Можно ли рассчитывать на возмещение морального и финансового ущерба?

Кто может получить компенсацию морального вреда

Можно ли рассчитывать на возмещение морального и финансового ущерба?

Компенсация морального ущерба — это один из способов защиты прав человека. Какие условия для этого необходимы и как составить исковое заявление, вы узнаете из статьи.

КонсультантПлюс ПОПРОБУЙТЕ БЕСПЛАТНО

Получить доступ

Статья 151 ГК РФ и Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении № 10 от 20.12.1994 установили, что под моральным вредом следует понимать нравственные или физические страдания, причиненные действием (бездействием):

  • которое посягает на перечисленные в статье 150 ГК РФ нематериальные блага (честь, достоинство, жизнь, здоровье, деловая репутация и т. п.);
  • которое нарушает личные неимущественные права человека (права, предусмотренные законами об охране интеллектуальной собственности);
  • которое нарушает имущественные права гражданина (в том числе, вытекающих из договора).

В указанном Постановлении дается разъяснение того, что следует понимать под упомянутыми страданиями. Так, нравственные — выражаются в негативных психических реакциях человека, таких как страх, унижение, беспомощность и любое другое дискомфортное состояние, вызванное:

  • утратой родных;
  • невозможностью продолжать активную общественную жизнь;
  • потерей работы;
  • раскрытием семейной, врачебной тайны;
  • распространением сведений, не соответствующих действительности;
  • временным ограничением или лишением каких-либо прав и др.

Физические — это любые болезненные или неприятные ощущения: боль, зуд, жжение, тошнота, головокружение, удушье и т. п.

Денежная выплата компенсации морального вреда возможна только в отношении гражданина. Это связано с тем, что моральный вред — это страдания, т. е. категории, применимые только к существу, обладающему психикой. Юридическое же лицо вправе требовать взыскания репутационного вреда, но они должны опираться на нормы о причинении убытков, а не морального ущерба.

Моральный вред и его компенсация

Судебная практика и собственная субъективная оценка обстоятельств — единственное, на что опираются судьи при определении размера возмещения морального ущерба. В ст. 151 и 1101 ГК РФ законодательно установлен ряд критериев, которые должны в обязательном порядке учитываться судом при определении размера возмещения:

  • характер и степень нравственных или физических страданий;
  • степень вины человека, когда вина является основанием ответственности за причинение вреда;
  • фактические обстоятельства, при которых причинен моральный ущерб, и иные, заслуживающие внимания обстоятельства;
  • индивидуальные особенности потерпевшего (например, для женщины — состояние беременности);
  • требования разумности и справедливости. К примеру, Определение Санкт-Петербургского городского суда от 03.05.2012 по делу № 33-5359/2012 подтверждает, что, определяя размер компенсации, суду необходимо учитывать имущественное положение должника. Так, истцы заявили размер компенсации, признанный судом завышенным, поскольку исполнение решения суда невозможно по причинам финансовой и хозяйственной несостоятельности должника.

В нашем государстве компенсация морального вреда в гражданском праве представлена только в одной форме — денежной. Это не означает, что причинитель вреда не вправе добровольно совершить действия, направленные на сглаживание перенесенных потерпевшим страданий (уход за потерпевшим, оказание иной помощи, передача какого-либо имущества).

Действующее законодательство предусматривает основания для взыскания компенсации, которые представляют собой нарушение:

Однако законодатель установил, что для возникновения права на возмещение необходимо одновременное наличие следующих четырех условий:

  1. Собственно физическое или нравственное страдание. Бремя доказывания лежит на потерпевшем.
  2. Противоправное действие (бездействие), нарушающее принадлежащие гражданину неимущественные права или посягающее на принадлежащие ему другие нематериальные блага.
  3. Причинная связь между противоправным действием (бездействием) и моральным вредом. Причинная связь должна быть прямой. Так, например, если в результате операции больному причинен ущерб, то решающее значение будут иметь действия врача, непосредственно проводившего операцию, а не лиц, назначивших его на эту должность или проводящих аттестацию медицинских работников.
  4. Вина причинителя вреда, которая проявляется в форме умысла (прямого или косвенного) и неосторожности (небрежность или легкомыслие). Законодательство закрепляет правило о презумпции вины причинителя вреда.

Эти условия являются основанием для компенсации морального ущерба.

В нашем государстве размер компенсации варьируется от одной до нескольких десятков тысяч рублей.

Как составить заявление о возмещении вреда

Иски о возмещении нематериального вреда в нашем государстве весьма редки, и часто исковое заявление о компенсации морального вреда составляет структурную часть общего иска.

Исключением являются только иски по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации, в которых компенсация за моральный ущерб составляет значительную долю общей суммы иска.

Такие заявления рассматриваются судами общей юрисдикции, а срок исковой давности начинает течь с момента, когда была установлена вина ответчика, и продолжаются: для материального ущерба — три года, морального — без срока давности.

