Нас с другом задержали и у него обнаружили наркотики, что делать?

Что делать, если подростка задержала полиция: наркотики, митинги, драки и прочее

Нас с другом задержали и у него обнаружили наркотики, что делать?

Закон не запрещает несовершеннолетним участвовать в митинге — это самое важное, о чем нужно знать. Дети и подростки вполне могут посещать массовые мероприятия, точно так же они имеют право стоять с плакатом на одиночном пикете — согласования для этого не нужно.

Если что-то пошло не так (например, оказалось, что митинг несогласованный), нужно помнить, что к административной ответственности можно привлечь только с 16 лет. До этого возраста формально невозможно даже составить протокол о правонарушении.

В теории можно задержать ребенка и доставить его в отдел полиции в трех случаях: если нужно выяснить личность и обстоятельства правонарушения, пресечь правонарушение или если невозможно составить протокол на месте.

Как только сотрудник полиции узнает, что задержанному нет 16 лет, он должен уведомить родителей и отпустить его.

Люди в 14 лет уже имеют паспорт, но они не обязаны носить его с собой, и далеко не все носят.

В этом случае, если подростка младше 16 лет все же доставили в отделение полиции, он должен назвать свой возраст и телефон родителей. Сотрудник также может попробовать пробить его по базе.

Самая правильная стратегия после выяснения личности — молчать. Нужно требовать вызвать родителей и ничего не подписывать.

Если подростку, достигшему 16 лет, вменяют нарушение норм Кодекса об административных правонарушениях (КоАП) — мелкое хулиганство, участие в несогласованном массовом мероприятии и т. д.

, — то бесплатный адвокат по таким делам не предусмотрен законом.

На подростка может быть составлен протокол об административном правонарушении, и он может понести наказание — за исключением административного ареста.

Подростка задержали из-за жалобы на шум

Если дети шумят в подъезде, но не пьют и не убивают друг друга, — это не административное правонарушение, поэтому оснований задерживать их нет.

Если после 11 часов вечера они слушают громкую музыку и мешают спать бабушке с первого этажа — это мелкое нарушение общественного порядка. Естественно, в этом случае также нет оснований доставлять их в полицию.

В любом случае подросток всегда вправе отказаться от медицинского освидетельствования (экспертиза на алкогольное или наркотическое опьянение. — Прим. ред.).

Если у подростков вечеринка и они слушают музыку у себя в квартире, то максимум, что может сделать сотрудник полиции, — это прийти, составить протокол и уйти. Никого никуда доставлять, тем более из квартиры, не имеют права. К тому же полицейский и войти в квартиру не имеет права.

Если подростка доставили в полицию просто за шум, то давайте говорить так: незаконные действия органов могут быть настолько разнообразными, что обсуждать каждое сложно. Незаконно можно делать что угодно.

Подробности по теме

«В автозаке — невинные котики разных сортов»: студенты и школьники о митинге

«В автозаке — невинные котики разных сортов»: студенты и школьники о митинге

Побои — это административное правонарушение. Есть понятие «причинение насильственных действий, повлекших вред здоровью».

Доставить в полицию в данном случае могут, если есть необходимость составить протокол, но невозможно составить его на месте — допустим, задержание произошло на улице.

Далее дело могут передать в отдел, который занимается профилактикой нарушений среди несовершеннолетних, или в комиссию по делам несовершеннолетних.

В этом случае важно помнить, что задерживать в отделении полиции больше трех часов не имеют права. Иногда детей пугают: «Если родители через час не появятся, мы решим, что ты беспризорный, и отправим в центр содержания малолетних правонарушителей». Это незаконно.

Если ребенок забыл телефон и не может связаться с родителями, это вообще не его проблема. Задача полицейского — найти родителей и связаться с ними. До приезда родителей не надо давать никаких объяснений и что-либо подписывать.

Елена Плотникова

социальный работник Фонда содействия защите здоровья и социальной справедливости имени Андрея Рылькова

Задерживать на улице, на дискотеке и в других местах могут только в рамках уголовного или административного производства. Это значит, что на подростка уже должно быть заведено дело, по которому он проходит как подозреваемый.

На основании подозрительного внешнего вида задерживать не имеют права —то есть случаи, когда подростка (как, кстати, и взрослого) могут на законных основаниях задержать за наркотики, воистину редки. Но сложность в том, что отсутствие оснований для задержания не всегда останавливает полицейских.

Если подростка задержали, с собой ничего не нашли, но до этого он употребил психоактивные вещества, нужно категорически отказываться от освидетельствования. Если в моче найдут наркотики, это может стать основанием для наблюдения в наркодиспансере, а сейчас для прекращения наблюдения должно пройти три года стойкой ремиссии.

Если подростка, грубо говоря, поймали с косяком в руке, то 51-я статья Конституции РФ позволяет ему молчать — то есть вообще не говорить ни слова. До 16 лет подростка могут задержать, но привлекать не будут, зато могут сообщить о случае в опеку.

Уже с 16 лет человек начинает нести административную и уголовную ответственность. Родителям в данном случае нужно брать адвоката и ехать к ребенку — как законные представители они могут присутствовать на допросе. Если следователь будет предлагать своего адвоката, лучше отказаться.

