Законно ли суд передал дело в другой суд по территориальной подсудности?

27 Ноября 2018

К такому заключению пришел Конституционный Суд Российской Федерации при рассмотрении дела о проверке конституционности частей 1 и 3 статьи 1, частей 1, 3 и 4 статьи 35 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан А.В. Лушникова, А.С. Пушкарева и И.С. Пушкарева.

Вынося постановление от 09.11.2018 за № 39-П Конституционный Суд Российской Федерации указал, указал следующее.

Практике известны ситуации, когда на территории, подпадающей под юрисдикцию суда, в который поступило уголовное дело, обвиняемый (один из нескольких обвиняемых), занимавший до начала уголовного преследования или производства по уголовному делу руководящие должности в органах власти на этой территории либо обладающий широкими связями во властных структурах, деловых кругах или в криминальной сфере, обладает возможностью манипулировать общественным мнением, в том числе через подконтрольные средства массовой информации, с целью породить недоверие в отношении легитимности будущего судебного решения. В любом случае в восприятии общественности, если она информирована о том влиянии, которое обвиняемый имеет на соответствующей территории, объективность, непредвзятость и беспристрастность судей суда, которому уголовное дело подсудно в силу закона, даже если их субъективный настрой безупречен, могут быть поставлены под сомнение, что, в конечном итоге, объективно снижает уровень уважения и доверия к правосудию даже при отсутствии для этого каких-либо оснований. При таких обстоятельствах изменение территориальной подсудности данного дела не может рассматриваться как препятствующее доступу к правосудию и само по себе не свидетельствует о нарушении права на рассмотрение уголовного дела законно установленным, а не произвольно выбранным судом, т.е. судом, осуществляющим судопроизводство без предубеждения, полно, всесторонне и объективно и обеспечивающим разрешение дела без неоправданной задержки, притом что это суд той же компетенции, хотя и другой территориальной юрисдикции.

Применительно к подобным экстраординарным ситуациям, не исключающим и воздействие на судей путем угроз (потенциальных или реальных) их жизни и физической неприкосновенности, а также жизни и здоровью их близких либо иным образом, в судебной практике сложился правовой режим изменения территориальной подсудности на основе взаимосвязанных положений частей первой и четвертой статьи 35 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, не требующий заявления отводов каждому из судей суда, в который поступило уголовное дело, и удовлетворения всех заявленных отводов, – достаточно в рамках критерия объективности определить, имеются ли доказуемые факты, свидетельствующие о наличии прямых или косвенных оснований для возникновения сомнений в беспристрастности судебного разбирательства.

Такое истолкование положений статьи 35 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации – как допускающих передачу уголовного дела по подсудности в суд другой территориальной юрисдикции (в том числе действующий на территории другого субъекта Российской Федерации), обусловленную не субъективным настроем конкретных судей, а объективными обстоятельствами, связанными с личностью обвиняемых, их авторитетом, служебным положением, властными полномочиями, которыми они обладали до начала производства по уголовному делу, а также с иными инструментами влияния, которые они могут сохранять на территории, подпадающей под юрисдикцию суда, которому подсудно конкретное уголовное дело, что позволяет им воздействовать на общественное мнение, а также на деятельность государственных и общественных институтов на этой территории, – направлено на обеспечение публично-правовых интересов надлежащего функционирования и защиты судебной власти и как таковое в принципиальном плане не противоречит Конституции Российской Федерации.

В этой связи Конституционный Суд Российской Федерации признал не противоречащими Конституции Российской Федерации части первую, третью и четвертую статьи 35 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в той мере, в какой содержащиеся в них положения не исключают возможность изменения территориальной подсудности уголовного дела в случае, если на территории, подпадающей под юрисдикцию суда, в который поступило данное уголовное дело, сохраняющееся фактическое влияние обвиняемого или одного из нескольких обвиняемых (в том числе обусловленное его положением до начала производства по данному уголовному делу) на деятельность государственных и общественных институтов создает угрозу гарантиям объективного и беспристрастного правосудия.

При наличии указанных обстоятельств, препятствующих рассмотрению уголовного дела судом, к подсудности которого оно отнесено законом, вопрос об изменении территориальной подсудности данного уголовного дела рассматривается по обращению Генерального прокурора Российской Федерации или его заместителя судьей Верховного Суда Российской Федерации в рамках состязательного судебного разбирательства при обеспечении его участникам гарантий справедливого правосудия, что предполагает при выборе суда, в который необходимо передать уголовное дело для рассмотрения, учет мнения сторон о наличии каких-либо препятствий к передаче дела в определенный суд и соблюдение принципа доступности правосудия (территориальная и транспортная доступность, технические возможности видеоконференц-связи, судебные издержки и др.).

