На пакетике с наркотиками могут найти отпечатки 15 летнего, что ему будет грозить?

Смертельный квест. Молодежь ищет наркотики в аптеках и интернете

На пакетике с наркотиками могут найти отпечатки 15 летнего, что ему будет грозить?

Осенью 2016 года Харьковом прокатилась волна погромов аптек.

Борьбу с губительным дурманом сегодня ведут не только правоохранители. Так, осенью прошлого года Харьковом прокатилась волна погромов аптек.

Молодые люди в балаклавах врывались в неприметные фармацевтические заведения и ящиками выносили кодентерпин, кодетерп и затем пытались передать их стражам порядка. А не так давно активисты вышли на пикет.

Харьковчане требуют от Кабмина взять кодеиносодержащие препараты под строгий учет, чтобы рецепт после покупки оставался в аптеке.

«Крокодил» — доступный, но коварный

Во время рейда на Салтовке полицейские изъяли наркосодержащие препараты и направили их на экспертизу. Решается вопрос о привлечении провизора и администрации аптеки к уголовной ответственности.

Ведь реализовывать подобные лекарства необходимо по рецепту.

Однако нередко провизоры свободно продают таблетки от кашля молодым людям, которые кустарным способом изготавливают из них инъекционные наркотики, так называемый «крокодил».

Название животного едкой смеси дали, потому что уже после нескольких уколов в местах инъекций кожа начинает гнить и вздуваться, позже — покрываться коркой, напоминающую шкуру крокодила. Несколько лет употребления наркотика — и человек в прямом смысле начинает гнить заживо.

Дело в следующем: чтобы аптечные таблетки от кашля превратить в наркотик, их смешивают с бензином, йодом, бытовыми растворителями, серной кислотой, серой, которая содержится в спичечных головках, и фосфором. И эту адскую смесь вкалывают, реже пьют.

Срок жизни кодетерпинового наркомана не превышает 7 лет, а зависимость, и психологическая, и физическая, наступает уже после одной-двух инъекций. Именно поэтому «крокодил» называют наркотиком самоубийц.

Мужчина лет 50-ти просит называть себя «Виктор». На наркотики он «подсел» еще в юности — употреблял опиаты. Сейчас проходит лечение в реабилитационном центре.

В последнее время морфин и соломку в Харькове практически не достать, поэтому решил попробовать «крокодил», тем более что составляющие можно купить в любой аптеке. За месяц полностью убил здоровье — на ноге забились вены, она начала гнить, практически не могу самостоятельно ходить, — говорит Виктор, опираясь на палочку.

«Крокодил» практически невозможно бросить, — признается его друг по несчастью Александр. — Уже принял решение, осознаешь, насколько это страшно, а идешь по Харькову и практически в каждой аптеке в любое время суток можно купить кодетерпин. Цена вопроса 25–35 гривен — дешевле водки. И после этого ни работа, ни семья, ни учеба, ни собственное здоровье тебе не интересно.

Главное — найти деньги еще на одну пластинку.

Официально этот препарат продается только по рецепту. Однако это не рецепт строгого учета, который остается у провизора, как в случае с трамадолом. Листок с назначением больной может унести с собой.

В частных беседах провизоры сознаются: некоторые владельцы аптек ориентируют их именно на продажу кодеиносодержащих препаратов, особенно в ночное время, когда каждый наркоман приносит до 200 гривен прибыли, а таких за сутки может пройти тысячи.

Вот только потом на горячем ловят исключительно аптекарей. Директора и владельцы аптек снимают с себя ответственность, уверяя, что это жадный до наживы аптекарь нарушил закон. При этом и производство, и массовую закупку кодеиносодержащих препаратов от кашля они объясняют заказами. Похоже, что Харьков поразила какая-то странная бронхиальная эпидемия.

«Соли» везут через оккупированные территории

Аптечный наркоман рискует быть пойманным хотя бы в тот момент, когда покупает таблетки, поэтому дилеры в Харькове освоили другой, более безопасный способ распространения дури — через интернет. Правда, на такие мелочи, как пластинка кодетерпина, торговцы не размениваются, их главный товар — так называемые «соли» или «спайсы».

Сегодня практически в каждом городском дворе можно найти надписи «соли», «закладки», «картель». Они на стенах домов, гаражах, заборах. Это не безобидное граффити и не молодежная игра в квест или казаки-разбойники. Схема проста: человек находит аккаунт в Skype, указанный на стене рядом с надписью, и связывается с дилером.

Тот сбрасывает номер карточки, на который необходимо перечислить деньги, а когда они получены, высылает адрес и фотографию места, где уже спрятан наркотик, так называемая «закладка». Это может быть камень у забора, куст в парке. Затем клиент едет на место и забирает товар.

Иногда на его поиски приходится потратить несколько часов.

Правоохранители могут поймать только потребителя, либо человека, который устраивает «закладки». Нередко это такой же наркоман, который работает за «дозу», а «соли» получает по пересылке, в то время как реальные дилеры остаются за кадром.

Однако, когда удается проследить банковские карты, говорит заместитель начальника 6-го департамента полиции по борьбе с наркопреступностью Сергей Полищук, выясняется, что за месяц по ним проходит около миллиона гривен. На данный момент в Харькове примерно 2000 дилеров.

Нередко это студенты и школьники, которые распространяют наркотики среди своих друзей и знакомых. Хотя «сливки», конечно, снимают те, кто сидит на контрабандных каналах.

«Соли» в основном производят в Китае, а в Харьков они попадают из России через оккупированные территории. Белое кристаллическое вещество, которое действительно похоже для соли для ванн, является химическим психотропным наркотиком МДПВ (GVH), разрушительно действующим на психику. Его нюхают, пьют и колют.