Подробности по теме

Как быть спокойным за ребенка: 10 простых правил безопасности

Как быть спокойным за ребенка: 10 простых правил безопасности

Татьяна Гареева

юрист благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам»

Все зависит от обстоятельств и конкретной обстановки. Ребенка могут забрать, подозревая, что он безнадзорный или беспризорный (если увидят его на улице одного в учебное время, вечером или ночью. — Прим. ред.). Подростку в данном случае не нужно паниковать: если он просто вышел погулять, то никакой опасности нет.

Допустим, он пошел вечером за хлебом в магазин или в любое другое место недалеко от дома и привлек внимание полиции — нет проблемы в том, чтобы подняться к нему домой и проверить.

Если сотрудник полиции не верит, что его дом и родители близко, и не хочет проверить, а сразу тащит в участок, — это, безусловно, недоработка.

Если подросток прогуливает школу, его также могут задержать, подозревая, что он беспризорный. Но в данном случае вопросы о том, почему он прогуливает, будут к школе и к родителям — законные представители всегда на линии огня.

Подростка задержали за экстремальную активность

К руферам, паркурщикам и прочим любителям острых ощущений вопросы возникают в зависимости от того, где они это делают. Если подросток просто бегает по улицам, никого не задевает, не толкает, то все в порядке. Если он делает это на закрытой частной территории или взбирается на вышку электропередачи, его могут задержать за административное правонарушение (в случае если он достиг 16 лет).

В КоАП есть глава «Административные правонарушения на транспорте», в которой предусматривается ответственность за действия, «угрожающие безопасности движения на железнодорожном транспорте и метрополитене».

В эту категорию попадают зацеперы — подростки, которые катаются на крышах поездов, а также те, которые подкладывают предметы на железнодорожное полотно или, допустим, бегают по путям в неположенном месте.

Родители несовершеннолетнего правонарушителя могут понести ответственность за ненадлежащее воспитание (видов ответственности много — от уголовной до административной и гражданской. — Прим. ред.). Этот вопрос будет решаться в частном порядке: могут погрозить пальчиком, но если имела место реальная опасность для жизни и здоровья ребенка, то последствия могут быть более серьезными.

Подростка задержали в состоянии алкогольного опьянения

В КоАП предусмотрена ответственность за появление в нетрезвом виде, оскорбляющем других граждан, для людей от 16 лет.

Но для задержания здесь нужны объективные причины: нецензурная брань, приставание к людям и так далее.

Кроме этого, КоАП предусматривает ответственность для родителей лиц младше 16 лет, употребляющих алкогольную или наркотическую продукцию, либо находящихся в состоянии опьянения.

Если подростка буквально поймали за руку с банкой пива (в подъезде, парке или другом общественном месте), то порядок действий будет сильно зависеть как от подростка, так и от полицейского. Могут вызвать родителей и дождаться их прямо на месте нарушения, а могут забрать детей прямо в участок.

Если задержанному нет 16 лет, в отношении родителей составляется протокол о направлении материалов в органы опеки. Дальше вопрос решается в индивидуальном порядке.

Важно отметить, что родители могут отказаться от медицинского освидетельствования ребенка и об этом делается соответствующая запись в протоколе. Принудительно под конвоем тащить подростка на экспертизу не имеют права.

Подробности по теме

«Не люблю, когда запрещают»: изменилось ли отношение подростков к курению

«Не люблю, когда запрещают»: изменилось ли отношение подростков к курению

01

Представиться и показать удостоверение сначала должен сотрудник полиции. Если он этого не сделал, подросток вправе попросить его об этом. Также полицейский должен объяснить ребенку, какие к нему имеются претензии.

02

Затем подростку следует представиться и назвать свой возраст. Если ему не исполнилось 16 лет, но он совершил административное правонарушение, то вопросы возникают не к нему, а к его законным представителям (кроме случаев уголовных преступлений, ответственность по которым наступает с 14 лет).

03

После задержания несовершеннолетнего полиция обязана сразу же связаться с его родителями. Если сотрудники этого не делают, подросток может (и должен) напомнить им об этом. Если родителей или опекунов должным образом не известили, на сотрудников пишется жалоба в прокуратуру.

04

Если подростку исполнилось 16 лет, в его отношении может быть составлен протокол, за которым последует соответствующее наказание: для большинства административных преступлений — это штраф.

05

Если подросток доставлен в отделение, то больше трех часов держать его там не имеют права (если речь не идет об уголовном преступлении).

06

Вопрос о том, доставлять ли подростка в участок, зависит от обстоятельств. В частности, его могут забрать в отделение, если он оказывает сопротивление: дерется или пытается сбежать.

07

  1. Если подросток ведет себя адекватно и не хочет идти в участок, он может сказать полицейскому следующее: «Мы можем решить этот вопрос составлением протокола на месте, можем пройти к моим родителям, можем здесь и сейчас с ними связаться». Если это не действует и полицейский тащит его в участок, не уведомляя родителей, подросток может напомнить, что об этих действиях будет уведомлена прокуратура и непосредственное начальство сотрудника полиции.

08

Доказанное административное правонарушение со стороны подростка до 16 лет может стать причиной обращения в органы опеки или комиссию по делам несовершеннолетних.

09

Если речь идет о незаконных действиях со стороны полиции, родителям и опекунам ребенка стоит обратиться к адвокату — он примет решение о том, обжаловать ли действия в прокуратуре. Единой стратегии нет, поскольку каждая ситуация индивидуальна.

