Можно ли взять опекунство над ребенком моей сожительницы?

Отмучился

Можно ли взять опекунство над ребенком моей сожительницы?

1 марта умер 3-летний Никита Чемезов, которого год назад избили собственные родители

11 месяцев ребенок провел в коме в палате Иркутской областной детской клинической больницы. За его жизнь днем и ночью боролись врачи, но спасти малыша так не удалось. Все это время Никите помогали люди со всего мира, которым была небезразлична судьба мальчика.

Они собирали деньги, на которые приобретались дорогие лекарственные препараты и медицинское оборудование для больницы.

На днях ребенку должны были сделать серьезную операцию, которая могла облегчить муки мальчика и увеличить шансы на его выздоровление, но медики не успели.

6 апреля 2009 года Никиту Чемезова (тогда ему было 2 года) в крайне тяжелом состоянии доставили в Иркутск из поселка Мальта Усольского района. На теле мальчика не было живого места — многочисленные гематомы, травмы, серьезные повреждения головного мозга и ожоги от сигарет.

Никиту на протяжении нескольких месяцев регулярно избивал 32-летний отчим Владимир Шишкин на глазах своей 23-летней сожительницы, матери ребенка, Олеси Чемезовой. Она, будучи в состоянии алкогольного опьянения, даже не пыталась заступиться за своего маленького сына.

В иркутской больнице Никите была сделана трепанация черепа, а затем его подключили к аппарату искусственного дыхания. Через несколько месяцев мальчик уже мог дышать самостоятельно, но в сознание не приходил. 25 февраля самочувствие Никиты резко ухудшилось. Появились признаки болезни крови.

Пришлось подключить аппарат искусственной вентиляции легких.

— Сердце Никиты перестало биться 1 марта в 18.55, — рассказал на брифинге для иркутских журналистов главный врач областной детской клинической больницы Геннадий Гвак. — Диагноз — полиорганная недостаточность. Это означает, что все органы у мальчика были больны, в том числе и сильно поврежденный головной мозг.

Началась недостаточность кроветворной функции из-за нехватки тромбоцитов, началось нарастающее легочное кровотечение, развилась болезнь крови. С 18.25 до 18.55 мы боролись за жизнь Никиты, но никакие реанимационные меры не помогли — сердце ребенка остановилось.

Узнав о смерти мальчика, в Иркутск из Москвы прилетела Аксана Пешкова, потенциальный опекун Никиты.

— Мне сейчас трудно говорить: я потеряла ребенка, — рассказала она «Пятнице». — Я так хотела увезти Никиту в Москву, получить над ним опекунство, сделать его счастливым…

В иркутскую больницу мы (люди, которым небезразлична судьба Никиты) на собственные деньги приобрели аппарат (стоимость полтора миллиона рублей), который без наркоза и хирургического вмешательства помог сбалансировать состояние здоровья Никиты.

Но, как оказалось, сделали мы это слишком поздно. Ужасно, что мы не успели спасти Никиту.

Дата похорон Никиты Чемезова пока неизвестна. Скорее всего, тело ребенка увезут в Зиму его родственники — прабабушка и дядя, и там его похоронят.

— Я сам похороню ребенка, — уверено заявляет дядя Никиты (брат Олеси Чемезовой) Андрей Абрамов. — Из-за позора, который обрушился на нашу семью, я даже сменил фамилию. Не хочу больше быть Чемезовым.

Свою сестру даже видеть не хочу. У меня у самого растет 10-летняя дочка, поэтому ужас охватывает, как представлю издевательства над Никитой.

Я ведь хотел забрать ребенка к себе, взять опеку над ним, но мне не разрешили.

Аксана Пешкова не согласна с таким положением вещей, ей хотелось бы увезти тело мальчика в Москву и там похоронить его, чтобы иметь возможность ухаживать за могилой Никиты.

— Это что же получается, родил ребенка, покалечил, а потом тебе его еще и отдают похоронить, — говорит Аксана. — Я специально прилетела в Иркутск, узнав о смерти Никиты, чтобы наконец-то забрать его. Но мне не разрешают. А я просто хочу, да и не только я, люди, которые собирали для Никиты деньги на лечение, молились за него, ухаживать хотя бы за его могилкой.

Кто будет ухаживать за могилкой Никиты в Зиме? Его прабабушке уже больше 80 лет, она еле-еле ходит. Главный врач Иркутской областной детской клинической больницы Геннадий Гвак хотел устроить панихиду по Никите Чемезову. Прямо в иркутской больнице, чтобы все люди, которые переживали за Никиту, могли проводить его в последний путь. Но органы опеки попросили этого не делать.

Почему — непонятно.

«Прости, Никита…»

Журналисты «Пятницы» навестили родную маму Никиты Чемезова в Усольском районе

23-летняя Олеся сама открыла дверь. Полгода назад девушка была лишена родительских прав. Сейчас Олеся находится под подпиской о невыезде и живет в квартире своего старшего брата, целыми днями водится с его маленькими детьми! Во время визита мать Никиты находилась в состоянии алкогольного опьянения, от нее сильно пахло спиртным.

— Олеся, вы знаете, что Никита умер?

— Знаю. Мне 1 марта, поздно вечером, об этом рассказала тетка. Я всю ночь не спала, плакала. Очень переживаю по поводу своего ребенка. Он ведь все равно мой! Мне стыдно, что я не смогла оградить своего сожителя от Никиты. Но теперь уже поздно…

— Уже известно, когда состоится суд над вами?

— Нет. Со мной следователь не работал уже около полугода.

— Вы навещали в СИЗО Владимира Шишкина (сожитель Олеси. — Авт.)?

— Нет, я больше не хочу его видеть.

— Поедете в Иркутск прощаться с Никитой?

— У меня нет денег (Олеся заплакала. — Авт.).

— Возьмите. Эти деньги от нас, чтобы вы могли приехать в Иркутск. Съездите к Никите, попросите у него прощения.