искового заявления условно делится на следующие части:

  1. Шапка. Указывается название и реквизиты суда, Ф.И.О., адрес, контакты истца и ответчика, цена иска и размер госпошлины. Затем следует название иска: «Исковое заявление о возмещении ущерба».
  2. Основная часть. В ней необходимо изложить суть правонарушения, которое привело к нарушению прав и свобод. Также здесь стоит подробнее описать, какой вред причинен, каким способом, в чем он выражается, присутствовали ли свидетели. Важно предоставить факты — они составляют доказательную базу притязаний.
  3. Мотивировочная часть. В этом пункте следует привести больше доказательств, которые подтверждают вашу правоту (это свидетельские показания, письма, видео и фотоматериалы, публикации в СМИ и т. п.). Помимо обстоятельств случившегося, допустимо привести примеры из судебной практики и действующего законодательства, которые укрепят вашу позицию.
  4. Резолютивная часть. Здесь размещается просьба удовлетворить требования истца, которые необходимо пронумеровать.
  5. Приложения. В конце необходимо зафиксировать перечень документов, которые вы прикладываете к иску. Этот список законодательно установлен в статье 132 ГПК РФ:
  • копии искового заявления для всех участников дела;
  • квитанция об оплате госпошлины;
  • документ, подтверждающий полномочия истца (либо доверенности представителей истца);
  • документы, служащие доказательством вашей правоты (например, медицинские и экспертные заключения, рецепты, чеки и т. п.);
  • подтверждение того, что была попытка досудебного урегулирования конфликта;
  • расчет суммы иска и ее обоснование.

Государственная пошлина по таким делам должна взиматься на основании пп. 3 п. 1 ст. 333.19 Налогового кодекса РФ в размере 300 рублей для физических лиц и 6000 рублей — для юридических.

Скачать шаблон искового заявления

Источник: https://ppt.ru/art/rabota/kompensaciya-vreda

Чудовищно рассчитывать компенсацию морального вреда как соразмерную плату за смерть

Можно ли рассчитывать на возмещение морального и финансового ущерба?

Вторая лекция Майкла Сэндела по вопросу калькуляции цены человеческой жизни натолкнула на некоторые мысли по проблеме компенсации морального вреда, которые последнее время активно обсуждаются.

Чудовищно рассчитывать компенсацию морального вреда как соразмерную плату за смерть близкого человека, утрату конечности, паралич, нарушение сексуальной неприкосновенности или иной причиненный вред здоровью.

Еще чудовищнее – пытаться построить унифицированную шкалу для определения размера такой платы при разной степени причиняемого вреда, чем пытались заниматься на последнем круглом столе Юридический Институт “М-Логос”.

Сродни определению ценности человека по тому, какое количество фарша из него можно получить.

Если меня лишают руки, то я испытываю физическую боль от самого лишения и процесса лечения, но куда важнее те страдания, которые сопряжены с недобровольной (принудительной) утратой конечности, те страдания, которые я буду испытывать на протяжении всей жизни, связанные с ощущением неполноценности, вынужденным изменением своей работы и занятий, всеми утраченными возможностями и косыми взглядами от окружающих людей. Эти боль и страдания не имеют цены, поскольку связаны с ущемлением самого главного – права на человеческое достоинство. Это не просто высокопарная фраза, но утверждение, имеющее конкретное правовое значение. Равно как право на человеческое достоинство не имеет цены, также не имеют цены и те нарушения, которые ущемляют данное право. Сама попытка их измерить, само утверждение, что может быть установлена соразмерная плата за такие нарушения, унижает человеческое достоинство. Это показывает, что абсолютную недопустимо компенсацию морального вреда, выступающую институтом гражданского права, основанным на классическом принципе соразмерности ответственности и ее компенсационном характере, рассматривать и калькулировать как плату за действия, ущемляющие человеческое достоинство.

Радикальные апологеты экономического анализа в подтверждение того, что плата все же может быть установлена, приводят аргумент, что самого человека можно спросить, какую сумму он готов был бы отдать, чтобы его не лишили, например, руки или за какую сумму он согласился бы лишиться той же самой руки. Однако, во-первых, ответы на оба вопроса будут сильно разниться в зависимости от имущественного положения конкретного человека. Во-вторых, оба вопроса не учитывают элементы внезапности и недобровольности лишения, которые обычно присутствуют в реальной жизни при причинении вреда здоровья. Чтобы почувствовать значение этих элементов вопрос следует ставить иначе: за какую сумму вы согласились бы, чтобы руки лишили вашего близкого – ребенка или родителя. Дикость такого вопроса полностью отражает дикость восприятия компенсации морального вреда как платы за утрату руки, ноги и т.д.

Означает ли это, что компенсации морального вреда вообще не должно быть? Конечно нет. Иначе получается, что потерпевший очень достойный, но без руки и без денег.

Однако иным образом должно восприниматься значение компенсации морального вреда и в целом конструироваться институт ответственности за вред жизни здоровью. Выдвину 3 основных тезиса:

1. При любом вреде здоровью должен быть подтвержден приоритет возмещения вреда в натуре за счет применения наиболее эффективных медицинских методик и техник.