Принятое в таком порядке решение об изменении территориальной подсудности уголовного дела может быть обжаловано или на него может быть принесено представление прокурора в установленном порядке.

Источник: http://prokuratura.tomsk.gov.ru/pravovoe_prosvescenie/news2/374.html

Проблемы определения территориальной подсудности в гражданском процессе

Законно ли суд передал дело в другой суд по территориальной подсудности?

а. Правило определения территориальной подсудности в гражданском процессе.

Согласно общему правилу территориальной подсудности, закрепленному в ст. 28 ГПК РФ иск предъявляется в суд по месту жительства ответчика, а иск к организации – в суд по месту нахождения организации-ответчика.

На первый взгляд всё понятно: если знаешь, где проживает ответчик-гражданин или находится головной офис организации, то необходимо обращаться в тот суд, который «обслуживает» соответствующий адрес.

В отношении юридических лиц ситуация достаточно ясна. В соответствии с п. 2 ст. 54 Гражданского кодекса место нахождения юридического лица определяется местом его государственной регистрации на территории РФ. Сведения об адресе регистрации юридических лиц являются открытыми, и любой, кто имеет выход в интернет, может найти их в ЕГРЮЛ на сайте ФНС.

Однако в случае с физическими лицами всё не так просто. Сведения о месте жительства ответчика-гражданина являются частью персональных данных, и не могут публиковаться без его согласия. Стоит признать, что далеко не у каждого истца на момент предъявления иска есть твердая уверенность в том, где на самом деле проживает ответчик.

А если такая уверенность всё же есть, то это ещё не будет гарантией того, что иск подан по правилам территориальной подсудности. Вы можете достоверно знать, где живет ответчик, куда ходит на работу, каков метраж его квартиры и даже, сколько денег он платит за коммунальные услуги.

Однако суд всё равно может не принять иск либо после принятия передать его в другой суд.

б. Место жительства гражданина: определение понятия в законодательстве и толкование в судебной практике

Проблема заключается в определении того, что, в соответствии с российским законодательством, является местом жительства гражданина. В ГПК РФ понятие «место жительства» не раскрывается.

Статья 20 ГК РФ также не вносит ясности, указывая, что местом жительства является место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает.

Имея общее представление, мы понимаем, что здесь подразумевается квартира или дом, которые принадлежат ответчику на праве собственности (либо ином законном основании), и где он проводит большую часть времени.

Но как быть с временным жильем (например, на период сезонных работ) или постоянным проживанием в гостинице? Что если ответчик обладает несколькими объектами недвижимости и проживает в них попеременно? И вообще за какой срок необходимо считать «преимущественное» проживание?

Определение понятия «место жительства» содержится также в ст. 2 Закон РФ от 25.06.

1993 N 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» (далее – Закон № 5242-1), согласно которой местом жительства является жилой дом, квартира, комната, жилое помещение специализированного жилищного фонда либо иное жилое помещение, в которых:

а) гражданин постоянно или преимущественно проживает в качестве собственника, по договору найма (поднайма), договору найма специализированного жилого помещения либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации,

б) в которых он зарегистрирован по месту жительства.

Хорошо, то есть получается, первая часть указанного определения просто конкретизирует положения ст. 20 Гражданского кодекса, но вот вторая часть их уже дополняет, закрепляя в качестве обязательного признака места жительства – наличие регистрации по данному адресу.

При этом Закон № 5242-1 закрепляет также понятие «место пребывания», которым является гостиница, санаторий, дом отдыха, пансионат, кемпинг, туристская база, медицинская организация или другое подобное учреждение, учреждение уголовно-исполнительной системы, исполняющее наказания в виде лишения свободы или принудительных работ, либо не являющееся местом жительства гражданина Российской Федерации жилое помещение, в которых он проживает временно.

Но опять же возникает логичный вопрос, а временно – это сколько? Ведь на практике очень часто встречается ситуация, когда гражданин имеет постоянную регистрацию (и соответственно штамп в паспорте) в одном регионе, но десятки лет проживает в съемной или собственной квартире в другом регионе за тысячи километров. На наш взгляд здесь явно не приходится говорить о «временном» проживании.