— Зачем? Я не знаю, зачем все это. Я запуталась во всем. Люди не поймут меня. Зачем я только уезжала от бабушки из Зимы в Усолье. Встретилась с Владимиром (Шишкиным). Что он натворил, ужас. Я очень жалею о том, что произошло. Никитушка, родной, прости меня за все, за то, что не уберегла тебя. Прости!

Когда состоится суд?

— В связи со смертью мальчика следствие переквалифицирует обвинение отчиму Владимиру Шишкину на более тяжкий состав преступления. Ему будет перепредъявлено обвинение по части 4 ст.

111 УК РФ «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть потерпевшего», — рассказал старший помощник руководителя Следственного управления Следственного комитета при Прокуратуре РФ по Иркутской области Владимир Саловаров. — Мужчине грозит лишение свободы до 15 лет.

Кроме того, Шишкину вменяется статья 117 «Истязание», что может добавить к основному сроку еще от 3 до 7 лет. В настоящее время он находится в следственном изоляторе в Иркутске. Обвинения Олесе Чемезовой остаются прежними — по ст. 125 УК РФ «Оставление в опасности», ст.

156 УК РФ «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего» и ст. 115, ч. 1 УК РФ «Умышленное причинения легкого вреда здоровью». Когда состоится суд над Владимиром Шишкиным и Олесей Чемезовой, пока неизвестно. Скорее всего, не раньше чем через месяц—два.

Что пишут в блогосфере

В Интернете на всевозможных форумах жители России скорбят по поводу смерти Никиты.

* Ирина1: Я против того, чтобы Никиту хоронили в Зиме, прабабушка старая, сколько ей осталось? Желаю, конечно, ей долгих лет, но все ж как подумаю, что никто к нему не будет приходить и разговаривать, так там через год уже могилку не найти будет. Усолье, где дядя этот живет, далеко от Иркутска, а Зима еще дальше, никто к малышу не будет ездить. В больнице пока был, никому не был нужен, а сейчас и подавно. Никому, кроме нас. Выть хочется…

* Лекси: А Никиточка сейчас на солнышке греется и улыбается. Вот сколько у него пап и мам, которые так любят его и переживают. Помолись за нас, малыш.

* Иван: Сволочи эти родители! Достойны одного — быть повешенными на площади прилюдно!

* Катя: Бедный малыш, умер несчастный ангелочек. Жаль, очень жаль, что отменили смертную казнь, посадят этого гада отчима — а ему еще и лучше в тюрьме. И мать позволила своего ребснка убивать! Плачу, не могу…..

* Байк: Что тут власть! За забором и стенами ничего не видно. Сам народ стал жестоким и страшным. Недаром человек самое страшное животное на земле. Да и законы у нас хромают. Слышала историю девушки, ей чуть больше за 30. Родила она уже раз 5, только дети все в детдоме.

Она рожает для красоты и здоровья, организм омолаживает (по ее словам). Дальнейшая судьба детей ее не интересует. Мать ее ходила, умоляла врачей сделать стерилизацию. Но они могут сделать только при ее согласии (как понимаете, его нет, омолаживаться надо). Никите земля пусть будет пухом.

И если есть жизнь на том свете, то, наверное, там ему будет лучше.

Когда верстался этот номер «Пятницы», стало известно, что Никиту Чемезова похоронят сегодня, 5 марта, в Зиме. Погребение полностью оплатит администрация города, в котором родился ребенок.

Источник: http://baik-info.ru/friday/2010/08/008001.html

Как взять ребенка под опеку

Можно ли взять опекунство над ребенком моей сожительницы?

1 июня 2012 года моя свекровь Светлана взяла к себе домой 6-летнего мальчика из приюта. Она стала его опекуном.

Лада Поздеева

поговорила со своей свекровью об опекунстве

Я узнала у Светланы, как взять ребенка под опеку, что для этого нужно и какие выплаты может получить опекун от государства.

У моей свекрови есть три родных дочери и один сын. Ее дети уже взрослые, и она нечасто с ними видится. С некоторыми из них она встречается всего раз в год.

В 2012 году Светлана осознала, что ее младшая дочь скоро тоже окончит школу и уедет учиться в Сыктывкар. А до него от их села 730 километров.

На тот момент моей свекрови было 50 лет, и она не хотела оставаться с гражданским мужем без детей. Ей казалось, что в большом деревенском доме без них будет пусто и одиноко. Для нее это стало поводом взять под опеку 6-летнего мальчика из приюта. Гражданский муж поддержал ее в этом решении.

Светлана Поздеева — моя свекровь, мать четырех детей и опекун

Опека — это не усыновление. Они различаются по своей сути, по документам, по форме контроля государством и по размеру выплат.

Усыновление Светлана не рассматривала, потому что понимала, что отношения с ребенком из приюта могут не сложиться.

Форма контроля государством. К опекуну чаще приходят проверки от соцзащиты, чем к усыновителю. У некоторых людей это может вызвать психологический дискомфорт.

Будущий опекун должен подать в органы опеки заявление о том, что он хочет пройти обучение в школе приемных родителей.

На курсах будущим опекунам выдаются тесты, памятки и информационные листки с советами по воспитанию детей и номерами телефонов доверия — туда опекун может позвонить в экстренных ситуациях.

Органы опеки могут пойти кандидату навстречу и разрешить ему пройти учебу уже после того, как тот возьмет ребенка под опеку. А некоторые опекуны проходят эти курсы по 2—3 раза, чтобы научиться ладить с ребенком.

Все документы должны быть актуальными. Справка с места работы действует в течение года, справка о состоянии здоровья — в течение 6 месяцев.

Светлана считает, что пройти отбор и стать опекуном ей помогло наличие педагогического образования. О нем она сообщила в автобиографии. Там же она написала, что ее гражданский муж много лет был тренером по лыжным гонкам и работал с детьми.