Употреблять его гораздо легче, чем «крокодил» — достаточно развести водой из-под крана. Эйфория, а за ней и привыкание, возникают практически мгновенно. Стоимость дозы может доходить от 200 до 1000 гривен, а отсутствие наркотика вызывает паранойю, суицидальные наклонности.

Причем необратимая деградация может произойти через несколько месяцев, говорят врачи, и дальше либо самоубийство, либо сумасшедший дом.

Эйфорию у «сольщиков» сменяет паранойя

В реабилитационных центрах «сольщиков» немного. С одной стороны, наркотик стоит дороже и менее популярен, чем кодетерпин, а с другой — родители изменений в поведении ребенка не видят, а сами дети со своей зависимостью справиться не могут и не хотят.

Богдан (имя изменено) — один из тех, кто попал в центр после реанимации — раньше «баловался» другими препаратами, поэтому знал, куда идти после передозировки. Парень сознается: увлекается так называемой «солью» уже не первый месяц, практически ежедневно тратил не один час на поиски заветного пакетика и не менее 200 гривен.

Забросил учебу, вместо работы немного подворовывает, но даже несмотря на то, что дважды был между жизнью и смертью, останавливаться не собирается.

Я боюсь, но мне это нравится, — разводит руками Богдан. — От алкоголя, даже пива мне плохо сразу, а тут классно, эйфория. Да и запах родители не почувствуют. Попробовал наркотики как все, в школе в 8 классе — сначала травку и «спайсы», а после кодетерпин и «соли».

Сейчас 90 % молодежи в Харькове на чем-то сидит.

Социальные работники подтверждают: разгул подростковой наркомании в Харькове приобрел огромные масштабы.

Не все становятся системщиками, но количество надписей «закладки» на стенах и пустых пачек от кодетерпина во дворах не дают права усомниться в наличие проблемы.

Так как это стимулятор, он дает ощущение эйфории и возникает потребность употреблять его снова и снова. Зависимость именно от «солей» возникает достаточно быстро, — поясняет соцработник фонда «Благо» Ольга Гриценко.

Медики диагностируют у любителей запретного удовольствия инфаркты, почечную недостаточность, отмирание тканей внутренних органов, а также тяжелые последствия для психики — паранойю и склонность к суицидам.

В России об опасности «солей» заговорили только тогда, когда по Уралу прокатилась волна самоубийств среди молодых наркоманов. В Харькове, говорят соцработники, такие случаи пока, по крайней мере официально, не зафиксированы. Но их подопечные уже не раз попадали в больницы.

Уличить собственного ребенка в пристрастии к наркотикам, а значит суметь помочь ему на начальной стадии, можно, главное — не бояться открыть глаза:

Нужно смотреть за поведением сына или дочки — ребенок может куда-то внезапно пропасть. Сидел-сидел за компьютером, с кем-то созвонился, убежал. После употребления наркотика ребенок может целую ночь не спать, не есть — единственное, что мучит, — жажда. Дети становятся активными, агрессивными, у них появляется жестикуляция, не свойственная им. И еще так называемая паранойя.

Ребенок боится, ему кажется, что за ним следят, хотят убить — возможны суицидальные мысли, — перечисляет Гриценко.

При этом, подчеркивают соцработники, отсутствие следов уколов — не повод успокоиться. Прямой разговор тоже не всегда выход — наркозависимые изощренные лгуны.

Поэтому если есть сомнения — лучше перепроверить переписку в Skype и соцсетях, подумать, насколько хорошо вы знаете круг общения ребенка.

Гидра, которую можно победить

Правоохранители и соцработники уверяют: подростковую наркоманию можно если не победить, то заметно уменьшить, но для этого нужны системные изменения на законодательном уровне. Во-первых, необходимо поставить все кодеиносодержащие препараты на строгий учет. Этот вопрос сейчас рассматривается в Кабмине, но уже полгода лоббисты крупных фармацевтических компаний тормозят принятие решений.

Предметно-количественный учет обяжет оставить аптеку рецепт у себя. И потом если она будет злоупотреблять, любой проверяющий может прийти, поднять количество рецептов и сколько было отпущено лекарств и сделать выводы, — поясняет заместитель начальника 6-го департамента полиции по борьбе с наркопреступностью Сергей Полищук. — В этом случае свалить вину на провизора будет сложнее.

Хотя и сейчас полиция практически ежемесячно раскрывает аптеки-наркоточки.

С «солями», соглашаются правоохранители, решить вопрос сложнее. Тем более производители наркотика постоянно частично меняют химическую формулу порошка. И новая партия формально может не считаться наркотиком, пока в МОЗ снова оперативно ее не внесут в перечень.

Здесь, по словам правоохранителей, нужна более комплексная борьба с контрабандой и новые подходы по борьбе с интернет-дилерами. Хотя наработки уже есть. В декабре в суд был направлен обвинительный акт по факту организованной преступной группы, которая торговала «солями» именно с помощью «закладок». Сколотил банду экс-сотрудник милиции.

Однако теперь все семеро ее участников оказались на скамье подсудимых — им грозит до 12 лет лишения свободы.

Источник: https://2day.kh.ua/smertelnyj-kvest-molodezh-ishhet-narkotiki-v-aptekah-i-internete-2

Истории подростков, которые идут в наркобизнес

На пакетике с наркотиками могут найти отпечатки 15 летнего, что ему будет грозить?

Один из подопечных Центра Святителя Василия Великого — петербуржец  Даниил Баликин — типичный «трудный подросток». В начале ноября ему исполнилось 18 лет, но его уже неоднократно задерживали и дважды судили за хранение и распространение наркотиков.

Баликин вырос в неполной семье — отец ушел еще в детстве. Чтобы обеспечить сына, мать допоздна работала, у старшей сестры времени на мальчика тоже не было.

До 12 лет Даниил хорошо учился, в свободное время гулял и играл в компьютерные игры. Когда это ему наскучило, мальчик стал общаться со старшеклассниками, которые прогуливали уроки: они казались Баликину «веселыми».