Решая эти вопросы, суды, в подавляющем большинстве случаев, приходят к выводу о том, что местом жительства гражданина должно являться место его постоянной регистрации (в народе (да и порой в судебной практике) часто именуемое «пропиской», которую отменили в России уже почти как 25 лет). В итоге иски, поданные не по месту регистрации ответчика, массово «разворачиваются» и передаются по подсудности.

Свою позицию суды мотивируют ссылкой на Закон № 5242-1, переписывая из Закона определение понятия «место жительства» (совершенно не смущаясь тем, что данное понятие, в соответствии со ст.

2, дано исключительно для целей применения данного Закона) и ссылаясь на требование Закона об обязательной регистрации всех граждан по новому месту жительства или месту пребывания.

Несоблюдение предусмотренного законом требования о регистрации влечет административную ответственность в соответствии со ст. 19.15.1 и 19.15.2 КоАП РФ.

Как указал Конституционный Суд РФ в Постановлении от 02.02.1998 г.

N 4-П “По делу о проверке конституционности пунктов 10, 12 и 21 Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства от 17 июля 1995 г.

N 713″, посредством регистрации органы регистрационного учета удостоверяют акт свободного волеизъявления гражданина при выборе им места пребывания и жительства; регистрация отражает факт нахождения гражданина по месту пребывания и жительства.

Регистрацией гражданина Российской Федерации по месту жительства является постановка гражданина Российской Федерации на регистрационный учет по месту жительства, то есть фиксация в установленном порядке органом регистрационного учета сведений о месте жительства гражданина Российской Федерации и о его нахождении в данном месте жительства. При этом Конституционный суд РФ подчеркнул, что сам по себе факт регистрации или отсутствие таковой не порождают для гражданина каких-либо прав и обязанностей и согласно ч. 2 ст. 3 Закона N 5242-1 не могут служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан, предусмотренных Конституцией РФ, федеральными законами и законодательными актами субъектов РФ.

Тем не менее, существующая судебная практика по вопросу определения территориальной подсудности сводится преимущественно к следующему: регистрация является официальным подтверждением адреса постоянного или преимущественного места жительства гражданина.

Если гражданин по данному адресу не проживает и не встает на регистрационный учет по месту своего фактического нахождения, то он несет риск ненадлежащего уведомления со стороны суда и иных последствий (См.

например, практику Мосгорсуда: Апелляционное определение Московского городского суда от 16 мая 2017 г. по делу N 33-17493/17; Апелляционное определение Московского городского суда по делу N 33-10862/2015; Апелляционное определение Московского городского суда от 4 июля 2017 г.

по делу N 33-25303; Апелляционное определение Московского городского суда от 5 апреля 2017 г. по делу N 33-10313/2017 и др).

Реальность же такова, что миллионы граждан нашей страны не проживают по месту своего регистрационного учета. Причины могут быть разными: учеба, работа, личные обстоятельства, климат и т.д. Но это факт, который едва ли подвергается сомнению.

И далеко не каждый гражданин задумывается о том, чтобы встать на регистрационный учет по новому месту своего жительства. Наличие административной ответственности мало кого смущает.

При наличии требования о «прописке» со стороны работодателя некоторые предприимчивые граждане готовы даже приобретать поддельные документы.

В итоге многие граждане слишком поздно узнают о том, что являются ответчиками по какому-либо делу, либо вовсе об этом не узнают. Суды же со своей стороны чувствуют себя спокойно, поскольку формальное требование о надлежащем уведомлении по месту регистрации ими исполнено, а осуществлять поиск реального места жительства ответчика в таком случае они не обязаны.

Таким образом, сложилась ситуация, когда норма об общей территориальной подсудности (ст. 28 ГПК РФ) работает недостаточно эффективно. Разобраться в ситуации можно только обратившись к телеологическому и логическому толкованию данной нормы.

Обязывая истца подавать иск по месту жительства ответчика, ГПК РФ, в первую очередь, гарантирует соблюдение процессуальных прав ответчика в сложившихся условиях, когда он не является инициатором судопроизводства, но в силу заявленных требований вынужден защищать свои интересы. Именно в этой связи иск должен подаваться по месту, где ответчик имеет реальную возможность беспрепятственно явиться в суд, ознакомиться с требованиями и представить свои возражения.

