (п. 1 ст. 382, п. 1 ст. 388 ГК РФ).

К договору об уступке требования применяются положения гражданского законодательства о соответствующем виде сделки, отметил ВС РФ.

Так, при уступке требования по договору купли-продажи цедент, который в этом случае является продавцом, должен передать требование свободным от прав третьих лиц (по смыслу п. 1 ст. 460 ГК РФ).

В случае неисполнения им этой обязанности цессионарий (покупатель), который не знал и не должен был знать о наличии прав третьих лиц, вправе требовать уменьшения цены или расторжения договора (абз. 3 п. 1 Постановления).

В случае, когда уступается требование по сделке, требующей государственной регистрации, сам договор об уступке тоже должен быть зарегистрирован (п. 2 ст. 389 ГК РФ). Значит, именно с момента регистрации он считается заключенным для третьих лиц (п. 3 ст.

433 ГК РФ). Однако отсутствие регистрации договора не влечет никаких негативных последствий для должника, который был письменно уведомлен цедентом об уступке требования и на этом основании предоставил исполнение цессионарию, подчеркнул Суд (п.

2 Постановления).

По общему правилу, новый кредитор может получить меньше прав, чем было у первоначального – в случае уступки права требования в части (п. 2-3 ст. 384 ГК РФ). Уступить же ему больше прав, чем имеет сам, первоначальный кредитор не вправе.

Однако объем прав цессионария все же может увеличиться – в связи с его особым правовым положением, например если на него распространяются нормы Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 “О защите прав потребителей”, считает ВС (абз. 2 п.

4 Постановления).

Поскольку закон позволяет уступать не только уже существующее, но и будущее требование (ст. 388.

1 ГК РФ), Суд посчитал нужным разграничить такое будущее требование, которое переходит к цессионарию с момента возникновения, и требование, по которому не наступил срок исполнения (например, требование займодавца о возврате займа до наступления срока возврата), – оно передается в момент заключения договора об уступке (абз. 2 п. 6 Постановления). Причем если впоследствии уступка будущего требования не состоялась из-за того, что уступаемое право не возникло, цедент несет ответственность за неисполнение договорных обязательств. Аналогичное правило действует и в случае невозможности перехода требования по причине того, что оно прекратилось или принадлежит другому лицу – цедент также не освобождается от ответственности за неисполнение договора, отметил ВС РФ (п. 8 Постановления).

Целый раздел Постановления посвящен допустимости уступки требования, в частности – без согласия должника на переход требования к другому кредитору.

Оно, напомним, требуется только в прямо предусмотренных законом случаях (например, п. 2 ст.

388 ГК РФ) и при включении соответствующего условия в договор, но и в этом случае признать сделку по уступке недействительной непросто (п. 2 ст. 382, п. 3 ст. 388 ГК РФ).

Тем не менее, если уступка требования по неденежному обязательству без согласия должника делает его исполнение более обременительным, должник вправе исполнить данное обязательство цеденту, отметил Суд (п.

15 Постановления).

В случае, когда переход требования не признан обременительным для должника, но требует от него дополнительных затрат, соответствующие расходы должны возмещаться цедентом и цессионарием солидарно.

Помимо перечисленного, в Постановлении уточняются также порядок надлежащего уведомления должника об уступке требования и особенности предъявления возражений должника против требований новых кредиторов.

Перевод долга (§ 2 гл. 24 ГК РФ).Согласно закону перевод долга производится – с согласия кредитора – по соглашению между первоначальным должником и новым должником.

В обязательствах, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, перевод долга может быть произведен также по соглашению между кредитором и новым должником, который принимает на себя обязательство первоначального должника (п. 1 ст. 391 ГК РФ).

При этом возможны два варианта перевода долга по обязательству сторон, связанному с предпринимательской деятельностью (п. 26 Постановления):

  • кумулятивный – первоначальный и новый должники отвечают перед кредитором солидарно;
  • привативный – первоначальный должник выбывает из обязательства.

В случае, когда из соглашения сторон непонятно, какой вариант перевода долга ими согласован, ВС РФ предлагает исходить из презумпции выбытия должника (п. 27 Постановления). Если же неясно, о чем договорились новый должник и кредитор: о кумулятивном переводе долга или поручительстве, следует считать их соглашение договором поручительства.

Процессуальные вопросы. Поскольку смена лиц в материально-правовых отношениях предполагает процессуальное правопреемство, ВС РФ дал ряд разъяснений, касающихся перемены лиц как в период рассмотрения спора в суде, так и на стадии исполнительного производства. 

Также Суд отметил, что содержащаяся в договоре первоначального кредитора и должника арбитражная оговорка сохраняет силу при смене кредитора, а обязательный досудебный порядок считается соблюденным в том числе в случае, когда претензия была направлена должнику первоначальным кредитором до уведомления о состоявшемся переходе права, а исковое заявление подано новым кредитором (п. 31-32 Постановления).

Источник: http://www.garant.ru/news/1156574/

Споры, связанные с уступкой права требования

Можно ли оспорить решение суда о погашении долга в пользу третьего лица?

В.С. Кокова, Ю.Б. Гонгало

Особенности применения арбитражными судами главы 24                     Гражданского кодекса Российской Федерации.

Главой 24 ГК РФ охватывается регулирование двух институтов обязательственного права: уступка требования и перевод долга. Однако в практике арбитражных судов наиболее распространены споры, связанные с применением норм об уступке требования. В связи с этим предметом настоящего анализа являются, главным образом, дела по спорам, связанным с уступкой требования. 