— Мы бродили по городу и обсуждали новые альбомы рэперов. Сначала я просто стал меньше ходить в школу, потом стал курить сиги. Где-то через год стал выпивать. Потом и дуть, — говорит Даниил.

В 13 лет Баликин впервые продал наркотики другу — то, что осталось у него самого. Потом начал покупать для перепродажи. Тогда он уже почти не ходил в школу.

Беседы с учителями ни к чему не привели. Разговоры с мамой, которая о торговле наркотиками не знала, тоже. Курить то, что оставлял себе, Даниил выходил на лестницу, там же он обслуживал одного-двух покупателей ежедневно.

— Для меня это было логичным продолжением употребления. В месяц у меня получалось около 30 тысяч рублей, на которые я мог ходить в кино, покупать одежду и дарить девушке цветы. Плюс я тогда употреблял гашиш — в голове был туман, постоянное легкомыслие. Просыпаюсь, курю, продаю, снова курю и так далее: вообще не думал о следующей неделе или месяце или о том, что меня могут поймать.

После восьмого класса мальчик забрал документы из школы — семья Баликина переехала в другой район. Но перевестись в другую школу Даниил не смог из-за судов за хранение и распространение наркотиков.

Свое первое задержание Баликин до сих пор называет «нелепым стечением обстоятельств». По его словам, он тогда курил гашиш на лестнице в своей парадной.

Сверху спустились двое полицейских, 15-летнего школьника задержали и отвезли в отдел.

Больше всего, говорит подросток, он боялся, что его будут бить, — Баликов дружил с 15-летним Никитой Леонтьевым, которого до смерти избили полицейские в отделе № 75.

В итоге на Даниила даже не завели дело: он не достиг 16 лет — возраста уголовной ответственности по 228-й статье. Мальчик продолжил курить и продавать гашиш.

В следующие месяцы подростка еще несколько раз задерживали и отпускали. Но вскоре после 16-летия Даниила остановили на улице и при обыске нашли наркотики. В отношении него возбудили уголовное дело, и молодой человек впервые оказался в суде.

Рассмотрение дела растянулось на четыре месяца, в которые Даниил продолжал торговать и курить. В это время подростка снова задержали: Даниил забирал закладку в парке. Он утверждает, что успел выбросить наркотики и что гашиш ему якобы подкинули полицейские. Подросток стал фигурантом еще одного уголовного дела.

Баликин получил два года условно по первому делу и еще пять по второму.

— На последнем заседании говорили, что я изгой общества, никогда не найду работу, а будущего не будет ни у моих детей, ни у моих внуков, ни у моего рода, — с усмешкой рассказывает Даниил.

Перспектива сесть в тюрьму испугала подростка: по его словам, он перестал употреблять и продавать наркотики, стал меньше общаться со старыми друзьями.

По условиям приговора он каждый месяц должен был отмечаться в наркологическом диспансере и каждые 10 дней — в реабилитационном центре. Из-за пропуска отметок Баликина отправили в Центр Святителя Василия Великого. По его словам, это произошло из-за недопонимания с уголовно-исполнительной инспекцией относительно дат.

Сейчас Даниил живет в маленькой комнате в главном здании Центра социальной адаптации на Васильевском острове. Каждый день он и еще несколько осужденных подростков делают зарядку, занимаются с репетиторами и ходят в школу. Недавно Даниил закончил первую четверть девятого класса. Говорит, что за это время ни разу не думал снова связаться с наркотиками.

— Мне очень понравилась математика. Я так давно не учился, что мне действительно нравится. Да и остальные предметы нравятся — они не такие уж и сложные.

В свободное время подросток занимается физкультурой и читает книги по психологии. Полтора месяца назад он бросил курить табак и теперь верит в карму: «Думаю, только я могу помочь себе, если буду делать нормальные вещи».

Через семь месяцев Даниил закончит курс реабилитации. Он планирует сдать экзамены, получить аттестат и пойти в колледж — хочет стать врачом, учителем или психологом. Но подросток боится, что из-за судимостей его не возьмут на работу: за последние месяцы, по словам Даниила, две компании в сфере общепита уже отказали ему в трудоустройстве.

Источник: https://paperpaper.ru/photos/deti-idut-za-legkimi-dengami-kak-po/

В москве задержан корреспондент «медузы» иван голунов, у которого якобы нашли наркотики

На пакетике с наркотиками могут найти отпечатки 15 летнего, что ему будет грозить?

7 июня 2019, 11:48; обновлено 8 июня в 14:54 В Москве задержан специальный корреспондент «Медузы» Иван Голунов, у которого якобы нашли наркотики. Он утверждает, что ему их подбросили. В «Медузе» заявили, что Голунов невиновен и его преследуют из-за его журналистской деятельности.

Против журналиста возбуждено уголовное дело по статье 228 УК РФ (незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов).

Согласно протоколу допроса, Голунова задержали накануне 6 июня в 14:40 на Цветном бульваре, после чего при досмотре у него из рюкзака достали пакет с неизвестным веществом. Голунов сказал, что пакет ему не принадлежит. Еще один пакет и весы нашли при обыске в квартире Голунова.

Экспертиза показала, что в пакете из рюкзака находилось 3,56 грамма мефедрона. Голунова подозревают в покушении на сбыт наркотиков в крупном размере (пункт «г» части 4 статьи 228.1 УК). Сам он эти обвинения отрицает.

«Медуза»

Голунов успел сообщить через друзей, что ему подбросили два пакета с неизвестным веществом. По словам Голунова, ему не дали воспользоваться телефоном и вызвать адвоката. Следователь связался с подругой Голунова, корреспондентом «Русской службы Би-би-си» Светланой Рейтер примерно через 14 часов после задержания, глубокой ночью. Позднее Иван вместе с адвокатом просил взять у него смывы рук и срезы ногтей — это экспертиза, которая может подтвердить или опровергнуть контакт с наркотическими веществами. В этом ходатайстве было отказано. Ивана били при задержании и в отделении полиции; вместе с адвокатом он просил вызвать скорую помощь, чтобы зафиксировать побои. В этом им тоже было отказано.