Источник: https://daily.afisha.ru/relationship/4999-chto-delat-esli-podrostka-zaderzhala-policiya-narkotiki-mitingi-draki-i-prochee/

Наркоторговец и наркоман – одно и то же? Стигма потребителей наркотиков

Нас с другом задержали и у него обнаружили наркотики, что делать?

“В 2015-м скинулся с друзьями на пакетик спайса. Закончилось это тем, что меня остановили оперативники, ударили лицом об асфальт и извлекли из кармана куртки две упаковки наркотиков. В итоге – 12 с половиной лет колонии строгого режима. На воле остались жена с ребенком и гора осуждения со стороны знакомых”, – рассказывает Иван (имя изменено по его просьбе. – РС).

Иван – один из осужденных по 228-й статье Уголовного кодекса. Ему вменяют незаконное приобретение и подготовку к сбыту наркотиков (ч. 1 ст. 228). До этого Иван занимался мелким бизнесом и платил ипотеку. Он признается, что наркотики иногда употреблял с друзьями, однако никакого отношения к найденным в карманах двум пачкам не имел.

Встреча у “барыги” и задержание

В 2015 году они с друзьями купили пакетик спайса. “Мы встретились возле дома “барыги”. Знакомый сказал, что должен ему отдать деньги за наркотики с прошлого раза. Предложил мне занести указанную сумму. Я согласился. Отнес деньги, купил спайс.

Мы его раскурили прямо возле дома”, – рассказывает Иван. На обратном пути его остановили оперативники и начали обыскивать. По словам Ивана, ему тут же предложили “во всем сознаться” и подтвердить, что он хранил два пакета наркотиков в кармане, однако он отказался.

Тогда сотрудники полиции попытались выбить показания.​

“Двое суток меня били. Потом мне сказали, что если я во всем не сознаюсь, они подкинут наркотики в сумку жене, а нашего двухлетнего ребенка определят в детский дом. Конечно, я им поверил. Если они мне в карманы наркотики смогли подбросить, то и моей девчонке смогут”, – добавляет Иван.

По его словам, наркотики в России пробовал практически каждый, однако “закрывают” только тех, кому повезло меньше. “Некоторые употребляют наркотики ежечасно, но их не посадят.

Посадят тех, кто ведет нормальный образ жизни, строит семью, работает. Настоящие наркоманы работают на людей в погонах. Они выполняют роли понятых, свидетелей или тайных покупателей.

Они на крючке у полиции на всю жизнь”, – заключает Иван.

С ним согласны многие осужденные по 228-й статье, а истории их задержания подозрительно похожи. Анна (имя изменено. – РС) рассказывает, что ее мужа задержали в 2016 году. Ему вменяют сбыт наркотиков в особо крупном размере (ч. 3 ст. 228). По ее словам, наркотики у мужа при задержании действительно были, однако они предназначались для личного пользования.

“У него были друзья, с которыми они иногда покуривали. Как все зависимые, они часто созванивались, обсуждали, где лучше покупать наркотики, и договаривались о встречах. В итоге на основании этих переговоров следствие решило сделать мужа сбытчиком”, – рассказывает Анна.

По ее словам, несмотря на явные нестыковки в деле, например, противоречащие друг другу показания свидетелей или фактические неточности, по версии следствия, передача наркотиков состоялась через десять минут после получения денег.

При этом две эти операции проходили в разных частях Москвы.

​На отношении к мужу его судимость никак не сказалась. По словам Анны, все их знакомые понимают, что 228-я статья – это возможность привлечь к уголовной ответственности любого, поэтому продолжают поддерживать семью.

Подброшенные пакетики

Елена Отц также рассказывает, что отношение к брату, тоже осужденному по 228-й статье, у знакомых не изменилось. Однако для этого ей пришлось доказать, что дело было сфабриковано, а найденные у брата наркотики были подброшены.

“Я человек законопослушный и очень негативно относилась к употреблению наркотиков до истории с задержанием брата. Но потом я изучила ситуацию и поняла, что такое может произойти с каждым”, – рассказывает Елена.

Ее брата Александра Борисова задержали в 2016 году по обвинению в хранении наркотиков в крупном размере (ч. 2 ст. 228). Его осудили на четыре с половиной года. В 2015 году Борисов получил свой первый срок – 1,5 года условно за “хранение” (ч. 1 ст. 228 УК). По словам Елены, брат не отрицал, что иногда курил “травку”.

После условного приговора его стали преследовать оперативники ФСКН – требовали, чтобы он участвовал для них в “контрольных закупках”. Борисов отказывался. В итоге в 2016 году его задержали и попросили признаться в покупке у одного конкретного человека наркотических веществ.

Когда Александр отказался, начальник опергруппы съездил в другой конец Москвы за “своими” понятыми. “Я видела их в судах. Они производили впечатление людей, сильно пьющих и, наверняка, употребляющих наркотики. Мы предполагаем, что это некие карманные понятые.

На суде они давали противоречащие друг другу показания: например, один говорил, что наркотики у брата достали из брючного кармана, другой – из куртки”, – говорит Елена.

По ее словам, на самом деле наркотики сотрудник ФСКН достал из нагрудного кармана толстовки. “Когда сотрудник опергруппы приступил к досмотру, он держал что-то в руке. В итоге засунул руку в карман толстовки, достал, разжал кулак, а в нем – два свертка амфетамина”, – добавляет Елена.