Иными словами, если человек лишился кисти руки, то ему не просто должен быть возмещен утраченный заработок, но ему должен быть оплачен протез, при этом не пластиковый муляж руки, а наиболее совершенный протез с учетом имеющихся на настоящий момент и принятых методик и техник.

2. Компенсация морального вреда – это компенсация расходов на психологическую реабилитацию, имеющую своей целью максимальное восстановление психологического благополучия потерпевшего.

В отличие от классического возмещения психического вреда здоровью здесь речь идет не о том, что должен быть излечен конкретный диагноз и потерпевший отправляется восвояси, как только у него пропадают панические атаки от случившегося.

Психологическая реабилитация должна осуществляться до тех пор, пока не будет достигнуто полное (насколько это возможно по мнению конкретного врача) восстановление всех психологических последствий травмы. То есть пока человек не примет случившегося, не осознает всех его последствий и не поймет, что он сохраняет возможность к счастливой жизни.

Потерпевший имеет выбор – проходить реабилитацию или сразу «взять деньгами» исходя из предполагаемого срока реабилитации.

3. В случае наступления уголовной ответственности за вред здоровью или жизни, наряду с основным наказанием всегда должно быть предусмотрено дополнительное наказание в виде штрафа, который направляется в пользу потерпевшего.

В рамках модели публичной ответственности могут быть учтены форма вины причинителя, имущественное положение потерпевшего и все прочие факторы, которые зачастую предлагают учитывать при определении компенсации морального вреда, но которые совершенно не вписываются в модель гражданско-правовой ответственности.

Уверен, что международная практика и ЕСПЧ постепенно к этому придут.

Источник: https://zakon.ru/blog/2019/11/28/chudovischno_rasschityvat_kompensaciyu_moralnogo_vreda_kak_sorazmernuyu_platu_za_smert

Моральный ущерб по-украински: как доказать и рассчитать сумму

Можно ли рассчитывать на возмещение морального и финансового ущерба?

Возмещение морального вреда является одним из способов защиты права в случае его нарушения, непризнания или оспаривания, гарантированным Конституцией Украины, гражданским, хозяйственным и уголовным законодательством.

Согласно Гражданскому кодексу, моральный ущерб физического лица состоит в его боли и страданиях, полученных в связи с увечьем или иным повреждением здоровья, а также в связи с противоправным поведением относительно него, членов его семьи, близких родственников, повреждением или уничтожением имущества, унижением чести, достоинства, деловой репутации.

Хозяйственное законодательство со ссылкой на постановление Пленума Верховного Суда Украины признает моральным ущербом потери неимущественного характера в результате нравственных или физических страданий или других негативных явлений, причиненных физическому или юридическому лицу незаконными действиями или бездействием других лиц.

Согласно положениям УПК, право на возмещение морального вреда, причиненного в результате уголовного преступления, имеют потерпевший и гражданский истец.

Судейская практика

При рассмотрении требований о компенсации морального вреда суду необходимо установить, какое право было нарушено, было ли нарушение значительным, а также определить наличие и вид вины ответчика (умысел или неосторожность), иные существенные обстоятельства в зависимости от характера правонарушения.

Теоретическая база института взыскания морального ущерба заложена в постановлениях Пленума ВСУ «О судебной практике в делах о возмещении морального (неимущественного) вреда» 1995 г. и «О судебной практике в делах о защите чести и достоинства физического лица, а также деловой репутации физического и юридического лица» 2009 г.

В частности, ВСУ разъясняет, что подобные споры рассматриваются в случае прямого предписания Конституции, а также при нарушении законов, предусматривающих возмещение морального ущерба.

Рассматривая дела о защите чести, достоинства и деловой репутации, суды должны обеспечивать баланс между конституционным правом на свободу мысли и слова, свободное выражение своих взглядов и убеждений с одной стороны, и правом на уважение к человеческому достоинству с другой.

При этом судьи должны точно и неуклонно применять положения Конституции, ГК, законов о печатных средствах массовой информации, об информации, о телевидении и радиовещании, о государственной поддержке средств массовой информации и других нормативно-правовых актов, регулирующих указанные общественные отношения.

Аналізуйте рішення суду: Моральна шкода відшкодовується особою, яка на правовій підставі володіє джерелом підвищеної небезпеки незалежно від її вини (Постанова ВСУ від 5 березня 2012р.)

Рекомендации Минюста

В методических рекомендациях о возмещении морального ущерба, предоставленных Минюстом в 2004 г., отмечена актуальность проблемы прав и свобод человека.

Ссылаясь на положения Всеобщей декларации прав и свобод человека, а также Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, Минюст определяет подведомственность и подсудность, исковую давность и даже размер госпошлины, которую полагается взимать с заявителя о нарушении неимущественных прав.

Основаниями для возмещения морального ущерба служат неправомерные решения, действия или бездействия лица, которое его нанесло, при наличии его вины.