Иван Голунов — один из самых известных журналистов-расследователей России. Вы наверняка читали его тексты на «Медузе». Вот, например, его последний большой материал — о том, как микрофинансовые организации отбирают жилье у должников.

Вот расследование про родственников вице-мэра Москвы Петра Бирюкова. Вот статья о переделе рынка похоронных услуг. Профессиональная репутация Ивана Голунова безупречна. Он дотошный, честный и беспристрастный журналист.

Вне работы Ваня — один из самых порядочных людей среди всех, кого мы знаем.

Мы убеждены, что Иван Голунов невиновен. Более того, у нас есть основания полагать, что Голунова преследуют из-за его журналистской деятельности.

Мы знаем, что в последние месяцы Ване поступали угрозы; знаем, в связи с каким готовящимся текстом; догадываемся, от кого. «Медуза» будет изучать каждое действие следователей по делу Голунова.

Мы выясним, по чьей воле преследуют Ваню — и сделаем эту информацию публичной. Мы будем защищать своего журналиста всеми доступными способами.

«Медуза»

«Задержание произошло накануне на Цветном бульваре в Москве. Голунова скрутили и привезли в отдел полиции. Ему вменяют статью 228.1 УК РФ (незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств). У него был найден мефедрон, но мы полагаем, что ему подбросили пакет с этим веществом», — сказал защитник [адвокат журналиста Дмитрий Джулай]. По словам Джулая, после задержания Голунов вступил в перепалку с полицейскими, вырывался. «Мы полагаем, что и на улице, и в самом отделе полиции как раз в момент стычки ему и подложили мефедрон. У него нашли два пакетика с этим веществом», — сказал адвокат. Джулай добавил, что в пятницу следователь намерен выйти с ходатайством в суд об аресте журналиста. По данным полиции, у Голунова обнаружено около 4 г наркотического средства. «На Цветном бульваре был задержан 36-летний житель столицы, журналист, у которого при личном досмотре было обнаружено пять свертков с порошкообразным веществом. Согласно заключению эксперта, изъятое при личном досмотре является наркотическим средством метилэфедроном, масса около 4 г», — сказали ТАСС в пресс-службе ГУ МВД по Москве.

ТАСС

Адвокат Голунова Дмитрий Джулай, BFM: — Он шел по улице со встречи. — С кем? — По работе с каким-то источником, не знаю. — А он сам не говорил вам, в связи с именно какой работой? — Он пояснил, но я не хочу пока это комментировать. Его задержали на улице, завели ему руки за спину, надели наручники. В момент задержания была потасовка, сотрудники полиции находились у него за спиной и могли в этот момент ему положить в рюкзак пакетик с веществом. В момент помещения в машину тоже была потасовка, тоже могли ему подсунуть. В момент личного досмотра, когда с него стягивали куртку и рюкзак, могло это произойти. В момент самого досмотра, когда он раздевался в присутствии сотрудников полиции, рюкзак был вне поля его зрения, и тоже могли туда положить. Мы заявили ходатайство, чтобы сняли срезы с ногтевых пластин и смывы с рук, что как бы однозначно делается при задержании по наркотическим статьям. Если человек торгует наркотиками, как утверждает следствие, то должны быть соответственно следы на руках. Следователь нам по непонятной причине отказал. Также следователь по непонятной причине не изъял следы материала с рюкзака. Это тоже говорит в пользу Ивана, что, скорее всего он стал жертвой провокации. — А есть у вас или у него соображения, почему это нужно? — Иван предполагает, что это связано с его журналистской деятельностью. — А с чем конкретно? — Он не поясняет. — Вы будете оспаривать то, что следователь вам не дал добро на все вот эти процедуры? — Ходатайство уже заявлено, пока официального ответа нет. Он просто сказал на словах: я откажу. — А ему как-то объяснили, в связи с чем его задерживают? — Ему сказали: ты сам знаешь. — Так и сказали? — Да. — Я видела сообщение о том, что его вроде как избили после задержания.

— Его побили, у него следы побоев на лице, я их отфотографировал. Мы попросили вызвать ему скорую, чтобы это зафиксировать, следователь в этом нам тоже отказал. Сегодня его будут арестовывать, следователь выйдет с ходатайством в суд о заключении его под стражу. Все это на суде скажем, все эти моменты.

Перед задержанием Голунов готовил текст о работе рынка ритуальных услуг в Москве.

TJ

7 июня, 12:02 В новости о задержании Голунова на сайте МВД России опубликованы эти фотографии: По месту проживания задержанного полицейскими были также обнаружены три пакета и сверток с порошкообразным веществом, а также весы. Сообщения отдельных средств массовой информации о том, что задержанного по подозрению в попытке сбыта наркотических средств корреспондента одного из СМИ, избили при задержании не соответствуют действительности. В настоящее время с ним проводится следственные действия с участием его адвоката.

Пресс-служба ГУ МВД России по Москве

7 июня, 12:40 Восемь из девяти фотографий, опубликованных на сайте МВД, были сделаны в другом месте, рассказали «Медузе» знакомые Голунова. По словам журналиста «Русской службы Би-би-си» Ильи Барабанова, «в квартире Голунова была сделана только последняя, на которой снят загранпаспорт». Близкие Голунова рассказали «Медузе», что только одна фотография из девяти была сделана дома у журналиста. Остальные восемь снимков были сделаны в каком-то другом месте. Адвокат Голунова Дмитрий Джулай в разговоре с «МБХ Медиа» заявил, что не знает, настоящие фотографии или нет. «Не знаю, настоящие они или нет, но Иван пояснил, что когда его привезли к дому, в момент обысков, до того как войти в квартиру, он 20−30 минут находился с полицейскими в машине. При этом сотрудники выходили из машины, а ключи у него изъяли при задержании, то есть у полиции была возможность зайти в квартиру и сделать там все, что угодно», — сказал Джулай.