По ее словам, брат настоял на проведении химико-биологической экспертизы, чтобы доказать, что наркотики ему подбросили. В итоге его отпечатков пальцев на найденных пакетиках не оказалось.

Сделали срез ногтевой пластины – там тоже следов наркотиков не было. “Проблема состояла только в том, что в крови у него амфетамин был. Однако он и не отрицал, что употреблял наркотики.

При этом никакой связи между амфетамином в крови и найденными пакетиками не обнаружили”, – говорит Елена.

Она долгое время пыталась возбудить уголовное дело против сотрудников ФСКН, которые задерживали брата, так как при задержании было допущено множество нарушений.

Например, брата долго не фиксировали в журнале прибывших в отделение полиции. “Видимо, не знали, что с ним делать”, – уточняет Елена. В итоге все эти попытки ни к чему не привели.

В 2016 году Елена подала жалобу в ЕСПЧ и все еще ждет положительного ответа.

Говорили, что “закроют” жену, если не сознаюсь

Жалобы в ЕСПЧ и попытки добиться наказания виновных – все это возможно, если ты живешь в крупном городе и понимаешь, что преследование по 228-й статье может коснуться каждого.

Стигматизация наркопотребителей наиболее заметна в небольших городах или поселках, считает Алексей. Его задержали по подозрению в попытке сбыта наркотиков в особо крупном размере (ч. 3 ст. 228).

Во время обысков дома у него нашли около 500 граммов курительных смесей. По словам Алексея, они ему были подброшены. “Я никогда не скрывал, что употреблял наркотики, но к найденным у меня дома не имею никакого отношения.

Доказательств моего участия в сбыте у полицейских тоже, конечно, не было, поэтому они начали угрожать: говорили, что “закроют” жену, а четверых детей отдадут органам опеки”, – делится Алексей.

По его словам, поддерживать семью продолжают только два близких друга. Остальные мгновенно отвернулись, узнав о том, что он употреблял наркотики. “Многие односельчане делают теперь вид, что нас не знают. Некоторые даже перестали здороваться. Дочери в школе стали занижать оценки, и она перестала быть отличницей”, – рассказывает Алексей.

“Наркотики – это зло”

Адвокат и ведущий аналитик по правам человека Канадской правовой сети по ВИЧ/СПИД Михаил Голиченко считает, что стигматизация наркопотребителей в России связана с тем, что система наркоконтроля создавалась в середине двадцатого века. Тогда считалось, что с наркотиками нужно бороться любыми способами, так как они – это всегда зло.

Михаил Голиченко

“Представление о том, что “наркотики – это зло”, постепенно начало проецироваться на тех, кто их употребляет. В итоге это привело к тому, что стигма в отношении людей, употребляющих наркотики, сейчас в России одна из самых стойких”, – говорит Голиченко.

Стигматизация связана в основном с образом наркопотребителя. Его транслируют СМИ, политики и даже либеральная элита, считает адвокат.

“В России есть понимание того, что наркотики может начать употреблять каждый, независимо от социального статуса.

При этом есть представление о том, что, если ты начинаешь употреблять наркотики, ты становишься зомби и что разговаривать с тобой нет смысла, пока ты не прекратишь их употреблять”, – подчеркивает Голиченко.

Наркоторговец и наркоман для многих одно и то же

Еще одно проявление стигмы – это связь между наркопотребителями и распространителями. Созданная в 2013 году ФСКН транслировала идеи борьбы с наркоторговцами. Однако через несколько лет риторика резко изменилась.

Появилась идея о том, что потребители наркотиков сами участвуют в наркоторговле, поэтому бороться нужно и с ними.

“Стигма, связанная с веществом и передающаяся на употребляющего его человека, мешает людям взвешивать свои оценки, поэтому наркоторговец и наркоман для многих одно и то же”, – говорит Голиченко.

По его словам, стигматизация наркопотребителей – типичная история для многих стран. При этом в каждой есть свои особенности.

Например, в США борьба с наркотиками тесно связана с расовой проблемой и воспринимается как борьба с национальными меньшинствами – афроамериканским или латиноамериканским населением. В России, как и во многих постсоветских странах, такой проблемы нет.

Здесь чаще обсуждается мотивация наркопотребителей. Голиченко считает, что это связано с распространением алкоголизма в стране.

“Тем, кто пьет, нужно как-то себя оправдать: мол, есть люди, которые ведут себя еще хуже. Самые ярые борцы с наркоманией в России – это обычно люди, употребляющие алкоголь. Объясняется это тем, что людям всегда нужен кто-то, на кого можно будет спроецировать формулировку: “Ну есть же хуже. Я хоть не колюсь”, – говорит Голиченко.

В постсоветском пространстве стигматизация наркопотребителей тоже достаточно стойкая, так как ситуация в этой сфере в целом выглядит очень похоже.

“У нас общая школа специалистов, которые отвечают за проблему: полиция, наркологи. Они все готовились в единой среде, где стигма вообще не считалась проблемой”, – уточняет адвокат.

При этом, несмотря на общее прошлое, во всех странах, кроме Узбекистана и Туркменистана, заметен прогресс.