Независимо от наличия вины, моральный ущерб возмещается при причинении увечья, иного повреждения здоровья или смерти физического лица в результате действия источника повышенной опасности, а также в случае причинения вреда физическому лицу путем его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного задержания или наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.

Размер морального ущерба должен определяться судом в зависимости от характера правонарушения, глубины физических и душевных страданий, ухудшения способностей потерпевшего или лишения его возможности их реализации, степени вины причинителя вреда, если таковая является основанием для возмещения, а также с учетом других обстоятельств, которые имеют существенное значение. Например, особое внимание Минюст рекомендует обращать на состояние здоровья пострадавшего, тяжесть вынужденных изменений в его жизненных и производственных отношениях, степень снижения престижа, деловой репутации, время и усилия, необходимые для восстановления предыдущего состояния.

Методичні рекомедації Мінюсту: Відшкодування моральної шкоди.

Размер имеет значение

Принимая во внимание тонкости судебного производства и индивидуально-психологические особенности потерпевшего, следует отметить, что для определения размера возмещения необходимо прояснить ряд вопросов, наиболее полный перечень которых представлен в инструкции о назначении и проведении судебных экспертиз и научно-методических рекомендаций по вопросам подготовки и назначения судебных экспертиз и экспертных исследований, утвержденной приказом Министерства юстиции Украины №53/5 от 08.10.1998. Так, составители инструкции считают необходимым определить, является ли исследуемое дело психотравмирующим для потерпевшего, чем причинены страдания и каков возможный размер денежной компенсации за причиненные страдания.

Практикующие юристы предлагают также задать заявителю вопросы о сути моральных страданий, их подтверждении и об обосновании истребуемой суммы.

Очевидно, что это мнение продиктовано предписаниями законодателя относительно необходимости указания в исковом заявлении о возмещении морального (неимущественного) вреда того, в чем заключается этот вред, какими неправомерными действиями или бездействием он причинен истцу, из каких соображений исходил истец, определяя размер вреда, и какими доказательствами это подтверждается.

Кстати, вопрос о доказательствах является не менее насущным, поскольку как доказать ту или иную степень тяжести моральных страданий, не разъясняет ни один нормативно-правовой акт. Отдельные юристы в шутливой форме предлагают предоставлять фотографии заплаканного заявителя.

Однако если рассматривать эту проблему серьезно, можно прийти к выводу о том, что раз уж моральный ущерб не должен дублировать материальный, то и доказывать его наличие следует исключительно с помощью красноречия как самого заявителя, так и свидетелей, наблюдавших его страдания.

Что касается позиции судей, то, например, ВССУ осуществил допуск к производству Верховного Суда Украины дела о возмещении родителям морального ущерба, причиненного смертью ребенка.

Постановлением ВСУ было установлено, что при определении размера денежного возмещения, причиненного родителям в результате совершения умышленного убийства ребенка, учитывается глубина и продолжительность нравственных страданий, характер действий виновного лица, а также то, что родители испытали нравственные страдания, связанные с необходимостью прилагать усилия для выявления и законного наказания лица, виновного в смерти их ребенка. При таких обстоятельствах размер возмещения морального ущерба каждому из родителей отвечает требованиям разумности и справедливости и не может считаться явно завышенным или чрезмерным.

В заключение

По мнению ведущих юристов, украинские суды не имеют практики по взысканию значительных сумм возмещения морального вреда. Такие случаи единичны и часто связаны с резонансными делами.

Следует отметить, что Законом №1105-XIV (“Про загальнообов'язкове державне соціальне страхування”) не установлены критерии, определяющие максимальный и минимальный размер морального вреда в денежном эквиваленте.

По результатам анализа материалов, присланных из апелляционных судов, писем Фонда соцстраха и судебной практики Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел были выявлены случаи, когда суды при одинаковой потере профессиональной трудоспособности и установлении одинаковой группы инвалидности определяли различные размеры морального возмещения потерпевшим. Так, при 15%-ной потере трудоспособности минимальный размер морального возмещения составил 1,5 тыс. грн, а максимальный – 50 тыс. грн.; при 50%-ной потере трудоспособности минимальный размер возмещения составил 2 тыс. грн, максимальный – 150 тыс. грн. При этом максимальный размер морального возмещения при 100% потере трудоспособности составлял 60 тыс. грн.

Согласно информации, полученной от судов Донецкой области, которыми учтена правовая позиция Верховного Суда Украины, размер морального вреда, определяемый в соответствии с процентом утраты трудоспособности, при 10% равняется 3 тыс. грн, при 30% – 9 тыс. грн, при 80% – 24 тыс. грн.

По информации судов Сумской области, в случае потери 10% работоспособности возмещение морального вреда определяется в размере 1 тыс. грн, при 30% – 3 тыс. грн, при 90% – 9 тыс. грн. Апелляционный суд Сумской области предлагает закрепить эти размеры возмещения на законодательном уровне.