«Медуза»

Сразу несколько СМИ, в том числе «Ведомости», пытались спросить мэра Москвы Сергея Собянина на ПМЭФ, знает ли он о задержании Голунова и как может его прокомментировать, но мэр Москвы проигнорировал их. На просьбу The Bell о комментарии Собянин прошел мимо, но его пресс-секретарь Гульнара Каримова обещала помочь разобраться, что происходит с Голуновым. The Bell удалось спросить о журналисте генпрокурора Юрия Чайку, однако он ответил только, что «мы все дела берем под контроль».

The Bell

В Кремле «только услышали» про задержание журналиста «Медузы» Ивана Голунова, сказал «Проекту» пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. На вопросы о том, не могут ли сообщения о сбыте наркотиков быть провокацией, Песков обратил внимание на опубликованные «МВД фото из дома».

«Проект»

7 июня, 13:21 Московская полиция утверждает, что фотографии, опубликованные на сайте МВД, действительно были сделаны в квартире журналиста. «Фотографии, размещенные на официальном сайте, сделаны при обследовании жилища подозреваемого, в арендуемой квартире на Вешняковской улице Москвы и при его личном досмотре, проведенном в присутствии понятых».

Пресс-служба ГУ МВД России по Москве

7 июня, 16:29 Московская полиция признала, что лишь одна из опубликованных на сайте МВД фотографий была сделана в квартире Голунова. Задержанный был направлен на медицинское освидетельствование, в ходе которого у него были отобраны биологические жидкости, однако, сделать срезы ногтевых пластин он отказался. В настоящее время с подозреваемым организовано проведение следственных действий с участием его адвоката, который был допущен к нему в установленном порядке. Считаем необходимым уточнить, что прилагаемая ниже фотография сделана при проведении обследования жилища задержанного. Остальные фотографии, размещенные сегодня на официальном сайте ГУ МВД России по г. Москве, сделаны в рамках проведения оперативных мероприятий и следственных действий по пресечению деятельности группы лиц, занимающихся сбытом наркотиков в Московском регионе, на связь с которой проверяется задержанный.

Пресс-служба ГУ МВД России по Москве

8 июня, 13:05 Ивану Голунову предъявили обвинение в покушении на сбыт наркотиков в крупном размере (часть 3 статьи 30, пункт «г» части 4 статьи 228.1 УК), сообщил глава международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков. Ему грозит от десяти до двадцати лет лишения свободы.По версии следствия, журналист купил два свертка с 3,56 грамма мефедрона, который носил с собой в рюкзаке, чтобы продать, и три свертка с 5,42 грамма кокаина, который он хранил дома.Ожидается, что сегодня Голунову изберу меру пресечения в Никулинском районном суде Москвы, у здания которого с утра проходят одиночные пикеты в его поддержку. Чиков сообщил, что журналисту стало плохо в отделе полиции. Скорую, которая к нему приехала, не пускает следователь.

У Никольского суда сейчас так. Жара невыносимая, кто не в пикете — под деревьями pic..com/abzko5Z93w

— Алексей Абанин (@aban_in) 8 июня 2019 г.
8 июня, 13:19 Голунову требуются рентген и госпитализация: у него подозрение на перелом ребер, сотрясение мозга и гематома, сообщил врач скорой помощи.

8 июня, 14:52 Начальник следственной части Евгений Машин отказал первой бригаде скорой помощи в госпитализации журналиста. Вторая бригада врачей, которую вызвали Голунову, также настаивала на его немедленной госпитализации, но следователь собирался ехать с ним в суд и ходатайствовать о продлении срока задержания на 72 часа.

Позже в полиции сообщили, что Голунова все-таки увезли в больницу.Задержанный по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ст. 30 и 228.

1 УК РФ, обратился с жалобами на плохое самочувствие. Ему была вызвана скорая помощь.

По результатам осмотра врачами скорой помощи принято решение о направлении задержанного в медицинское учреждение для проведения обследования.

ГУ МВД Москвы

Подписывайтесь:

Обратите внимание:

  • Россияне в кредитном рабстве
  • Суд не стал отправлять Ивана Голунова в СИЗО

Популярные посты по тегу Россия Путевые Заметки

  • 9 февраля 2020, 20:30
  • 8 февраля 2020, 19:04
  • 8 февраля 2020, 21:15
  • 11 мая 2019
  • 5 мая 2019
  • 18 августа 2018

Источник: https://varlamov.ru/3468212.html

Что не нужно делать, если у вас украли телефон

На пакетике с наркотиками могут найти отпечатки 15 летнего, что ему будет грозить?

Ранее каждый раз, когда я видел сообщения о том, что у человека украли телефон, то всегда задавался вопросом: а зачем? Ну, серьезно, зачем воруют смартфоны если:

  • его можно отследить по IMEI, а смена IMEI явно не бесплатна;
  • на телефоне могут быть установлены блокировки, снять которые так же не бесплатно;
  • есть приложения с режимом «Антивор», которые передают фото, видео и аудио;
  • даже встроенные возможности Android (и, полагаю, iOS) имеют функцию геолокации пропавшего устройства;
  • устройство может иметь особые приметы, которые довольно сложно устранить «бесплатно»;
  • наверняка где-то рядом есть камеры видеонаблюдения, свидетели и т.п.;
  • при продаже краденного за него сложно будет выручить большую сумму денег.