Органы опеки также запросили у Светланы характеристику с работы, хотя в законе этот документ не указан. Светлане не составило большого труда получить все эти справки, выписки и свидетельства. Вместо копий можно принести в органы опеки оригиналы всех документов. Специалисты сделают копии сами.

В доме опекуна должно быть чисто, для ребенка необходимо оборудовать уголок и спальное место, а также купить ему игрушки. Во время визита специалисты из органов опеки будут спрашивать об отношениях между членами семьи.

Спальное место для ребенка и стол для уроков

В некоторых случаях сотрудники органов опеки могут и не осматривать дом кандидата, например, если у человека положительная характеристика с работы.

Когда будет готов акт обследования жилищных условий, органы опеки в течение 10 рабочих дней должны вынести решение по кандидату в опекуны.

Получив заключение, будущий опекун должен выбрать ребенка, которого он хочет взять к себе в семью. Для начала нужно определиться с возрастом и полом, а потом познакомиться с ним, чтобы понять, смогут ли опекун и ребенок жить вместе.

Сайт «Усыновление в России» — это проект Минобразования и один из основных ресурсов для поиска ребенка. Там можно выбрать себе сына или дочку определенного возраста. На этом сайте есть поиск по разным регионам.

Еще информацию о детях, которых можно взять в семью, публикуют фонды и новостные сайты. В каждом регионе есть свои информационные источники, где размещаются данные о детях, оставшихся без попечения родителей.

Светлана познакомилась с ребенком в кабинете органа опеки. Мальчик сразу ей понравился. С согласия специалистов опеки, она взяла его к себе на выходные. С тех пор ребенок стал жить вместе со Светланой, она решила никуда его не отдавать.

Светлана сразу заметила, что мальчик часто бывает перевозбужден. Она посчитала, что такое поведение было связано с его тяжелой судьбой. Еще у этого ребенка были психологические травмы и проблемы со здоровьем — плохое зрение. Это не испугало мою свекровь: у нее уже был опыт воспитания трудных детей.

Взяв мальчика из приюта, Светлана понимала, что ей придется возить его в республиканскую больницу и оплачивать расходы на лечение. Но это выбор моей свекрови — в приютах живут и здоровые дети.

После сбора всех документов, подачи заявлений и выбора ребенка специалисты органов опеки составляют акт о назначении человека опекуном.

Специалисты контролируют и условия, в которых растет ребенок. Чтобы поддерживать условия его жизни на должном уровне, нужны постоянные затраты на обновление ремонта, покупку книг, игрушек.

Личное пространство. В квартире или доме для ребенка должны быть отдельное спальное место и уголок для игр. В акте проверки условий жизни несовершеннолетнего подопечного, который составляется на каждой проверке, есть даже соответствующая строчка.

Если у ребенка не будет обустроенного личного пространства, опекуна обяжут в скором времени его оборудовать.

Чистота и порядок. Дома должно быть чисто: пол и посуда вымыты, пыль протерта.

На момент проверки на кухне должна быть приготовленная еда, а в холодильнике должны лежать запасы продуктов хотя бы на два дня. Некоторые сотрудники соцзащиты даже заглядывают в кастрюли к проверяемым семьям, чтобы узнать, чем кормят ребенка.

Сын Светланы обожает играть в приставку. Его любимая игра — «Танчики»

Ремонт. Каждый год Светлана делает косметический ремонт в комнате ребенка. Например, она красит пол и окна, клеит обои. На это уходит 2500—3500 рублей в год.

Делать ежегодный ремонт необходимо, потому что органы опеки тщательно следят за тем, чтобы ребенок жил в чистой и отремонтированной комнате. И если в обычных семьях ремонт в комнате можно сделать тогда, когда родители сами этого захотят, в опекунской семье органы опеки будут следить за тем, чтобы он всегда был свежим.

Суммы, которые Светлана тратит на содержание сына, различаются от месяца к месяцу.

Поначалу у мальчика была одежда, которая осталась еще от жизни в родной семье. Это помогло моей свекрови сэкономить в первые месяцы опекунства. Тогда же специалисты органов опеки посоветовали Светлане не покупать сыну дорогие игрушки, потому что он их быстро ломал. Вместо этого они предложили ей приобрести недорогие конструкторы, чтобы ребенок развивал мелкую моторику рук.

Светлана регулярно дарит сыну что-то, что выходит за рамки бюджета. Например, за последний год она купила ему смартфон, новую одежду для школы, а еще куртку и модные кроссовки.

На стене в доме Светланы висит режим дня ее сынаТеплая одежда и обувь для ребенка — одна из самых значимых статей расходов Светланы. Она живет на севере, поэтому к выбору детской зимней одежды ей приходится относиться ответственно

Поездки в органы опеки и больницу

2000 Р

Платный медосмотр для себя

1500 Р

Большое махровое полотенце

1000 Р

Питание дома и в школе

8000 Р

96 000 Р

Транспорт и медицина

3000 Р

36 000 Р

Неожиданные траты

2500 Р

30 000 Р

Одежда и игрушки

2000 Р

24 000 Р

Крупные покупки

15 000 Р

Ремонт в комнате

3000 Р

Ежемесячно на содержание сына Светлана получает от государства 10 899 рублей. Эти деньги обязательно нужно потратить на ребенка и отчитаться за них перед государством. Еще каждый месяц Светлане положены 1410 рублей на ремонт дома. Размеры этих выплат зависят от региона и возраста опекаемого ребенка.

Кроме того, на банковский счет мальчика начисляются алименты от его родного отца. Но этими деньгами без ведома органов опеки пользоваться нельзя. Светлана один раз снимала эти алименты, чтобы купить сыну одежду и велосипед.

Светлана живет в селе, и там некоторые магазины просто не выдают чеки. Но специально для отчета она просит их у продавцов. Чеки не нужны только за оплату питания, предметов первой необходимости и бытовых нужд, например: мыла, зубной пасты и щетки.