Отсюда можно сделать вывод, что требование об общей территориальной подсудности будет соблюдено полностью только тогда, когда иск подан по месту реального жительства ответчика, где он может защитить себя. Адрес постоянной регистрации гражданина таким местом является далеко не всегда. А значит, суду стоит учитывать все обстоятельства по данному вопросу.

Представляется логичным, что если ответчик не выходит на контакт, но суду известен адрес его постоянной регистрации, то осуществлять его поиск всё-таки неразумно. Однако если в дело представлены доказательства, указывающие на иной адрес, то суд должен принять их во внимание и учесть при проверке соблюдения территориальной подсудности.

Такими доказательствами могут служить: временная регистрация, справка из МФЦ, договор аренды/временного проживания, справка с места работы, оплаченные счета за коммунальные услуги и т.д. Важным (а исходя из положений ст. 20 ГК РФ единственным) критерием здесь должна являться продолжительность либо постоянство такого проживания.

Таким образом, варианты с временным пребыванием в гостинице на отдыхе или в гостях у родственников справедливо не учитываются.

Но если будет доказано, что ответчик фактически проживает и работает по адресу – отличному от адреса постоянной регистрации, то иск может быть и по нашему мнению должен быть подан по адресу местонахождения ответчика.

К сожалению, такой подход находит лишь незначительное отражение в судебной практике, например, в Апелляционном определении Санкт-Петербургского городского суда N33-12329/2015:

По общему правилу, местом жительства гражданина признается место его регистрации. Если Ответчик не проживает по месту регистрации, а постоянно или преимущественно проживает вне места регистрации по месту пребывания, иск подлежит предъявлению по месту фактического его пребывания.

Источник: https://zakon.ru/Blogs/problemy_opredeleniya_territorialnoj_podsudnosti_v_grazhdanskom_processe/60564

Договорная подсудность

Законно ли суд передал дело в другой суд по территориальной подсудности?

Вадим Стеценко: Главное в определении договорной подсудности – выражение воли сторон на рассмотрение спора в конкретном суде.

Стеценко Вадим Владимирович
Юрист

Использование института договорной подсудности позволяет гарантированно передавать споры в удобный сторонам суд. Однако неверные формулировки в договоре нередко приводят к обратному результату. Какие нюансы необходимо учесть сторонам, читайте в статье Вадима Стеценко, юриста Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С.

Стороны часто включают в договор положения о подсудности. Однако нередко такие пункты копируются из одного договора в другой без учета изменений в правоприменительной практике.

В итоге это может обернуться определенными трудностями в суде и даже передачей дела в другой суд, невыгодный истцу или обеим сторонам.

Рассмотрим основные ошибки при закреплении в договорах условия о подсудности споров, а также способы этих ошибок избежать.

Требования к соглашению о договорной подсудности

Согласно ст. 37 АПК РФ, подсудность спора может быть изменена по соглашению сторон до принятия судом заявления к своему производству.

Из буквального толкования данной нормы следует, что законодатель никаких особых требований к соглашению о договорной подсудности не предъявляет, – разве что это соглашение должно быть заключено до принятия заявления к производству. В этом заключается интересное и не очень логичное отличие от возможности передать спор на рассмотрение третейского суда.

Например, стороны осознали, что разбирательство в арбитражном суде одного субъекта им неудобно и занимает много времени. Однако выбрать другой суд они уже не смогут.

Вместе с тем договор об изменении правил общей и территориальной подсудности можно заключить в любом виде: либо как отдельное соглашение, либо как оговорку, включенную отдельным пунктом в основной договор.

Но при всей кажущейся легкости заключения соглашения об установлении договорной подсудности контрагентам следует быть особенно осторожными при выборе формулировок. В судебной практике этот институт представляется исключительно важным, и она предъявляет свои, зачастую только ей известные, требования.

Договорная подсудность и «процессуальная революция»

Не так давно на информационных порталах активно обсуждались предложения Пленума ВС по реформированию процессуального законодательства, которые правовое сообщество охарактеризовало как «процессуальную революцию».

Предложения были абсолютно разные и касались многих норм АПК и ГПК. Некоторые из них, безусловно, являлись рациональным шагом на пути развития процессуального права, некоторые были восприняты как маргинальные.

При этом было очевидно, что главная задача данной реформы – сократить необоснованную загруженность российских судов.

Одно из самых обсуждаемых изменений касалось запрета на установление договорной подсудности.