Чтобы разрушить стигму, нужно чаще говорить о наркотиках, а также изменить законодательную базу, считает Голиченко. По его словам, хранение нужно декриминализовать, а также ввести изменения в закон относительно пороговых величин. Если у человека находят наркотики в количестве, равном десяти дневным дозам или менее, то закон должен работать в его сторону.

“При этом нужно расширить меры оказания помощи людям. Принудительное лечение, которое пытаются применять в России, не работает.

Для наркоманов должны быть доступны разные типы реабилитации: религиозная, анонимная, кризисные центры, психологическая помощь, социальное сопровождение и заместительная терапия для тех, кто употребляет опиоидные наркотики”, – уточняет Голиченко.

По данным Европейского университета в Санкт-Петербурге, в России 26% заключенных – это осужденные по наркотическим статьям Уголовного кодекса. В 2016 году из 519 тысяч человек, находящихся в колониях, 138 260 были осуждены за употребление или распространение наркотиков. Оправданы при этом единицы.

Источник: https://www.svoboda.org/a/30001905.html

Меня задерживают «за наркотики» в клубе. Что делать?

Нас с другом задержали и у него обнаружили наркотики, что делать?

1 min read Иллюстрация: Дарья Удалова для Kloop.kg

Предупреждение: Этот материал рассказывает о правовых аспектах процесса задержания при подозрении в совершении преступлений, связанных с наркотиками. Kloop.kg и компания «Прецедент» не пропагандируют и не советуют употреблять запрещенные наркотические средства.

Служба по борьбе с незаконным оборотом наркотиков 21 января провела обыск в бишкекском ночном клубе «Гараж 312». Милиционеры задержали около 50 человек, 32 из них отправили в Республиканский центр наркологии для освидетельствования. У четверых проверка показала наличие наркотических веществ в организме.

Такую спецоперацию милиция может провести в любом заведении, куда вы любите ходить с друзьями. Поэтому почитайте рекомендации от юристов компании «Прецедент» о том, как себя вести, если спецоперация проходит в клубе, где вы отдыхаете.

Сохранять спокойствие, не сопротивляться, не поддаваться на провокации и выполнять требования сотрудников милиции.

Милиционеры имеют право потребовать документы, если подозревают кого-то в правонарушении. Если у вас документов при себе нет, милиционер может задержать вас до выяснения личности. В отделении вас могут продержать до трех часов, а в исключительных случаях — до 48 часов. Поэтому, если у вас при себе нет документов, лучше позвонить близким и попросить привезти их вам.

Если рядом нет адвоката, требуйте позвать понятых. Это могут быть случайные прохожие с улицы. Не соглашайтесь на обыск в присутствии понятых, которые пришли с милиционерами.

Лучше поехать, но в отделение нужно вызвать адвоката. В отделении милиции вы можете потребовать и государственного адвоката, но лучше иметь своего для уверенности, что он будет отстаивать именно ваши интересы.

Заставить вас пройти проверку милиционеры не могут — вы имеете право отказаться. Если сотрудники милиции настаивают или угрожают, сразу же вызывайте адвоката.

Не соглашайтесь проходить проверку на содержание наркотиков в крови. По закону эта процедура проводится с согласия задержанного. В случае отказа, в протоколе милиционер отметит, что вы отказались от проверки. Этот отказ сотрудники могут оформить как признание в том, что вы употребляли, но потом вы можете обжаловать это с адвокатом — в этом случае многое будет зависеть уже от его работы.

Если ваш тест даст положительный результат, сотрудники милиции могут поставить вас на учет. Из-за этого вы в будущем не сможете получить водительское удостоверение или, к примеру, разрешение на оружие. Еще могут возникнуть трудности при устройстве на работу.

Тут зависит от того, что именно у вас нашли, и в каком количестве. К примеру, если у вас нашли не больше 100 граммов невысушенной или 20 граммов высушенной марихуаны, вы понесете административную ответственность.

Это штраф от 500 до 2000 сомов или арест на пять суток — с конфискацией наркотика, разумеется.

Если до этого в течение года у вас уже находили марихуану в таком же количестве, то штрафом вам не отделаться — вас арестуют на пять суток.

А вот если при вас было больше наркотиков, то ответственность будет уже уголовной.

При этом очень важно, чтобы при изъятии наркотиков и в их последующей экспертизе, взвешивали именно наркотическое вещество. Увы, на практике случается, что в наркотики добавляют ненаркотические примеси: муку, солому, табак и прочее.

Милиция имеет право требовать информацию о том, где вы взяли наркотики. Если вы скрываете это, вы нарушаете закон.

По закону вы не несете никакой ответственности за употребление или за то, что вы видели, как кто-то принимает наркотики. Вас могут привлечь только за хранение, распространение, изготовление или перевозку. То есть, последствия для вас будут только в том случае, если у вас найдут наркотики при обыске.

За то, что вы употребляли алкоголь в ночном клубе никакой ответственности в законе не предусмотрено. Закон запрещает выпивать в общественных местах: к примеру, в парке, на остановке, на лестничной клетке многоквартирного дома.

По закону нельзя снимать оперативных сотрудников, а на таких задержаниях они всегда присутствуют. Вы можете предупредить всех милиционеров, что ведете видео- или аудиозапись, но после этого они, скорее всего, отберут ваше устройство. Лучше фиксировать задержание на два устройства, одно из которых будет спрятано.

Вы можете написать жалобу в прокуратуру на сотрудников милиции, которые безосновательно удерживали вас в отделении.