Отчет опекуна хранится в личном деле подопечного.

Светлана ведет тетрадь, где записывает расходы на одежду, игрушки и другие вещи для сына. Иногда органы опеки требуют такие тетради в качестве дополнительного доказательства того, как она потратила пособие на сына. Годовая сумма расходов на ребенка должна быть не ниже, чем сумма полученных на него выплат

Также для опекуна недопустимы такие ситуации:

  1. Ребенок систематически остается дома без присмотра взрослых.
  2. Дома нет продуктов.
  3. Опекун злоупотребляет спиртным и этот факт зафиксировали соцработники или подтвердили свидетели.
  4. Ребенок приходит в садик или школу грязным, в рваной одежде.
  5. Ребенок сам пожаловался в органы опеки на опекуна.

Чтобы воспитывать ребенка, опекун должен вести здоровый образ жизни и быть положительным со всех сторон.

У сына Светланы есть проблемы с учебой. Специалисты опеки знают, что мальчик не успевает по некоторым предметам. Они периодически интересуются, есть ли улучшения в освоении школьной программы и почему возникают трудности. Светлане приходится постоянно мотивировать сына на хорошую учебу, чтобы у семьи не было проблем с органами опеки.

Органы опеки взаимодействуют со школой, чтобы узнать, как опекун исполняет свои обязанности.

Например, по их запросу директор школы может направить им характеристику на ребенка из опекунской семьи

В начале опекунства Светлана не приводила в дом гостей.

Это был совет органов опеки — чтобы ребенок быстрее адаптировался к новой обстановке. Будущему опекуну надо быть готовым на время ограничить свои связи с внешним миром и полностью посвятить себя опекаемому ребенку.

Светлана иногда ссорится с сыном и очень близко к сердцу принимает шалости и проступки мальчика, из-за чего сильно нервничает. Но когда все хорошо, Светлана счастлива. Большая часть жизни у них проходит во взаимопонимании. Мальчик называет Светлану мамой.

Родные дети Светланы приняли ее выбор: воспитывать ребенка из приюта. Они общаются с мальчиком на равных и не акцентируют внимания на том, что он был рожден не в их семье. Это важно и для опекуна, и для приемного ребенка.

  1. Опека над ребенком — это большая ответственность. Особенно если у подопечного есть проблемы со здоровьем. Опекуну нужно быть готовым водить ребенка по врачам, возить на обследования в другие города и отправлять в санатории.
  2. Быть опекуном — это не способ заработка. Скорее наоборот, государственных выплат на содержание ребенка хватает не всегда.
  3. Опекуну необходимо узнать в органах опеки и в школе обо всех возможных видах социальной помощи для ребенка — льготных путевках и дополнительных выплатах. Это поможет снизить расходы семьи.

Источник: https://journal.tinkoff.ru/opeka/

«Потерянная» судимость: из-за невнимательности чиновников у приёмной матери забрали восемь детей-инвалидов

Можно ли взять опекунство над ребенком моей сожительницы?

Всего четыре года назад приёмная семья Маъмусат Насибовой была символом дагестанской региональной программы по устройству сирот. Жительницу отдалённого горного села Хвартикуни ставили в пример чиновники, ею восхищались жители республики. Женщина взяла под опеку восемь детей-инвалидов.

Все малыши с тяжёлыми недугами: ДЦП, болезнь Дауна, умственная отсталость. Но недавно у Насибовой изъяли всех детей. Формальным поводом стала погашенная ещё десять лет назад судимость за нетяжкое преступление.

Корреспондент RT попытался выяснить, что важнее в этой истории: исполнение буквы закона или судьба детей-инвалидов.

На Кавказе в детдомах традиционно мало детей — намного меньше, чем в других регионах. Большинство сирот забирают к себе родственники. Но даже здесь далеко не каждый готов взять под опеку и тем более усыновить лежачего ребёнка с тяжёлой болезнью, за которым придётся ухаживать всю его жизнь.

Шесть лет назад дагестанские власти активно начали искать семьи для сирот с инвалидностью. Чиновники в инициативном порядке обращались к людям, которые интересовались усыновлением.

«Я уже давно хотела взять опеку над сиротой, но мне говорили, что в республике и так большая очередь из потенциальных усыновителей. А весной 2014 года мне вдруг позвонили из райадминистрации и спросили, не хочу ли я принять детей-инвалидов. Я согласилась практически сразу, хотя изначально всё-таки думала о здоровых», —  рассказала RT Маъмусат Насибова.

Она из тех женщин, про которых говорят, что они созданы для материнства и воспитания. 12 лет из своих 58 Насибова проработала няней в школе-интернате. В одиночку смогла вырастить троих собственных детей. Муж умер от кровоизлияния ещё в конце 1980-х годов. А когда свои дети выросли, решила воспитать приёмных.

«У меня в селе 14-комнатный дом, в котором я осталась одна. Ну куда, думаю, мне такая громада. Хотелось, чтобы тут снова играли дети», — вспоминает Маъмусат.

Насибова собрала все документы, которые потребовали органы опеки, включая справку о погашенной судимости.

«Это было 11 лет назад, всех деталей уже не помню. Я работала в продуктовом магазине, у нас была проверка. На полках контролёры нашли просроченную еду. За это меня оштрафовали на три тысячи рублей. Больше ничего не было», — вспоминает Маъмусат.

Женщина была осуждена по ч. 1 ст. 238 УК РФ («Производство, хранение, перевозка или сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей»). Её единственное наказание — штраф. Через год, согласно законодательству, судимость была погашена. Но запись о ней, как и положено по закону, сохранилась в архиве МВД.

Справка о судимости никаких вопросов у чиновников не вызвала. Хотя уже тогда действовали нормы Семейного кодекса РФ, которые прямо запрещали становиться приёмными родителями лицам с даже погашенной судимостью по ряду статей УК (ст. 146 Семейного кодекса РФ).