Рассматриваемое предложение объяснялось тем, что существующее право обратиться в любой суд практически по всем делам без какого-либо ограничения приводит к катастрофической нагрузке на суды Москвы, Московской области и Санкт-Петербурга.

При этом подобная ситуация представляется вполне объяснимой хотя бы с той точки зрения, что в указанных регионах находится большинство юрлиц и госорганов.

В итоговые поправки, которые вступят в силу не позднее 1 октября 2019 года, запрет договорной подсудности не вошел, но этот факт ярко свидетельствует о настроении законодательной и судебной власти.

Влияние положения о подсудности на срок исковой давности

В сложившихся обстоятельствах правильное оформление положений о договорной подсудности становится еще более актуальным, особенно если помнить о возможных негативных последствиях. Так, согласно ч. 1 ст. 129 АПК РФ, арбитражный суд возвращает исковое заявление, если при рассмотрении вопроса о принятии заявления установит, что дело неподсудно данному арбитражному суду.

С другой стороны, срок исковой давности, по общему правилу, составляет три года, и его течение прекращается в тот момент, когда лицо обращается за судебной защитой. Возникает логичный вопрос: является ли надлежащим обращением подача искового заявления в суд, который возвращает исковое заявление, в том числе по основанию несоблюдения правил о подсудности?

До 2015 года суды занимали противоречивые позиции по данному вопросу. В итоге Пленум ВС вынужден был эти противоречия устранить. Согласно п. 17 Постановления Пленума Верховного суда от 29 сентября 2015 г.

№43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности», течение срока исковой давности не прекращается, если судом отказано в принятии заявления или заявление возвращено, в том числе в связи с несоблюдением правил о форме и содержании заявления, об уплате государственной пошлины, а также других предусмотренных ГПК РФ и АПК РФ требований.

Таким образом, возможна такая ситуация, когда неправильное установление договорной подсудности и, как следствие, неправильное ее применение могут повлечь решение об отказе в удовлетворении даже самых надежных и справедливых исковых требований.

Формулировки о договорной подсудности в договоре

Договорная подсудность – безусловное проявление принципа свободы договора. Также безусловным является и то, что любая свобода договора может быть ограничена, в первую очередь в общественных и государственных интересах. Так, действующее законодательство устанавливает запрет на согласование только исключительной и родовой подсудности.

В такой ситуации кажется, что для установления договорной подсудности нет преград. Но это не совсем так. Получается, что главная проблема регулирования договорной подсудности – отсутствие ее регулирования. А в отсутствие законодательного регулирования на первый планы выходит регулирование судебное. Отсюда и возможные злоупотребления и без того загруженных судов.

Главное в определении договорной подсудности – выражение воли сторон на рассмотрение спора в конкретном суде. В различных договорах можно встретить самые невероятные формулировки:

  • «в арбитражном суде»,
  • «в арбитражном суде по согласованию сторон»,
  • «в арбитражном суде по выбору истца»,
  • «в арбитражном суде г. Санкт-Петербурга или в арбитражном суде по месту нахождения истца».

При этом ни одна из этих формулировок не соответствует правилам договорной подсудности, а значит, не позволяет определить конкретный суд, который будет рассматривать спор.

Любое из приведенных положений лишь обозначает перечень тех судов, куда истец потенциально имеет право обратиться. Но в данном случае потенциальную возможность выбора исключает и законодательство, и судебная практика.

В таких ситуациях арбитражный суд будет применять нормы об общей подсудности, а значит, условие о договорной подсудности работать не будет.

Ошибочное указание названия суда

Спорный момент возникает, когда стороны включают в договор, например, такой пункт: «Все споры подлежат рассмотрению в арбитражном суде г. Красноярска». Однако никакого Арбитражного суда г. Красноярска не существует, а существует Арбитражный суд Красноярского края, который, по счастливому совпадению, находится в Красноярске.

В подобных ситуациях суды в последнее время приходят к выводу, что договорная подсудность согласована (см. Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 21 марта 2018 г. №03АП-1423/18). Тем не менее, встречается и иные позиции. Так, Девятый Арбитражный суд в постановлении от 29 июля 2016 г. №09АП-39089/16 указал, что поскольку не существует Арбитражного суда г.

Хабаровска, то нет и договорной подсудности.

Суды, которые поддерживают позицию о согласованности договорной подсудности, указывают, что само по себе ошибочное указание наименования арбитражного суда – «Арбитражный суд г.