Осознавая все это, я действительно не понимал, для чего же воруют телефоны, если, по сути, их легко найти, а денег на этом не заработать? Не понимал до 8 февраля 2019 года, пока у меня у самого не украли телефон.
Обратите внимание: все нижесказанное отражает лишь мою точку зрения и не является какой-либо инструкцией к действию или бездействию. Хороший адвокат сказал бы, что кражи не было, просто данный гражданин нашел чужое имущество и хотел передать его в полицию на ответственное хранение, но не сразу, а после возвращения из командировки, ссылаясь на Статью 227 ГК РФ «Находка», а еще лучше убедил бы его примириться со мной, но такого адвоката у него нет (забегая вперед скажу, что сначала не было), а есть следующие факты:

  1. Телефон был найден на закрытой частной территории.
  2. Вся территория буквально увешана камерами видеонаблюдения, и они реально записывают (в хорошем качестве, кстати).
  3. Собственник (т.е. я) в течение 20 минут звонил на телефон и включал режим поиска телефона (он начинал звонить и писать на экране что телефон утерян и номер для связи).
  4. Я догнал подсудимого, когда он уехал с нашей территории и рассказал ему все вышеперечисленное + показал геолокацию на ноутбуке.
  5. Он препятствовал деятельности сотрудников полиции, оказывал на меня психологическое давление, а потом и вовсе выбросил найденный телефон «испугавшись ответственности».

А теперь по порядку. Я пошел из офиса на склад (вход с другой стороны здания) и на обратом пути в шутку кинул в жену снежком, в неё не попал, зато попал на новый телефон. В момент броска старый телефон вылетел из кармана и упал на снег в 2-3 метрах от входа в офис. Для нашей фирмы ситуация банальная и ежедневная: кто-то теряет или забывает телефон и бегает, ищет его. Кто-то деньги, кто-то документы, кто-то еще что-то. До этого все случаи объединяло то, что вещь возвращали хозяину и ржали над ним, он ржал со всеми, а завтра мы уже смеялись над новым растяпой.

В этот раз ситуация была другая и телефон мне не вернули ни сразу, ни позднее. После 10 минут поиска жена предположила что его украли, после 20 минут уже многие так считали, а через 30 минут метка на карте начала уверенное движение, причем начала из того места где у нас во дворе были фуры на загрузке. Видели ли мы метку там? Да, видели, но ребята же часто к нам ездят (экспедитор, не водитель), товара на несколько миллионов забирают, куда им этот телефон за несколько тысяч? Это ошибка номер один. Нужно было подходить к ним и у каждого спрашивать, мы же предположили что телефон на складе и геометка ошибочна из-за экранирования стен.

Поняв, что телефон «сделал ноги», я совершил ошибку номер два, поехав один, ошибку номер три, не позвонив в полицию и не сообщив о краже и ошибку номер четыре, не взяв с собой запасной телефон для звонков в ту же полицию.

Приехав на место и точно убедившись в том, что метка на карте соответствует машине предполагаемого похитителя, я совершил ошибку номер пять, подойдя к нему и спросив не находил ли он телефон, а после препираний сделал ошибку номер шесть и показал ему ноутбук с геометкой (нужно ли говорить, что потом телефон вдруг оказался выключен).

Дальше не особо интересно, я съездил в офис, взял телефон жены, поехал назад, вызвал полицию, блокировал выезд из крупного ТЦ до приезда полиции, ездил писать объяснения, много раз ходил в полицию и т.п.

А какие ошибки я сделал еще? Например, не взял квиток о том, что у меня приняли заявление.

Передал фото и видеоматериалы на флешке (то, что её потеряли и походу не найдут лично для меня уже не хорошо и не плохо, но если бы потеряли диск было бы действительно все равно), неверно оценил ущерб (когда полицейские спрашивают «во сколько оцениваете ущерб» им не интересно за сколько можно такой же телефон купить на Авито, им интересно во сколько вы оцениваете этот ущерб). Отдал оригиналы документов на телефон и еще много мелких ошибок.

Последней ошибкой (далее я уже научился не делать их) стало то, что я не попросил дознавателя избрать меру пресечения. В идеале бы домашний арест, но подписки о невыезде тоже хватило бы (сразу хочу отметить, что не могу сказать повлияло бы это или нет, но, возможно, было бы проще).

Дело в том, что я живу в одном городе, а обвиняемый в другом, за 100 км от меня, а еще он работает водителем на междугородних перевозках и, соответственно имеет разъездной характер работы.

Ну, так вот, время-то идет и в середине майских звонят мне из суда и спрашивают, мол, удобно ли вам такого-то числа ко стольки-то часам в суд придти, в качестве потерпевшего. Конечно,- говорю,- удобно, я приду. Отлично, — говорит мне секретарь,- я вам еще смс пришлю сейчас, чтобы не забыли.

Дни идут, приезжаю я в суд к назначенному времени и вот мы уже сидим впятером: судья, секретарь, представитель обвинения и адвокат подсудимого. А самого подсудимого нет, он не приехал. Ему позвонили, на что он сказал, что находится за 2500 км от нас, в командировке и в суд не придет.

Повздыхали мы и нам назначили следующее заседание через несколько дней, чтобы он успел вернуться. А он опять не пришел: забыл. Тут судья уже ругаться стала, что человек не приходит, а сделать она ничего не может, он же не под подпиской. Надежда оставалась на то, что через 2 недели он не явится снова, тогда его найдут приставы и поместят в СИЗО, откуда будут возить на заседания.