Чтобы избежать нежелательных последствий и самоуправства сотрудников милиции, лучше всего вызывать адвоката в самом начале задержания, когда вас планируют доставить в отделение милиции.

  • ТЕГИ
  • адвокат
  • Бишкек
  • Гараж 312
  • клуб
  • Кыргызстан
  • милиция
  • наркотики
  • права человека
  • юрист

Источник: https://kloop.kg/blog/2018/01/23/menya-zaderzhivayut-za-narkotiki-v-klube-chto-delat/

Полиция, наркотики и вы: инструкция по выживанию

Нас с другом задержали и у него обнаружили наркотики, что делать?

Максим Литаврин; Иллюстрации: Юлия Солуданова

Согласно статистике судебного департамента при Верховном суде РФ, в 2016 году почти каждый четвертый осужденный на реальное лишение свободы обвинялся по статье, связанной с наркотиками. Всего за прошлый год по этим статьям было вынесено больше 105 тысяч обвинительных приговоров; непричастными к преступлению признали лишь четверых подсудимых.

Когда правозащитники называют российскую борьбу с наркотиками репрессивной, они имеют в виду не только то, что суды не оправдывают людей.

Статьи УК написаны так, что сажать человека на четыре года за передачу 0,5 грамма гашиша — это законно.

Законными считают свои действия и сотрудники полиции, в поисках запрещенных веществ заставляющие задержанных поднимать свой половой член, или громящие ночной клуб «Рабица».

Противостоять этой машине насилия невозможно, если вы не знаете своих прав, и не знаете, чего от нее ждать.

Открытая Россия поговорила с юристом «Фонда содействия защите здоровья и социальной справедливости имени Андрея Рылькова» Тимуром Мадатовым и адвокатом, ведущим аналитиком по правам человека Canadian HIV/AIDS Legal Network Михаилом Голиченко и составила для вас практическое руководство о том, как выжить в режиме бесконечной войны государства с наркотиками.

Взаимодействие с полицией: общая информация

Главный закон, регламентирующий поведение сотрудников МВД — ФЗ «О полиции» от 7 февраля 2011 года.

Вы наверняка откроете для себя много нового, если внимательно его изучите — согласно этому документу, сотрудники полиции должны быть неукоснительно вежливыми и видеть целью своей службы круглосуточную защиту ваших прав и свобод.

На практике, конечно, выходит куда прозаичнее; тем не менее, основные статьи этого закона стоит изучить хотя бы для того, чтобы потом знать, на что жаловаться.

Как правило, любое общение с полицейским начинается с его требования показать документы. Это не совсем законно: во-первых, он должен сперва представиться сам.

Во-вторых, исчерпывающие основания для проверки документов изложены в части 2 статьи 13 закона «О полиции». Вы должны быть в розыске, либо у полицейского должны быть основания задержать вас или подозревать в совершении преступления/правонарушения.

Вы можете развлечься, уточняя у сотрудника полиции, по какому из перечисленных пунктов у него возникли вопросы.

Тимур Мадатов напоминает, что сотрудники полиции не могут мотивировать свои действия фразами вроде «вы странные, мы вас будем досматривать/задерживать и так далее». Закон содержит исчерпывающий перечень причин для вашего досмотра и задержания.

В первом случае у полицейского должна быть информация о том, что у вас при себе оружие, боеприпасы, взрывчатка или наркотики.

Во втором — если вас подозревают в преступлении, административном правонарушении, если вы в розыске или уклоняетесь от исполнения наказания (полный список смотрите здесь).

Если вас обыскивают, обратите особое внимание на понятых. «Я слышал о случаях, когда полицейские давали героин наркозависимым за то, что они были понятыми и подписывали что угодно, — рассказывает Мадатов, — Бывает, что их вообще нет.

Бывает, вызванивают местных „дежурных понятых“ — каких-то мутных людей, которые пересекаются с полицией постоянно. Иногда их даже не вызывают, а просто расписываются за них. Им потом перед судом диктуют — ты видел это, это и это, на остальное говори „не помню“.

Я знаю историю про следователя, у которого была целая тетрадка со списком людей, которых он вписывал понятыми, а они даже не в курсе были».

Карточки, приведенные ниже, должны помочь вам сформировать представление о том, как все должно быть по закону.

Помимо того, как все должно происходить по закону, полезно знать, с чем вы можете столкнуться в реальной жизни. Максимальная концентрация беспредела — полицейская спецоперация по поиску наркотиков «Мак», в рамках которой сотрудники полиции громили «Рабицу» и останавливали автобусы рейверов.

«Все эти действия полицейских формально незаконны, — отмечает Михаил Голиченко. — Необходимо хоть какое-то основание для того, чтобы человека остановить, досмотреть и задержать. Мы же сейчас находимся в состоянии перманентной спецоперации».

Ваша возможность сопротивляться ограничена статьями 19.

3 КоАП («Неподчинение законному требованию сотрудника полиции») и 318 УК («Применение насилия в отношении представителя власти»), в то время как действия сотрудников полиции не ограничены практически ничем.

Поэтому наиболее разумный выход — сосредоточиться и зафиксировать все, что происходит, чтобы потом, в случае незаконных действий сотрудников МВД, попробовать привлечь их к ответственности.