  • Справка о погашенной судимости Маъмусат Насибовой
  • © Олег Адамович / RT

Семейный пансионат

Семейная жизнь Маъмусат и её новых детей практически сразу началась с трагедии.

Из-за короткого замыкания сгорел тот 14-комнатный дом, в котором женщина собиралась растить малышей (семерым сиротам на момент оформления опеки не было и трёх лет).

К счастью, при пожаре никто не пострадал, Насибова успела вынести всех во двор. Но само здание даже частично сохранить не удалось — по её словам, пожарные ехали из райцентра по разбитой грунтовке 40 минут.

Сбор помощи многодетному опекуну объявили по всей республике. В итоге новый дом большой семье за свой счёт построил депутат Народного собрания Дагестана Ислам Гусейханов.

Насибова не сразу оформила опеку над всеми восьмерыми сиротами. Весной 2014 года ей доверили двоих детей — чиновники хотели убедиться, что Маъмусат справится с малышами-инвалидами.

Справилась. Через полгода женщина взяла ещё четверых. А позже — ещё двоих. Ни разу у чиновников не возникло вопросов из-за прошлой судимости. Более того, республиканские власти ставили Насибову в пример — ей лично вручали благодарственные грамоты прежний глава региона Рамазан Абдулатипов, нынешний глава Владимир Васильев, руководство Союза женщин Дагестана, региональный детский омбудсмен.

«За родными детьми не все так ухаживают, как Маъмусат за приёмными. Всё село видело, как она с ними носится. Маъмусат же искренне полюбила этих сирот, потому что невозможно так заботиться о людях без сильных чувств», — рассказала RT завуч школы в селе, где живёт Насибова, Хадижат Имансапиева.

С детьми было непросто. Восемь тяжёлых малышей-инвалидов требуют постоянной заботы. Их надо мыть, развлекать, менять им пелёнки, уделять внимание каждому. Вместе с Насибовой за детьми ухаживали родственники, живущие по соседству. Получился импровизированный семейный пансионат.

«Не собираются чеки»

Нарушения законодательства о приёмных семьях обнаружила прокуратура, которая проверяла все приёмные семьи в республике. Правоохранители нашли массу нарушений в работе органов опеки Гергебильского района и в действиях самой Маъмусат. На перечисление всех замечаний потребовалось шесть листов формата A4.

«Во время проверки были обнаружены опекуны с судимостями. Муниципальные органы опеки, посчитав, что нарушения существенные, приняли решение об изъятии детей из семьи. Детей в их собственных интересах распределили по социальным учреждениям.

Дальнейшая судьба сирот будет решаться органами опеки.

Мы отреагировали, потому что запрещено передавать детей усыновителям с судимостью», — пояснила RT старший помощник прокурора Республики Дагестан по взаимодействию со средствами массовой информации Татьяна Голубова.

В предписании прокуратуры сказано: «Отстранить Насибову от исполнения обязанностей». Приёмный родитель исполняет работу, за которую получает деньги от государства.

Насибовой платили по семь тысяч рублей в месяц на расходы на каждого ребёнка и семь тысяч зарплаты за уход. Это 14 тыс. на одного сироту, выходит 112 тыс. в месяц. Для села просто гигантская сумма.

По закону приёмные родители обязаны сохранять чеки, чтобы отчитываться о тратах казённых средств. Прокуратура выяснила, что чеки не собирает ни одна приёмная семья в районе (их несколько десятков).

«Я вначале пробовала собирать чеки, но в органах опеки мне сказали: не надо. Достаточно писать раз в год отчёт о трате средств, а то за год у муниципалов набирается много чеков и они потом не знают, куда их девать», — рассказала RT Маъмусат.

«Нет документов, выданных медучреждениями и подтверждающих полученное лечение», — написано в бумагах прокуратуры. Действительно, в личном деле детей-сирот, которое ведётся органами опеки, нет отметок о том, что Насибова показывала своих подопечных врачам. По бумагам выходит, что тяжёлые инвалиды живут в селе без какого-либо медицинского ухода.

Также по теме

Претензии будут отозваны: в Брянской области опека в качестве «помощи» предложила матери-сироте сдать детей в приют

Анжелика Бавыкина вместе с двумя детьми сбежала от гражданского мужа, который её избивал, и поселилась в квартире, выданной ей как…

«Если бы Насибова показывала сирот врачам, у нас бы стояли отметки. А их нет. Очевидно, что детям не оказывали нужный уход», — заявил RT замглавы Гергебельского района Али Магомедов.

Однако региональные врачи говорят об обратном.

«Насибова не раз приходила к нам со своими детьми. Вот что я могу сказать: все малыши ухоженные. Под памперсами нет ни опрелостей, ни покраснений или болячек. Никаких следов побоев. Это значит, что за сиротами следят. Дети тянутся к Маъмусат и говорят, что любят её.

Одна из приёмных дочек, Карина, пока жила в интернате, попадала к нам с болезнями каждый месяц.

А последние два года у неё всё хорошо — жизнь на свежем воздухе с Маъмусат пошла ребёнку на пользу, здоровье укрепилось», — рассказала RT заместитель главврача Детской городской клинической больницы Махачкалы Хадижат Османова.

«Мне никто не говорил, что эти бумаги надо было нести в органы опеки! Ни разу за четыре с половиной года у меня их не попросили.

Конечно, я показывала детей врачам, я регулярно их вожу в Махачкалу к окулисту, на лечебный массаж, к невропатологам. В районной больнице нужных узких специалистов всё равно нет.

У меня целая пачка заключений, написанных врачами после прохождения лечения», — оправдывается Маъмусат и показывает кипу медицинских бумаг.

Впрочем, у прокуратуры возникли замечания не только к родителям-опекунам, но и к чиновникам. Личные дела детей ведутся с нарушениями. Отсутствуют не только чеки и медвыписки — нет справок о регистрации детей, описи детского имущества и многого другого.