Но все обернулось проще: он пришел. Пришел, встретил меня на улице и заявляет: а давай мировую подпишешь мне? Тут я сделаю лирическое отступление: телефон я покупал за 7500 в кредит (рассрочку), стекло за 600 и чехол за 400, значит всего примерно 9000 рублей (может и меньше, но не суть). К новому телефону я так же купил чехол, стекло, все это менее 1000 рублей, а еще я ездил в полицию много раз (тратил бензин, да и флешка не 10 рублей стоит). За вычетом моего времени, которое я не стал оценивать чтобы не наглеть (конечно тысяч 5-10 можно было бы накинуть «за моральные страдания», но человек откровенно туповат и вряд ли бы понял калькуляцию, да и суд не оценил бы) я оценил ущерб в 12 000 рублей, он мне вернул до этого 5000 рублей, а экспертиза сказала что телефон стоит 4700, т.е. формально уже я должен был ему. Ну, так вот, просит он значит мировое соглашение перед судом подписать, а я стою, глазами хлопаю и говорю ему: ты мне мозги два месяца делаешь, не можешь 7000 отдать которые клялся на карту перевести, на основании чего я подписывать что-то буду? А он такой делает глаза кота из «Шрэка» и говорит: в течение недели все отдам. Но его беда заключалась в том, что последнюю ошибку я сделал тремя абзацами выше, поэтому сказал сухо: утром деньги, вечером стулья, а для тебя еще и переведу: деньги до того, как зайдем в зал суда. И ушел. Встретились мы с его адвокатом новым, приятный такой мужик, вежливый, улыбается, как ребенок изумляется сумме требований и т.п. В общем хоть и бесплатный, но явно работает в интересах подсудимого, не то, что предыдущая. Зашли в суд, ответили на стандартные вопросы, в том числе о примирении сторон, я снова отказал. Поговорили о том, почему такая сумма, я все разъяснил (тут ошибки не было, сухо сказал что ему все разъяснил, он согласился и обещал заплатить, но не заплатил), после чего представитель прокуратуры меня поддержал и заявил о том, что озвученная мной сумма это условие потерпевшего. Далее диалог судьи (С), обвиняемого (О) и адвоката (А) в почти дословном пересказе: С: О, вы согласны? О: Да, согласен. С: Переношу заседание на 3 дня, вы передадите потерпевшему деньги? О: Да я постараюсь… С: (перебивает) Тут суд и торговаться с вами более никто не будет, трезво оцените свои силы. А: Мой подзащитный согласен и деньги принесет. О: (неуверенно) да, я… А: (перебивает, твердо): Мой подзащитный принесет деньги. С: Потерпевший, вы согласны? Я: Да, согласен. С: Заседание окончено, выйдите в коридор и ждите повестки.

— в коридоре — Адвокат, улыбаясь во все лицо, начинает доброжелательным голосом монолог в адрес подсудимого: Ты вообще понимаешь, что сейчас происходит? Ты телефон украл, на суд не ходил, потерпевшего обманываешь, тебе предлагают примириться за абсолютно адекватную сумму, а ты кривляешься? Да тебе судья сейчас штраф тысяч 15 выпишет, влепит часов 200 исправительных работ, и ты несколько месяцев это все отрабатывать будешь, а приставы тебе в этом помогут, чтобы ты снова не забыл и в командировку не уехал. А потом еще сыну твоему будут все говорить что его отец вор.

Видимо в этот момент до подсудимого в первый раз дошла полная картина происходящего и все возможные последствия, поэтому он клятвенно заверил меня в том, что перед следующим заседанием отдаст мне деньги. А сегодня было заседание суда, на этот раз последнее. Перед судом мне отдали деньги, я написал расписку и ходатайство о прекращении уголовного дела, он написал ходатайство о том, что не возражает и все это мы отдали судье. У представителей всех сторон уточнили согласны ли они, у меня уточнили добровольно ли я это сделал (не оказывалось ли на меня давление), у подсудимого уточнила о том, понимает ли он что обстоятельства прекращения дела не реабилитирующие и после этого судья всех отпустила, сказав что решение суда всем пришлют по почте, после чего подсудимый начал толкать речь о том, что ему можно ничего не писать, потому что (цитирую) «почтальоны постоянно все путают и меня не находят»… На этом история закончилась. Она началась 8 февраля в районе 16 часов и закончилась примерно в это же время 30 мая, продлившись 111 дней.

А теперь кратко еще раз том, что не нужно делать, если у вас украли телефон:

  • не нужно стесняться спрашивать людей о том, не находили ли они его;
  • не ищите его в одиночку;
  • не бойтесь звонить в полицию;
  • не ездите без запасного телефона;
  • не показывайте улики и не говорите о том, что нашли его (телефон) потенциальному похитителю;
  • не забывайте взять квиток о том, что заявление приняли;
  • не передавайте фото- и видео- материалы на флешках;
  • не думайте о методике оценки ущерба, а говорите как считаете;
  • не отдавайте оригиналы документов;
  • не забывайте попросить назначить обеспечительные меры (чтобы человек не пропал куда).

Писать о том, что делать нужно (причем делать еще до того, как у вас что-нибудь украли) я не буду, на эту тему есть множество полезных статей. Просто знайте, что вокруг по-прежнему есть люди, которые никогда не думают о последствиях и лично я рад тому, что у меня просто украли телефон.

Источник: https://habr.com/ru/post/454190/

«Народная» 228-я: это должен знать каждый

На пакетике с наркотиками могут найти отпечатки 15 летнего, что ему будет грозить?

Статья 228 Уголовного кодекса РФ устанавливает наказание за покупку, хранение, перевозку, изготовление и переработку наркотических и психотропных веществ, а также растений, из которых эти вещества производят. Участие в незаконном обороте наркотиков считается тяжким преступлением. Строгость наказания зависит от того, сколько наркотика нашли у подозреваемого.

Так, значительным (достаточным для возбуждения уголовного дела) количеством марихуаны считается 6 граммов, героина — 0,5 грамма, мефедрона — 0,2 грамма, спайсов — 0,05 грамма.

Крупным количеством марихуаны считается 100 граммов, героина и мефедрона — 2,5 грамма, спайсов — 0,25 грамма. Если у подозреваемого нашли 100 кг марихуаны, 1 кг героина, 500 г мефедрона или 500 г спайсов, это считается особо крупным объемом наркотиков.