Цессия (уступка права требования) представляет собой способ частичного правопреемства, в результате совершения которого происходит замена активной стороны обязательства (кредитора) при сохранении самого обязательства.

Цессия выражается в передаче первоначальным кредитором новому кредитору определенного права в силу сделки или на основании закона.

Однако договор, которым оформляется переход права, не носит самостоятельного характера: к нему применяются нормы, регулирующие соответствующий тип отношений (чаще всего о купле-продаже, мене, если договор возмездный; дарении, если договор безвозмездный).

Споры, связанные с уступкой права требования.

1. Уступка требования возможна при условии, если уступаемое требование является бесспорным, возникло до его уступки и не обусловлено встречным исполнением, в котором личность кредитора имеет существенное значение (дело № А60-23721/2003).

ООО “С” обратилось в суд  с иском к ООО “Е”, ООО “У”, о признании недействительным договора уступки права требования.

 Решением суда исковые требования удовлетворены частично.

 Постановлением апелляционной инстанции решение изменено, договор уступки права требования (цессии) в части передачи ООО “У” права требования к ООО “С” признан недействительным, в остальной части иска отказано.

Постановлением ФАС Уральского округа от 12.04.2004 г. №Ф09-918/04 постановление апелляционной инстанции оставлено без изменения.

Как следует из материалов дела, между ООО “С” (заказчик) и ОАО “Р” (подрядчик) заключен договор подряда.

В связи с ненадлежащим исполнением заказчиком обязательств по оплате выполненных работ решением суда по делу N А60-23891/2002, не вступившим в законную силу,  с ООО “С” в пользу ОАО “Р” взыскана сумма долга.

Из содержания условий договора цессии усматривается, что во исполнение договора комиссии (где ОАО “Р” – комитент, а ООО “Е” – комиссионер), ООО “Е” (цедент) уступило ООО “У” (цессионарий) свои права требования к должникам, указанным в приложении N 1 к договору цессии.

В соответствии со ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования). Если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права (ст. 384 ГК РФ).

Всесторонне и полно исследовав имеющиеся в деле доказательства в их совокупности суд апелляционной инстанции обоснованно, в соответствии с положениями ст. ст.

166, 168, 382, 383, 711, 723 ГК РФ пришел к выводу о наличии оснований для признания недействительным договора  уступки прав требований (в сумме, оспариваемой истцом), поскольку действительность уступленного права, его бесспорный характер не подтверждается материалами дела, договор не соответствует требованиям ст. ст. 382, 384 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При этом, судом апелляционной инстанции обоснованно указано, что в отношении суммы задолженности право требования оплаты которой уступлено новому кредитору – имеются судебные споры, а решение от 17.01.

2003 Арбитражного суда Свердловской области по делу N А60-23891/02-С1, со ссылкой на которое суд первой инстанции признал договор цессии  в части взысканной судом суммы действительным – в законную силу не вступило.

2. Отсутствие в материалах дела доказательств возмездности договора цессии не является основанием для признания его ничтожным  (дело N А60-6253/02).

Прокурор обратился в суд в защиту государственных и общественных интересов в лице Управления социальной защиты населения МО “Ш” к ООО “Р” о взыскании неосновательного обогащения.

Решением суда в иске отказано в силу недоказанности истцом факта неосновательного обогащения.

Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

В постановлении от 18.09.2002 г. №Ф09-2554 ФАС Уральского округа согласился с решением и постановлением по существу, однако указал на необходимость изменения мотивировочной части.

Как следует из материалов дела, между Управлением социальной защиты населения МО “Ш” и ОАО “У” заключен договор поставки, порядок расчетов по которому установлен сторонами  в виде взаимозачета в областной бюджет по погашению налога на имущество за ОАО “У”.

Свои обязательства по погашению налогов в областной бюджет Управление социальной защиты населения исполнило.

Управление социальной защиты населения МО “Ш” (первоначальный кредитор) передало право требования к ОАО “У” (должник) по договору поставки  ООО “Р” (новый кредитор).

Суд кассационной инстанции поддержал позицию судебных инстанций в части того, что переданное право требования возникло из обязательства по договору цессии; поскольку требования заявлены из неосновательного обогащения, а доказательств наличия неосновательного обогащения со стороны ответчика истцом не представлено, вывод об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований по основаниям ст. ст. 1102, 1103 ГК РФ, правомерен.

Однако вывод суда апелляционной инстанции о ничтожности договора цессии ввиду передачи по нему несуществующего обязательства и отсутствия условия о возмездности признан кассационной инстанцией необоснованным в связи со следующим.

 Согласно п. 3 ст. 423 ГК РФ договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. Ни законом, ни иными правовыми актами не предусмотрен безвозмездный характер уступки права требования.

Из существа договора, заключенного между сторонами, также не вытекает его безвозмездность. При вынесении судебных актов судом не были учтены нормы п. 2 ст. 572 ГК РФ, согласно которым обязательным признаком договора дарения должно служить вытекающее из соглашения о цессии очевидное намерение передать право в качестве дара.

Из данного договора цессии  такого намерения не усматривается.

Таким образом, ФАС Уральского округа счел необходимым исключить из мотивировочной части постановления апелляционной инстанции выводы о ничтожности договора цессии в связи с отсутствием в договоре условия о возмездности.

Источник: http://ekaterinburg.arbitr.ru/files/userfiles/CT/pr14.htm

Судебное дело
Добавить комментарий