В райадминистрации же уверяют, что во всём виноваты сами родители.

«Если бумаг в деле нет, значит, их нам не предоставили. Наши сотрудники свою работу делают хорошо», — уверен замглавы района Али Магомедов.

Почему Насибовой в своё время разрешили взять детей, хотя у неё была судимость? Внятно ответить на этот вопрос в райадминистрации нам не смогли.

«В Гергебельском районе не только Насибова оформила опеку над сиротами-инвалидами. Нашлось много семей, готовых принять детей из интерната. Мне кажется, чиновники теперь об этом жалеют. Каждый ребёнок — это куча отчётности. А в районе таких 93.

Надо собирать бумажки, следить за состоянием детей, помогать опекунам, контролировать расходование средств. Чем меньше детей, тем проще администрации.

Мне кажется, поэтому муниципальные власти даже не попытались найти альтернативное решение», — предполагает уполномоченный при главе Республики Дагестан по защите семьи, материнства и прав ребёнка Марина Ежова.

Всех детей Насибовой изъяли из семьи и отправили в специнтернат.

  • Жительницу Дагестана Маъмусат Насибову лишили приёмных детей
  • © Олег Адамович / RT

«Их бросают второй раз»

После изъятия детей их приёмная мама Насибова не находит себе места, каждый день плачет и носит своим дочерям и сыновьям продукты.

Дети (самому младшему сейчас шесть лет, самой старшей — 14) ревут не переставая и просятся назад в семью. Но бюрократическая сторона дела оказалась на первом месте.

Выполняя предписание прокуратуры, районные власти совершенно не брали в расчёт мнение самих детей.

Также по теме

«Могут всех так забрать»: семья из Калужской области обратится в ЕСПЧ, чтобы вернуть приёмную дочь

Супруги Алексей и Юлия Румянцевы из города Белоусово Калужской области намерены подать жалобу на органы опеки в Европейский суд по…

«Изъять детей из семьи — это крайний шаг. Можно было обсудить, как выйти из положения. Ведь большинство замечаний прокуратуры не так сложно исправить.

Но районные власти пошли своим путём: приехали домой к детям, посадили их в полицейские машины и увезли в интернат. Сейчас будем добиваться, чтобы опеку на восьмерых сирот оформил кто-то из семьи Насибовой.

Дети привыкли быть вместе, но вряд ли кто-то захочет взять себе всех восьмерых. А разбивать семью очень не хочется», — объяснила RT Марина Ежова.

Детский психолог Ольга Осипова тоже не считает, что перевод детей из семьи в интернат пойдёт им на пользу.

«Их уже один раз в жизни бросили. Сейчас их бросают второй раз. Это сильнейший стресс, он негативно влияет на здоровье и развитие. Дети, особенно с инвалидностью, растут и развиваются, если есть любовь и душевный контакт.

Если убрать чувства и оставить один уход, как, скорее всего, будет в интернате, то развитие личности у сирот практически остановится. Если же детей ещё и разделят по разным семьям, им станет ещё хуже», — говорит психолог.

Пока никто из представителей властей (кроме омбудсмена), награждавших Насибову грамотами «за повышение авторитета материнства», в поддержку приёмной матери публично не высказался.

Что дальше?

«Лучше бы мне никогда не давали этих детей. Я же их полюбила, как своих. Я 12 лет проработала в интернате, ни одного замечания к моей работе не было. А теперь на старости лет такой позор и трагедия», — сокрушается Насибова.

Какие есть варианты дальнейшего развития событий?

  • Первый: повторное усыновление всех сирот кем-то из родственников Насибовой. Этот вариант предлагает детский омбудсмен Марина Ежова. Для семьи фактически ничего не изменится, но формальным опекуном будет уже не Маъмусат.
  • Второй: обжаловать решение органов опеки в суде.

«Это решается прямо на одном заседании — выясняется тяжесть прошлой судимости. Успех или провал дела зависит исключительно от судьи», — пояснила RT юрист Содружества приёмных семей Ольга Будаева.

По её словам, гарантий никаких нет: «В моей практике был лишь один случай, когда суд возвращал детей в семью, отменив решение опеки. Фемида нечасто встаёт на сторону родителей с судимостью в прошлом. Кого-то судили за драку, кто-то сел за кражу ещё в СССР.

Я знаю людей со старыми судимостями, у которых за последние 20 лет даже дорожных штрафов нет, но им всё равно нельзя оформить опеку над детьми».

По мнению директора благотворительного фонда «Волонтёры в помощь детям-сиротам» Елены Альшанской, давно назрело внесение определённых поправок в Семейный кодекс.

«Сегодня если один из потенциальных опекунов или приёмных родителей в прошлом был судим за преступление против жизни и здоровья, то взять к себе ребёнка из детдома он не может. Проблема в том, что в группе преступлений против жизни и здоровья много статей.

И не все они реально могут иметь отношение к воспитанию детей. Например, человек попадался на торговле самогоном.

Да у нас почти во всех деревнях есть люди с такими судимостями! Нужно, чтобы в Семейном кодексе были перечислены конкретные статьи, с которыми нельзя усыновлять детей», — подчеркнула Альшанская.

Источник: https://russian.rt.com/russia/article/680727-priyomnye-deti-dagestan-sudimost

Отчимы: усыновление или установление отцовства?

Можно ли взять опекунство над ребенком моей сожительницы?

Антон Жаров, адвокат

Достаточно нередко встречается в жизни ситуация, когда мать, родившая ребёнка «в одиночку» через некоторое время выходит замуж и встаёт вопрос, что делать с ребёнком.

Нет, воспитывать, любить и покупать ребёнку мороженное — это без проблем.

А вот что делать со свидетельством о рождении ребёнка, в котором или стоит сиротливый «прочерк» вместо имени отца, или вписан «фантомный» папа, со слов самой матери. Так, чтобы строчку занять.