За незначительные количества предусмотрена административная ответственность.

Хранение наркотиков в крупном объеме карается тюремным сроком от 3 до 10 лет со штрафом до 500 тыс. рублей, в особо крупном — от 10 до 15 лет со штрафом до 500 тыс рублей. Если же у подозреваемого, как у большинства осужденных по этой статье, нашли минимальное количество наркотика, он может отделаться штрафом до 40 тыс. рублей, а может сесть в тюрьму на срок до 3 лет.

Отдельно в статье прописано наказание за сбыт наркотиков — от 4 до 8 лет заключения. Ивану Голунову было предъявлено обвинение в хранении, производстве и сбыте наркотиков в крупном размере.

Вопросы юристов и законодателей вызывает термин «сбыт» в этой статье. Дело в том, что сейчас под этим словом понимают не только продажу, но и перевозку и передачу вещества, в том числе бесплатно. Иными словами, угостить знакомого каннабисом по российским законам считается сбытом, и за это вполне можно попасть в колонию.

Кроме того, по словам правозащитников, большинство осужденных по статье 228 — а это десятки тысяч человек в год — сидят в тюрьмах за хранение минимального объема наркотиков, причем для подавляющего большинства из них это первый тюремный срок. Из-за большого числа приговоров по этой статье ее прозвали «народной».

Примечательно, что во многих случаях у обвиненных находили ровно столько запрещенного вещества, сколько нужно для возбуждения уголовного дела (или совсем немногим больше) — и эта «статистическая аномалия» дает основания полагать, что во многих или в некоторых случаях наркотики были подброшены или «доложены» полицейскими.

В целом статья в нынешнем виде позволяет ею злоупотреблять: обвинение довольно просто сфабриковать, большого количества доказательств часто не нужно, и в итоге невиновный человек отправится в колонию на довольно большой срок.

Известны и случаи, когда на граждан заводили уголовные дела за то, что они не увидели и не выпололи вовремя у себя на участке растение, из которого производят наркотики.

Так, в прошлом году к условному сроку приговорили пенсионера из Пермского края, у которого на участке нашли мак. Сам пенсионер утверждал, что понятия не имеет, как семена мака попали на участок.

Он не исключил, что это произошло случайно или же их кто-то подбросил. Сейчас идет пересмотр дела.

Случаев, когда наркотики подбрасывали подозреваемым сами полицейские, известно немало. Как правило, силовики делают это, когда им нужно повысить показатели раскрываемости преступлений.

Впрочем, известны случаи, когда таким способом они вымогали деньги у своих жертв за закрытие уголовного дела.

Иногда нечестные полицейские действуют заодно с наркоторговцами: те «сливают» им своих же наркокурьеров и повышают статистику в обмен на покровительство.

Под давлением полицейских или следователей подозреваемые чаще всего соглашаются на рассмотрение дела в особом порядке — в обмен на обещание, что при сотрудничестве срок заключения сократят.

Согласиться на это означает признать себя виновным и в дальнейшем лишить себя возможности доказывать, что наркотики были подброшены. Рассматривая дело в особом порядке, суд не будет изучать все материалы дела и доказательства, которых в другом случае было бы недостаточно для признания подсудимого виновным.

Предоставляемый бесплатно государственный адвокат, как правило, тоже желает как можно быстрее закончить это дело.

Правозащитники рекомендуют фигурантам подобных сфальсифицированных дел не соглашаться на помощь государственного адвоката, а обращаться к своему, если такой есть. Адвокат должен стать первым человеком, с которым нужно связаться гражданину, если ему подбросили наркотики.

Саму упаковку с неизвестным вам веществом и все предметы, которые «найдут» при обыске, ни в коем случае нельзя трогать, чтобы не оставлять на них свои отпечатки пальцев.

Иногда полицейские могут пойти на хитрость: например, попросить подписать какой-то документ ручкой, на которую предварительно были нанесены наркотики. После этого экспертиза обнаружит их следы на ваших руках.

При задержании и следственных действиях нужно также обязательно запомнить или записать все нарушения, которые допустили полицейские или следователи.

Известно и еще об одном приеме, который практикуют нечистые на руку «борцы с преступностью». Найденное у подозреваемого незначительное количество наркотика — например, 3 грамма марихуаны — смешивают с другим веществом, например, с 50 граммами обычного табака. И получают 53 грамма «наркотической смеси» и гораздо более тяжелую уголовную статью.

Не первый год звучат призывы смягчить наказание по 228-й статье или декриминализовать хотя бы часть преступлений, перечисленных в ней. С подобными предложениями выступали не только правозащитники, но и депутаты Госдумы, и сотрудники МВД. По их мнению, срок заключения за найденное небольшое количество наркотика слишком долог, и смягчение наказания может положить конец злоупотреблениям.

Но власти не спешат с этим решением. Дело в том, что наркомания и наркоторговля остается в России серьезной проблемой. По некоторым данным, наркоманов в России столько, что наберется на крупный город: 5 миллионов человек.

Каждый наркоторговец способен сделать наркоманами в среднем пять человек в год. Наркобизнес почти на 70% перекочевал в Интернет и поэтому находится буквально на расстоянии вытянутой руки от детей.

Именно подростки и молодые люди все чаще становятся наркокурьерами, пытаясь заработать на распространении так называемых закладок с наркотиками. «Работает» закладчик, как правило, несколько месяцев: его или ловят с поличным, или «сдает» тот, на кого он работает.

Полиция получает повышение показателей, наркодилер набирает новых курьеров, а старые пополняют ряды сидящих за решеткой по «народной» 228-й статье.

Новости по теме

Источник: https://www.ntv.ru/cards/3321/

Судебное дело
Добавить комментарий