Наталья Антонова, судья Голосеевского районного суда Киева:

– Доказательства причинения морального вреда зависят от категории правоотношений, рассматриваемых в этом аспекте. Например, в делах о причинении морального вреда вследствие обнародования нежелательной информации доказательствами служат публикации, показания свидетелей, документы, содержащие данную информацию.

В случае причинения морального вреда, обусловленного причинением вреда здоровью либо вреда материального в качестве доказательств суд рассматривает товарные чеки, заключения экспертиз, материальные объекты, процессуальные документы, служебные характеристики, справки, договоры.

Таким образом, мы приходим к выводу о том, что при обосновании морального вреда доказательственная база мало отличается от той, которая должна быть в наличии при доказывании вреда иного характера.

https://www.youtube.com/watch?v=5Rj4WjoZSz4

В то же время, учитывая специфику морального вреда и возмещения морального ущерба, следует принять во внимание субъективную сторону вопроса.

Заявителю необходимо подтвердить характер и объем моральных, физических и душевных страданий.

При определении размера морального вреда суды имеют право принимать решения относительно соразмерности заявленных требований, исходя из продолжительности страданий и других характеристик.

Ольга Демина, секретарь судебной палаты Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел:

– Возмещение морального ущерба является одним из способов защиты прав, гарантированных ГК, КЗоТ, Законом Украины «О защите прав потребителей» и другими нормативно-правовыми актами.

Несмотря на разъяснения, предоставленные постановлением Пленума Верховного Суда Украины «О судебной практике в делах о возмещении морального (неимущественного) ущерба», которыми руководствуются суды, судебная практика по рассмотрению указанной категории дел сложилась неодинаково.

Это объясняется отсутствием четких критериев установления размера возмещения морального ущерба, дискуссионностью проблемы основания возмещения, необходимостью применения судом большого количества исключительно оценочных понятий в процессе оценки доказательств.

Даже если факт причинения морального вреда является несомненным, его последствия в виде физической боли и душевных страданий зависят от особенностей эмоционально-умственного восприятия конкретного лица.

Практика деятельности ВССУ как суда кассационной инстанции по гражданским делам свидетельствует, что одним из наиболее распространенных оснований для отмены в кассационном порядке судебных решений судов первой и апелляционной инстанций и направления дела на новое рассмотрение является нарушение норм процессуального права, что делает невозможным установление фактических обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела. Такое нарушение норм процессуального права в значительном количестве случаев связывается с несоблюдением судами норм гл. 5 «Доказательства» ГПК.

В качестве соображений общего характера можно отметить, что одним из сложных вопросов правового регулирования остается регламентация деятельности суда в процессе доказывания.

Ведь сегодня он не обладает полномочиями по истребованию доказательств, необходимых по делу, что может привести к необоснованному затягиванию рассмотрения дела и неэффективной защите нарушенных прав и интересов лиц.

Суть соревновательной формы гражданского процесса заключается в том, что исключительно стороны и лица, участвующие в деле, подают доказательства по делу. Суд лишь оценивает эти доказательства, причем, согласно ч. 4 ст. 60 ГПК, доказывание не может основываться на предположениях.

Возьмем, к примеру, простое по своей сути дело о возмещении морального ущерба, причиненного смертью близкого человека. Суд, судья может видеть наличие моральных страданий человека, но оценивать их должен на основании надлежащих и допустимых доказательств согласно нормам ГПК.

Важное значение в делах этой категории имеют заключения экспертов, в частности, судебно-психологической экспертизы, как средство доказывания причиненного морального вреда. Высказываются даже мнения ученых относительно предоставления заключению судебно-психологической экспертизы преимущественного значения перед другими видами доказательств.

Однако следует отметить, что это не соответствует принципам оценки доказательств, определенным ГПК. Согласно его ст. 212, суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся доказательств. Ни одно доказательство для суда не имеет заранее установленного значения.

Именно к полномочиям суда относится определение размера денежного возмещения за причиненный моральный ущерб, который может основываться на выводах эксперта, однако не устанавливается таким выводом.

Катерина Беляева

Источник: Судебно-юридическая газета

Аналізуйте судовий акт: Встановивши розповсюдження недостовірної негативної інформації суд зобов‘язав відповідача цю інформацію спростувати та відшкодувати моральну шкоду

Источник материала, интернет ресурс “Протокол”:http://protokol.com.ua/ua/vstanovivshi_rozpovsyudgennya_nedostovirnoi_negativnoi_informatsii_sud_zobov_yazav_vidpovidacha_tsyu_informatsiyu_sprostuvati_ta_vidshkoduvati_moralnu_shkodu/

Источник: https://protocol.ua/ru/moralniy_ushcherb_po_ukrainski_kak_dokazat_i_rasschitat_summu/

Минюст предложил ввести тарифы для компенсаций морального вреда

Можно ли рассчитывать на возмещение морального и финансового ущерба?

Ассоциация юристов России начала сбор предложений, как прописать критерии для определения размера компенсаций морального вреда.