Если это возможно без риска быть избитым или задержанным, снимайте действия полицейских на видео. Запишите точное время и место начала их операции, их данные, номера их машин, количество задержанных — словом, все обстоятельства, которые сможете.

Наиболее эффективно жаловаться в прокуратуру и в Управление собственной безопасности. Инструкции и образцы бланков несложно найти в интернете (УСБ, прокуратура). Вы также можете обратиться в правозащитную организацию или к юристу — они помогут вам составить все бумаги.

По словам Голиченко, шанс опротестовать незаконные действия сотрудников полиции есть, пусть и небольшой. В любом случае, представления от прокуратуры могут мешать продвижению полицейского по службе, а УСБ может когда-нибудь пустить в ход компромат, собранный на него.

Запрещенные вещества. Что? Да

Немедицинское употребление наркотиков — это незаконно. Тем не менее, сам факт употребления считается правонарушением (статья 6.9 КоАП), а не уголовным преступлением. Хранение без цели сбыта может квалифицироваться либо по административной, либо по уголовной статьям (6.8 КоАП и 228 УК) в зависимости от веса наркотика.

Тем, кто употребляет и хранит что-либо запрещенное, важно знать антинаркотическое законодательство и осознавать меру ответственности за свои поступки, чтобы не поддаваться на провокации полицейских.

Постановление Правительства РФ от 1 октября 2012 года N 1002 утверждает значительный, крупный и особо крупный размеры наркотиков.

Все, что меньше значительного размера, попадает под административную статью.

Наихудший вариант для потребителя наркотиков — квалификация его действий как сбыт (ст. 228.1 УК). Судебная практика показывает, что эта статья трактуется максимально широко; также в ней нет минимального веса вещества для привлечения к уголовной ответственности — «сбыт» даже незначительного количества вещества обеспечит вам тюремный срок от четырех до восьми лет.

Статья 228 УК содержит примечания, которые освобождают обвиняемого от уголовной ответственности — это «добровольная выдача» запрещенного к обороту средства и «активное способствование раскрытию преступления».

Выдача наркотика в момент досмотра или обыска не считается таковой — согласно постановлению Пленума ВС РФ от 15 июля 2006 года «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами», для добровольной сдачи у вас должна быть реальная возможность продолжить преступление и распорядиться наркотиком другим способом.

К сожалению, вы можете стать обвиняемым по «наркотической» статье, даже если ничего не употребляли и не хранили — наркотики вам могут попросту подбросить. Михаил Голиченко констатирует: если вас задержали, нашли запрещенное вещество, более-менее оформили протокол и привели понятых, у вас нет практически никаких шансов.

«С другой стороны, конечно, руки опускать не стоит. Надо бороться за себя. Возможно, вы сядете на много лет, но дело дойдет до ЕСПЧ, который вынесет решение и признает ваше задержание и осуждение незаконным.

Первое, что можете сделать — задокументировать все ошибки полиции. Например, подставных понятых, или то, что протокол был подписан не тем лицом. Фиксируйте все это, чтобы потом возбудить у судьи недоверие к доказательствам обвинения. Вас, конечно, не оправдают, потому что это невозможно в рамках текущей системы, но могут дать ниже низшего или условный срок.

Чем больше вы соберете доказательств своей невиновности, тем лучше. Отсутствие ваших отпечатков на пакетике с веществом, отсутствие наркотика в смывах с ваших рук и под вашими ногтями — все это играет на вас. Вместе с вашим защитником вы должны целенаправленно доказывать свою невиновность, и уже затем обращаться в международные инстанции», — советует адвокат.

Источник: https://rylkov-fond.org/blog/prava-cheloveka/kak-zaschitit-svoi-prava/instruktsiya-po-vyzhivaniyu/

Меня задержали. Что делать? — Meduza

Нас с другом задержали и у него обнаружили наркотики, что делать?

Соблюдение вами законов не гарантирует, что их будут соблюдать по отношению к вам.

Известно множество случаев, когда людей не просто задерживали, а арестовывали и приговаривали к реальным срокам по абсурдным обвинениям.

А в административном порядке, как показывает мониторинг ОВД-Инфо, задержать вас могут вообще без каких-либо веских оснований — например, если вы играете в петанк в парке или пускаете мыльные пузыри.

Первым делом нужно сообщить родственникам или друзьям о том, что случилось, и где вы находитесь. В январе 2016 года вступил в силу закон о «праве на звонок» для задержанных по уголовному делу.

Раньше закон требовал уведомлять родственников подозреваемых в совершении преступления в течение 12 часов с момента задержания, причем это мог сделать и следователь. Новый закон предоставляет право на телефонный звонок самому подозреваемому и не позже, чем через три часа после того, как его доставили к следователю.

Звонить можно только в присутствии сотрудника правоохранительных органов. Неуспешные попытки дозвониться не учитываются — закон дает право на разговор, а не на звонок. 

Для задержанных по административным делам ничего не изменилось: как и раньше, они имеют право позвонить своим близким «в кратчайший срок», но не позднее трех часов с момента задержания.

Кроме того, по просьбе задержанного сотрудники полиции обязаны сообщить, где он находится, его защитнику, а также по месту работы или учебы задержанного.

Де-факто, полиция как правило не забирает мобильные телефоны у задержанных в административном порядке — так что право на звонок ограничено разве что зарядом телефона. 