Новый мамин муж хотел бы стать ребёнку отцом.

Что делать? Усыновить? Или установить отцовство?

Усыновление — это судебная процедура, после прохождения которой гражданин становится ребёнку усыновителем, приобретает все права и обязанности родителя по отношению к этому ребёнку, и все его родственники — также становятся родственниками ребёнку, а ребёнок — становится родственниками им.

Установление отцовства — административная процедура, свойственная как «настоящим» отцам, так и вообще любому лицу мужского пола, лишь бы он пришёл с матерью ребёнка в ЗАГС и написал совместное с ней заявление о том, что он этого ребёнка «признаёт» и просит установить в отношении этого ребёнка отцовство. И — тут же становится ему отцом.

Сначала, что общего в правовых последствиях одной и второй юридической процедуры.

И в том, и в другом случае мужчина становится полностью полноправным отцом со всеми вытекающими последствиями (в частности, обязанностью содержать своего ребёнка, воспитывать его, принимать за него (или давать согласие) важные решения, он может наследовать за ребёнком (не дай Бог) и ребёнок будет наследовать за ним. В обоих случаях родственники со стороны отца становятся «полноправными» родственниками ребёнка.

Разница в деталях. И в них же, как обычно, прячется кое-кто.

Во-первых, процедура усыновления отчимом — всё-таки процедура усыновления. А это значит, что нужно собрать некоторое количество справок, пройти медобследование и познакомиться с районным органом опеки и попечительства. Затем — обращение в суд, рассмотрение дела в суде (в 99% случаев быстрое и формальное) — далее, получение документов.

При установлении отцовства все этого, разумеется, нет. Только паспорт и личная явка в ЗАГС.

Во-вторых, при установлении отцовства права и обязанности родителя наступают с момента записи в ЗАГС. В случае усыновления — с момента вступления решения суда в законную силу, это, как правило, 10 дней с момента провозглашения решения.

В-третьих, значительная разница ожидает усыновителя и гражданина, установившего отцовство, если по какой-то причине появится желание «всё вернуть назад».

При установлении отцовства — и про этот момент часто забывают — гражданин, записанный отцом вправе потребовать отменить запись об отцовстве, если сможет доказать, что при установлении отцовства он не знал, что этот ребёнок — не его.

Конечно, устанавливая отцовство в отношении достаточно «взрослого» ребёнка, мужчина, как правило, в курсе, что ребёнок не его. И закон тут устанавливает: назвался отцом, зная, что ребёнок не твой — обратной дороги нет. Но есть одно «но». Если устанавливая отцовство, мужчина заблуждался, думал, что это — его ребёнок, а потом оказалось, что не его — запись об отцовстве будет аннулирована.

К сожалению, многие матери недооценивают этот риск. В моей практике не один раз мужчинам удавалось доказать, что усыновляя 4-летнюю, например, девочку, он «не знал», что это — не его дочь. И «свидетели» нашлись, что «свечку держали» вроде даже как в соответствующее время.

Неприятным тут является не только исключение отца из записи акта о рождении ребёнка, и, соответственно, из свидетельства о рождении. Дело в том, что «папаша» в таком случае освобождается от всех обязанностей, связанных с данным ребёнком. В первую очередь, он не будет платить алименты, не будет наследодателем для ребёнка, вообще, будет ребёнку — никто.

Если бы ребёнок был усыновлён — так просто от этого факта «отделаться» не получится. Суд (а тут для решения вопроса потребуется суд) может обязать бывшего усыновителя платить деньги на содержание ребёнка.

Ещё один немаловажный факт. Если отец, признанный таковым в ЗАГСе, перестанет заниматься ребёнком, не будет участвовать в его жизни и т.п., а такое, увы, встречается, мать ребёнка вправе обратиться в суд с иском о лишении родительских прав. Возможно, суд примет сторону матери и родительских прав «папашу» лишит, назначит алименты и т.д.

Но при этом никто и никак не лишит прав бабушку и дедушку, дядей, тёть и прочих родственников, которые, порой, весьма настойчиво требуют права на участие в жизни ребёнка, на общение с ним. И эти граждане из вашей жизни уже никуда не денутся, как бы ни лишали прав самого «папашу».

При отмене усыновления — прекращаются все отношения ребёнка и родственников бывшего усыновителя.

Ну и последнее.

Если ребёнок, очевидно, зачат не тем мужчиной, который хочет стать ему отцом, писать заявление о том, что он всё-таки отец — обманывать себя, его, ребёнка, и работников ЗАГСа. В этом случае всё-таки надо усыновлять. При этом совершенно не обязательно рассказывать это ребёнку, вы можете сохранять тайну усыновления.

Подытоживая, могу повторить ту фразу, которая стала практически девизом: «Пусть юридические обстоятельства соответствуют фактическим!» Иными словами: папа пусть устанавливает отцовство, отчим — усыновляет.

Источник: https://zharov.info/teoriya-i-nauka/adoption/otchim-otcovstvo-usynovleni

Лишение прав на детей в неблагополучных семьях

Можно ли взять опекунство над ребенком моей сожительницы?

Лишение прав на детей в неблагополучных семьях

11.02.2012 г. / Прочитано 1419 / Комментариев нет

Увы, каждая неблагополучная семья, почти как у классика, несчастлива по-своему. Еще хуже, что воспитываются в таких ячейках общества дети – от 0 до 18 лет. С ними постоянную работу проводя члены комиссии по делам несовершеннолетних города Щекино.

И успехи вроде бы есть: снята с учета «в связи с улучшением ситуации» 31 семья, ранее находившаяся в социально опасном положении, 39 подростков, находившихся до этого в конфликте с законом, организована индивидуальная профилактическая работа с 130 подростками, состоящими на учете и 155 семьями, в которых воспитывается 285 детей. Казалось бы, это победа. Но…

В течение 2011 года выявлена и поставлена комиссией на учет еще 31 семья, где воспитывается 55 детей, среди которых 18 нет и трех лет.