Ежегодно суды взыскивают миллиарды рублей в качестве компенсаций морального вреда. Однако, как полагают многие эксперты, человеческая жизнь и наши страдания явно недооценены. Более того, на практике получается широкий разброс цен: в аналогичной беде люди могут получить компенсации, отличающиеся в десятки раз. Где-то много, где-то почти ничего.

Министр юстиции России Александр Коновалов предложил подумать над установлением единых критериев при определении компенсаций, в том числе, возможно, прописать минимальные тарифы компенсации морального вреда.

Вопросы компенсации морального ущерба эксперты “РГ” разбирают в рубрике “Юрконсультация”

“Действительно, вызывает недоумение, если не ужас, колоссальный разброс в размерах назначаемых возмещений морального вреда по более или менее одинаковым случаям в судебной практике, – отметил Александр Коновалов, выступая в Совете Федерации. – На мой взгляд, подход судов должен быть более консолидированным, единообразным. Здесь можно найти разумное, корректное решение, которое позволит свести практику к единому знаменателю. Мы считаем, что минимальный размер морального вреда, возможно, стоит установить”.

Минюст поддержал “гонорары успеха” для адвокатов

Свежие примеры: в Саратове водитель некоей фирмы насмерть сбил на пешеходном переходе 55-летнего мужчину. Жена погибшего подала в суд на компанию, обязанную отвечать за сотрудника, и получила 150 тысяч рублей моральной компенсации.

В Тольятти примерно в это же время пожилой водитель также сбил на переходе двух 20-летних парней, один погиб, другой получил серьезные травмы. Суд обязал виновника заплатить родителям погибшего миллион рублей.

Наверное, резонно поинтересоваться, почему такая разница?

Сегодня четких ориентиров нет. Каждый раз судьи решают этот вопрос отдельно, исходя из собственных представлений о цене слез. Моральный вред за гибель близкого человека могут оценить и в 5 тысяч рублей.

Это – официально зафиксированный минимум из судебной практики.

“Вопрос назрел давно: сегодня судьи при определении размера компенсации учитывают степень вины нарушителя и другие обстоятельства, – рассказал “РГ” председатель правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев.

– В результате суммы компенсаций морального вреда за гибель близкого человека колеблются от нескольких тысяч до 15 миллионов рублей. Причем верхняя планка – единичный случай.

Зачастую назначается менее 2-х миллионов рублей”.

По его мнению, необходимо не только установить минимальный размер, но и разработать некие критерии, на которые могли бы ориентироваться суды для расчета суммы возмещения морального вреда.

“Вряд ли стоит устанавливать твердые тарифы для разных случаев, так как у судей все же должна быть возможность учитывать особенности конкретной ситуации, – говорит Владимир Груздев.

– Скорее всего, могут быть какие-то ориентировочные показатели, примерная шкала. В какой форме должны быть приняты такие критерии, также вопрос обсуждаемый.

Ассоциация юристов России намерена провести экспертное обсуждение проблемы и подготовить предложения для законодателей”.

Как утверждает адвокат Ирина Фаст, сегодня реальные размеры компенсаций морального вреда в случае смерти в 51 раз ниже научно требуемых.

Ежегодно суды рассматривают примерно 16 тысяч дел о компенсации вреда жизни и здоровью, взыскивая в общей сложности свыше 2,5 миллиардов рублей

“Необходимо отметить, что по некоторым категориям дел компенсация морального вреда – единственная выплата, на которую может рассчитывать потерпевший или родственник погибшего. Например, трудоспособная супруга в связи с гибелью ее супруга, родители в связи с гибелью ребенка, брат в связи с гибелью сестры и т.д., – говорит Ирина Фаст.

– При определении размера компенсации морального вреда суды руководствуются, как это определено ст. 1101 Гражданского кодекса РФ, требованиями “разумности и справедливости”.

Такое законодательное регулирование не позволяет в должной мере обеспечить принципы равенства, разумности и справедливости и вызывает серьезные проблемы в правоприменительной практике”.

По ее словам, правовые традиции складываются таким образом, что максимальные размеры компенсаций присуждаются потерпевшим от преступлений. При этом наличие статуса “жертвы преступления” не гарантирует достойного размера компенсации морального вреда.

На размер компенсаций влияет, например, как вел себя потерпевший. Одно дело, если человек мирно шел по улице и на него напали грабители. Другое, когда выпивал вместе с будущим преступником и даже затеял ссору.

Если пешеходы пострадают от авто, в разных регионах будут разные компенсации. Денис Кожевников/ ТАСС

“Поведение самого потерпевшего, как показывает исследование, также имеет значение при определении размера компенсаций, – говорит Ирина Фаст.

– Согласно российскому законодательству отказ в возмещении вреда по некоторым категориям дел недопустим, а значит, даже если пострадавший “сам виноват”, он имеет право на получение компенсации.

Более снисходительно суды относятся к пострадавшим при отсутствии их вины в возникновении вреда, тем не менее размер присужденных компенсаций различается несущественно – среднее значение в пределах 20 процентов”.