Первые часы после задержания самые ценные для следствия и самые страшные для задержанного. Если ни родственники, ни адвокаты не знают, где вы, на вас легко оказать давление и вы можете признаться в таких преступлениях, о существовании которых даже не подозревали.

Пока вы изолированы от внешнего мира, вам могут даже не говорить, где именно вы находитесь — если с вами случится что-то плохое, установить, где это случилось и кто виноват, будет почти невозможно.

Сигнал наружу о том, как и где вас задержали, где вы находитесь, хоть как-то гарантирует вам безопасность. А в лучшем случае — и свободу.

По закону человек, которого задержали по подозрению в уголовном преступлении, может звонить только родственникам и близким, так что лучше им и звонить — если понадобится, они, в свою очередь, должны найти юридическую помощь.

Определение понятия «близкие» можно найти в Уголовно-процессуальном кодексе.

Если вас задержали на публичном мероприятии или из-за вашей политической или общественной деятельности — звоните на горячую линию ОВД-Инфо, это увеличит ваши шансы выйти на свободу целым и невредимым. 

В законе это не оговорено. Там сказано, что право на звонок предоставляется «в целях уведомления близких родственников, родственников или близких лиц о своем задержании и месте нахождения». Так что едва ли вам позволят обсуждать подробности или говорить на другие темы. 

Не более двух суток. Задержание — временная мера, поэтому прежде всего надо следить за часами. Если вас задержали в рамках уголовного дела, то задержание не может длиться более 48 часов: в этот срок вам должно быть предъявлено обвинение и суд должен или принять решение о мере пресечения, или отпустить вас на свободу.

Срок административного задержания не может превышать трех часов с момента доставления задержанного в отдел полиции — до 48 часов оно может длиться только в том случае, если вам предъявляют административное правонарушение, предусматривающее административный же арест, или в случае если не удалось установить вашу личность. 

На бумажки. Всякое дело — административное или уголовное — состоит из документов. Шансы на положительное решение вашего дела в суде многократно возрастают, если какие-либо документы оформлены с нарушением процессуальных норм. Во всем остальном, с высокой долей вероятности, суд будет опираться на слова полицейских, а ваши слова признает не заслуживающими доверия.

Любой полицейский документ — протокол об обыске, задержании или административном правонарушении — содержит множество обязательных полей, а времени на их грамотное и своевременное заполнение у сотрудников полиции мало.

Ваша задача — добиться того, чтобы ваши показания — если вы их даете — были переданы верно, а все остающиеся свободными места были заполнены прочерками.

Также вы имеете право — и это важно — на получение копии протоколов: это позволит вам и вашим юристам подготовиться к суду и не позволит полицейским создать подложный документ уже без вашего участия.

Если в ходе составления протоколов вы обнаружили ошибку — например, сотрудник полиции не попросил вашей подписи, не написал дату или написал ее неверно и т. д. — не поправляйте его: каждая ошибка играет вам на руку.

Самое важное право — молчать.

Сославшись на 51-ю статью Конституции (никто не обязан свидетельствовать против себя самого), вы можете ничего не сообщать задержавшим вас сотрудникам полиции или следователям.

При прочих равных, до консультаций с опытным юристом не стоит давать правоохранительным органам вообще никакой фактологической информации о себе и своих действиях. Нет информации — нет дела.

Закон гарантирует задержанным множество других прав (о которых, по закону о полиции, им должны сообщить при задержании): право на защиту, переводчика, медицинскую помощь, получение передач с едой и предметами первой необходимости, если задержание длится более трех часов — на горячую еду, а в ночное время — на место для сна. Разработанные правительством нормы регулируют бытовые аспекты содержания задержанного, включая температуру в камере, рацион питания и порядок выхода в туалет.

Самые разные. Если вы не знаете своих прав, то даже самые базовые из них могут быть нарушены сотрудниками полиции. В докладах правозащитников описаны различные нарушения при административных задержаниях — от превышения сроков задержания до недопуска скорой помощи и юристов.

Часто сотрудники полиции норовят взять у задержанных отпечатки пальцев — соответствующие аппараты стоят в каждом ОВД, но по закону проводить дактилоскопию, если ваша личность установлена, можно только в случае выдвижения уголовных обвинений или после решения суда о вашем административном аресте.

В своих ежегодных докладах Уполномоченный по правам человека регулярно отмечает систематическое нарушение норм о предоставлении горячего питания, постельных принадлежностях и бытовые условия содержания, таких как доступ к туалету и метраж камеры (см. доклады за 2011 и 2012 годы).

Любое задержание несет угрозу вашему здоровью и даже жизни: как свидетельствует статистика «Комитета против пыток», избиения, издевательства и выколачивание признаний по-прежнему входят в повседневный арсенал российской полиции. 

Звонить дежурному прокурору по вашему городу (он никогда не спит) и в службу собственной безопасности МВД.

Соответствующие телефоны должны быть на информационном стенде в отделении полиции — но лучше знать эти номера заранее, помогать вам их искать никто не будет.

Если вы задержаны в административном порядке и у вас не отобрали телефон, позвонить сможете вы сами. В других случаях сообщить о происходящем в контролирующие органы могут ваши родственники или друзья.

Наталия Смирнова, Григорий Охотин (оба — ОВД-Инфо)

Источник: https://meduza.io/cards/menya-zaderzhali-chto-delat

Судебное дело
Добавить комментарий