Вот эти малыши – главный источник тревоги для комиссии по делам несовершеннолетних, – рассказала корреспонденту «Щекинского химика» заместитель председателя комиссии Нина Есипова.

– Если со старшими по возрасту ребятами можно побеседовать, посоветовать, куда обращаться в беде, то такие карапузы беззащитны и полностью зависят от родителей.

А те, нигде не работающие и пьющие, рожают и третьего, и четвертого ради получения детского пособия, на которое и живут… Уже в четыре-пять лет малыши становятся не слишком нужными непутевым маме и папе. Печально, но таких семей все больше.

Прикладываются все возможные усилия, чтобы сохранить семью для ребенка, но не всегда это, к сожалению, осуществимо. На каждую поставленную на учет семью составляется план индивидуальной профилактической работы. Реабилитационный центр «Искра» оказывает таким семьям психологическую, правовую и социальную помощь.

Комитет социальной защиты населения выявляет неблагополучные семьи и затем проводит их патронаж. Детей буквально одевают и обувают, устраивают в кружки и секции. Через полгода состояние каждой семьи, по собранным данным анализируется и решается вопрос, можно ли снять ее с учета или продолжать работать с нею.

Подобно тому, как история человечества развивается по спирали, примерно так же происходит и с поколениями так называемых неблагополучных семей.

Непутевые мамаши готовы подтолкнуть сына или дочь к пропасти, пьянству и прочим сопутствующим порокам, а затем требовать срочно лишить их родительских прав на их детей. Затем самим непременно оформить опекунство для получения пособия на ребенка. Как ни печально, похоже, зарождается еще один способ «зарабатывания» денег – на этот раз родными бабушками…

Следуя государственной политике, совершенно справедливо требующей искать для ребенка возможность жить не в государственном детском учреждении, а в семье, опекунство оформляется. Частенько спустя полгода, а то и меньше, опекуны и попечители возвращают своего подопечного, расписываясь в педагогическом бессилии.

Бабушка П.

долго обивала пороги комиссии по делам несовершеннолетних, отдела опеки и попечительства, обращалась с жалобами в самые разные инстанции с требованием лишить дочь родительских прав и обязательно оформить опеку на внучку.

Оформили. Теперь бабушка заявляет, что не справляется с подростком. Опека снята, девочка жила в реабилитационном центре «Искра», а теперь обучается в одном из колледжей Тульской области. Имеет репутацию неисправимой…

Мальчик М. из поселка Первомайский находился под опекой, а теперь она снята – бабушка тоже не справлялась с взятыми на себя обязанностями. Фамилию не называем из этических соображений, но автор может заверить, что несколько десятилетий назад она имела достаточно скандальную известность в среде подростков поселка…

Мальчику А., казалось, повезло более других: его взяли под опеку родственники в Москву. Сегодня он находится в «Искре»…

Таких примеров, как, например с щекинским мальчиком Сашей, можно привести множество, и количество не справляющихся с обязанностями опекунов и попечителей растет. Случаются и такие прецеденты, которые можно было бы назвать курьезными, когда бы ни были они так печальны. Несовершеннолетнего Г.

взяла под опеку сожительница его отца, оказавшегося в «местах, не столь отдаленных». Женщине, которая сама росла в неблагополучной семье, доверили воспитание подростка.

Года через два, пока комиссия по делам несовершеннолетних добивалась снятия опеки, неоднократно ходатайствуя об этом, парень совершил преступление…

Лишена родительских прав наркоманка А. Добилась этого решения мать. В свое время она сама состояла на учете в комиссии по делам несовершеннолетних. Приняв во внимание этот прискорбный факт, опеку над ребенком оформили на ее сожителя…

С подростком Ч. совсем недавно беседовали, что называется, по душам. Он из многодетной семьи, где отец умер, а мама разрывается между работой и домом. Живут в Ломинцево.

Старший сын, видимо, от домашних хлопот, постоянно уезжает к бабушке в Щекино, где раньше рос и чувствует себя вольготно.

Бабушка пьет… Сотрудники комиссии на этой неделе планируют выехать на розыск непутевого парня и – в который уж раз! – вернуть его домой.

Семья Ш., когда пакет документов на лишение родительских прав уже уходил в суд, встала на путь исправления. Пьющие родители закодировались. Ради сохранения кровной семьи документы на лишение прав отозвали, ребенка вернули из «Искры» домой. Хлопотали о предоставлении отдельного жилья.

Глава администрации Щекино Александр Максимов помог, общежитие семье предоставили. Сотрудники комиссии по делам несовершеннолетних посодействовали в трудоустройстве, малыша определили в детский сад. Заведующая, войдя в положение, помогала, как могла. И все так радовались счастливому исходу! Больше года длилась эта светлая полоса.

Но буквально на днях стало известно: родители снова запили…

Примеров «из жизни» можно приводить много.

В результате совместной профилактической работы в Щекинском районе сегодня можно уверенно говорить о тенденции к снижению количества преступлений, совершаемых с участием несовершеннолетних по сравнению с 2010 годом – на 45,6%; преступлений, совершаемых подростками в составе противоправных групп – есть и такая категория – на 40%; число самих несовершеннолетних участников преступлений – на 49,1%. Преступлений, совершенных только несовершеннолетними, в 2011 году было 12 против 48 в 2010 году, снижение составило 75%.

Тем не менее, на одно преступление больше совершили подростки в состоянии алкогольного опьянения – 8 против 7 в 2010 году. На 5 случаев (с 20 до 25) или 25% выросло количество преступлений, совершенных вместе с взрослыми. Все-таки, авторитет взрослого для подростка существует. Как важно, чтобы это был авторитет нормального человека…

Марта БЛОХИНА

Фото Геннадия ОГАРЕВА

Источник: http://gazetahimik.ru/problems/schekino-news/6356.html

Судебное дело
Добавить комментарий