Некоторое время назад Финансовым университетом при правительстве РФ были проведены расчеты юридической стоимости человеческой жизни.

“При проведении расчетов использован комплексный подход, учитывающий макроэкономические расчеты, данные по доходу населения, продолжительности жизни, данные социологических исследований, – рассказывает Ирина Фаст. – Средняя “стоимость” человеческой жизни в 2017 г. (справедливого возмещения в связи с гибелью человека) составила 5,7 миллиона рублей. Средняя “стоимость” инвалидности составила 4,8 миллиона рублей”.

То есть это те суммы, которые с научной точки зрения могли бы стать обоснованными компенсациями, и они в десятки раз выше тех, что реально назначаются сегодня.

Вариантов решения проблемы может быть несколько. Например, дать право правительству устанавливать правила расчета таких компенсаций, предусмотрев, что минимальный размер компенсаций не может быть, скажем, менее 20-кратной величины прожиточного минимума.

Или какие-то рекомендации для судей могут быть приняты пленумом Верховного суда России.

Источник: https://rg.ru/2019/02/25/miniust-predlozhil-vvesti-tarify-dlia-kompensacij-moralnogo-vreda.html

Вс рф: с банка можно взыскать компенсацию морального вреда даже при наличии факта неосновательного обогащения

Можно ли рассчитывать на возмещение морального и финансового ущерба?

22 мая 2014 года Д. заключила с банком “В” договор кредитования. При его оформлении она также подписала заявление о присоединении к Программе страхования жизни и трудоспособности заемщиков кредитов и держателей кредитных карт в банке (далее – Программа страхования). 3 февраля 2015 года Д.

подала в банк заявление об отказе от участия в Программе страхования, однако банк ей в этом отказал. Тогда Д. обратилась в суд с иском к банку о признании договора присоединения к Программе страхования расторгнутым с 3 февраля 2015 года и требовала в том числе взыскать в ее пользу компенсацию морального вреда в размере 10 тыс. руб.

Суд удовлетворил заявленные требования частично: признал договор расторгнутым и, помимо прочего, взыскал с банка компенсацию морального вреда в размере 3 тыс. руб. (решение Октябрьского районного суда г. Иркутска от 4 октября 2016 г. по делу № 2-4432/2016).

Условиями договора страхования предусмотрено его досрочное прекращение по желанию клиента, чем и воспользовалась Д., пояснил суд (ст. 309-310, ст. 450, ст. 1102 Гражданского кодекса). Однако апелляция, рассмотрев жалобу банка на вынесенное решение, акт нижестоящего суда отменила в части взыскания в пользу Д.

морального вреда, сославшись на то, что нормы ГК РФ не предусматривают взыскание компенсации морального вреда в качестве ответственности при невозврате неосновательного обогащения, а Закон РФ от 7 февраля 1992 г.

№ 2300-1 “О защите прав потребителей” (далее – закон о защите прав потребителей) к таким правоотношениям не применяется (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 16 мая 2017 г. по делу № 33-4626/2017).

Не согласившись с этой позицией, Д. подала кассационную жалобу в Верховный Суд Российской Федерации и просила отменить апелляционное определение, оставив в силе решение районного суда.

Когда одной из сторон в обязательстве является гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) для личных бытовых нужд, такой гражданин пользуется правами стороны в обязательстве в соответствии с ГК РФ, а также правами, предоставленными потребителю законом о защите прав потребителей, напомнил Суд (ст. 9 Федерального закона от 26 января 1996 г. № 15-ФЗ “О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации”). При этом если отдельные виды отношений с участием потребителей регулируются и специальными законами, содержащими нормы гражданского права (например, договор участия в долевом строительстве, договор страхования, как личного, так и имущественного, договор банковского вклада, договор перевозки, договор энергоснабжения), то к отношениям, возникающим из таких договоров, закон о защите прав потребителей применяется в части, не урегулированной этими специальными законами (п. 2 постановления Пленума ВС РФ от 28 июня 2012 г. № 17 “О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей”; далее – Постановление № 17). При отнесении споров к сфере регулирования закона о защите прав потребителей следует учитывать, что под финансовой услугой следует понимать услугу, оказываемую физическому лицу в связи с предоставлением, привлечением и (или) размещением денежных средств (предоставление кредитов (займов), открытие и ведение текущих и иных банковских счетов, привлечение банковских вкладов (депозитов), обслуживание банковских карт, ломбардные операции и т.п.) (подп. “д” п. 3 Постановления № 17).

С учетом этого ВС РФ сделал вывод, что, заключая договор банковского счета, гражданин становится потребителем финансовой услуги и, следовательно, такие правоотношения подпадают под действие как ГК РФ, так и закона о защите прав потребителей.

По общему правилу, банк не может списывать денежные средства со счета без соответствующего распоряжения клиента (п. 1-2 ст. 854 ГК РФ). Д.

выразила желание досрочно расторгнуть договор страхования, что допускается в соответствии с его условиями, однако банк “В” продолжал списывать с ее банковского счета денежные средства в качестве платы за присоединение к Программе страхования.

Моральный вред подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины, причем размер компенсации определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда (ст. 15 закона о защите прав потребителей). Для этого достаточно лишь установить факт нарушения прав потребителя (п. 45 Постановления № 17).

То обстоятельство, что незаконно удержанные банком денежные суммы были квалифицированы судами как неосновательное обогащение, подчеркнул Суд, не влияет на возможность применения к возникшим между Д.

и банком правоотношениям закона о защите прав потребителей. Следовательно, поскольку банк нарушил права Д.

, осуществив списание денежных средств со счета помимо ее воли, оснований для отказа в удовлетворении требования о компенсации морального вреда не было.

В результате апелляционное определение было отменено, а в части взыскания в пользу Д. компенсации морального вреда было оставлено без изменения решение районного суда (определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 6 марта 2018 г. № 66-КГ17-15).

Потребитель или не потребитель: всегда ли гражданин может рассчитывать на компенсацию банком морального вреда?

Стоит отметить, что ключевым при решении вопроса о взыскании компенсации морального вреда в спорах между банком и гражданином является факт договорных отношений между ними.

Так, с января 2015 года Ц. стал получать уведомления от банка “А” с требованием погасить задолженность по кредиту. Однако кредитный договор он не оформлял. Ц. выяснил, что такой договор был заключен от его имени 12 октября 2014 года, а подпись – подделана.

В связи с этим он обратился в общественную организацию по защите прав потребителей “К” (далее – Организация) с требованием разобраться в сложившейся ситуации. В ответ на запрос Организации банк сообщил, что провел проверку и установил факт оформления потребительского кредита на имя Ц.

мошенническим путем, в связи с чем какие-либо требования к нему предъявляться не будут, а договор из национального бюро кредитных историй будет удален. Однако даже после этого сообщения письма банка с требованиями погасить несуществующую задолженность, звонки и СМС-сообщения продолжили поступать в адрес Ц.

Кроме того, с целью приобретения недвижимого имущества он обратился в банк “У” с просьбой выдать ему кредит, однако 24 января 2015 года получил отказ, в связи с чем был вынужден уплатить по договору задаток. Отказ банка “У” гражданин связал с тем фактом, что он находится в списке должников банка “А”.

С учетом этого Организация обратилась от имени Ц. в суд с иском, в котором просила признать кредитный договор с банком “А” незаключенным, исключить персональные данные Ц.

из базы данных должников по кредиту, возместить убытки в виде уплаченного задатка в размере 450 тыс. руб., убытки, связанные с оказанием медицинской помощи в размере 10,65 тыс. руб., взыскать 2 млн руб.

в счет компенсации морального вреда, штраф в размере 50% от взысканных сумм и возместить судебные расходы.

Сославшись на закон о защите прав потребителей, суд удовлетворил заявленные требования частично: признал кредитный договор незаключенным с исключением персональных данных Ц. из базы данных должников и взыскал с банка в пользу истца убытки в размере 460,65 тыс. руб., компенсацию морального вреда 500 тыс. руб.

, штраф за несоблюдение в добровольном порядке требований потребителя в размере 240,162 тыс. руб. и судебные расходы в сумме 71,2 тыс. руб. (решение Первомайского районного суда г. Краснодара от 1 июля 2015 г. по делу № 2-8174/2015).

Банк обжаловал это решение, но апелляция оставила его в силе (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 10 сентября 2015 г. по делу № 33-21204/2015).

В результате представители банка направили кассационную жалобу в ВС РФ с требованием отменить акты нижестоящих судов как незаконные. И Суд нашел для этого основания.

По мнению ВС РФ, суды неправильно применили к данным правоотношениям закон о защите прав потребителей, поскольку требования Ц.

были основаны на том, что ни в какие отношения с банком “А” по поводу получения кредита он не вступал и не намеревался вступать.

Кредитный договор от его имени был заключен третьими лицами мошенническим путем (данный факт был установлен на основании заключения почерковедческой экспертизы).

Кроме того, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред (ст. 1064 ГК РФ). При этом именно Ц.

должен был доказать, что банк является лицом, в результате действий которого у него возник ущерб (п. 12 постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25 “О применении судами некоторых положений раздела I части первой ГК РФ”). Однако Ц.

не представил доказательств, подтверждающих, что причиной отказа в предоставлении ему кредита в банке “У” послужила именно информация о его задолженности перед банком “А”, а нижестоящие суды не привели эти доказательства в своих актах (ч. 4 ст. 198 ГПК).

Следовательно, отметил ВС РФ, не была установлена причинная связь между действиями банка и утратой истцом суммы задатка, уплаченного им третьему лицу.

Суд отменил обжалуемые банком судебные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции (определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 16 августа 2016 г.

№ 18-КГ16-71). В результате в иске Ц. было полностью отказано (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 6 декабря 2016 г.

по делу № 33-28455/2016).

Источник: http://www.garant.ru/news/1198857/

Судебное дело
Добавить комментарий