Красноярска» вместо «Арбитражный суд Красноярского края» – не изменяет вывода о согласованности сторонами условия о договорной подсудности.

Ведь на территории Красноярского края действует только один арбитражный суд первой инстанции.

Но позиция суда может измениться, если в договоре указан, например, «арбитражный суд в Москве». Ведь в Москве действует несколько арбитражных судов первой и второй инстанций и т.д. Соответственно, таких ситуаций следует избегать, указывая в договоре официальное название конкретного суда.

Подходы судов к закреплению договорной подсудности

С сожалением стоит признать, что указание формального наименования конкретного суда не гарантирует признание договорной подсудности согласованной. Множество отказных решений суды приняли, ссылаясь на определение ВС от 06.05.2014 №83-КГ14-2.

Между тем, в обозначенном деле Верховный Суд рассматривал противоположную ситуацию – когда стороны не указывают конкретный суд, а лишь говорят о его родовом признаке. Например, «суд по месту нахождения истца».

Верховный Суд признал подобную формулировку законной, поскольку в законодательстве нет обязанности для сторон указывать конкретный суд. В связи с этим большое количество исков было возвращено, а дела переданы по подсудности.

Подобные противоречия встречаются до сих пор. Так, в деле №А40-229283/16 Арбитражный суд г. Москвы, сославшись на указанное определение ВС, не только передал дело по подсудности, но и сформулировал собственные требования к институту договорной подсудности.

По мнению суда, «стороны, будучи наделены процессуальным законодательством правом по соглашению изменить подсудность, остаются связанными необходимостью установления в соглашении об изменении подсудности родовых критериев определения подсудности и не вправе относить спор к подсудности того или иного индивидуально определенного суда в системе судов РФ безотносительно к месту нахождения/жительства истца или ответчика, месту нахождения имущества, месту причинения вреда, месту исполнения договора, иным критериям, определяемым родовыми признаками с учетом характера сложившихся правоотношений сторон. Процессуальное законодательство является отраслью публичного, а не частного права, в связи с чем свобода договора в процессуальном законодательстве, в частности свобода избрать договорную подсудность, не может толковаться как неограниченное право сторон любым способом изменить территориальную подсудность».

К сожалению, указанное определение не обжаловалось. Представляется недопустимым, когда какой-либо суд предъявляет дополнительные требования, которые не основаны на законе. В данном случае суд говорит о тех критериях, которые характерны для альтернативной подсудности.

Так, если бы в договоре было указано место его исполнения, то истец мог бы и без согласия Арбитражного суда г. Москвы подать исковое заявление в суд по месту исполнения договора, просто руководствуясь ч. 4 ст. 36 АПК.

В том же случае, когда дело касается договорной подсудности, подобные условия и ссылки на публичную природу процессуального законодательства являются несостоятельными.

Договорная подсудность в практике судов общей юрисдикции

Практика судов общей юрисдикции зачастую идет вразрез с позицией Верховного Суда. Встречаются решения, когда и родовой признак – «суд по месту нахождения истца» – не является достаточным условием для договорной подсудности.

Обоснование обычно сводится к тому, что из данного условия не следует, что стороны пришли к соглашению о территориальной подсудности судебного спора, поскольку указание в договоре на место нахождения истца не может оцениваться как соглашение сторон о суде, в котором надлежит рассматривать спор.

Возможно, подобный подход судов общей юрисдикции связан с тем, что ответчиком часто является физическое лицо, а истцом – достаточно крупная кредитная или страховая организация.

Источник: https://www.intellectpro.ru/press/works/dogovornaya_podsudnost/

Определение Конституционного Суда РФ от 17 января 2012 г. N 145-О-О

Законно ли суд передал дело в другой суд по территориальной подсудности?

Определение Конституционного Суда РФ от 17 января 2012 г. N 145-О-О
“Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Величковского Леонида Борисовича на нарушение его конституционных прав статьями 28, 29, 32, 33 и 222 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации”

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи Ю.М. Данилова, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации” предварительное изучение жалобы гражданина Л.Б. Величковского, установил:

1. Замоскворецкий районный суд города Москвы, рассматривавший иск гражданина Л.Б.

 Величковского к ЗАО “Райффайзенбанк” о расторжении кредитного договора, взыскании денежных средств и компенсации морального вреда, определением от 29 марта 2011 года удовлетворил ходатайство ответчика о передаче дела, как принятого к производству с нарушением правил о договорной подсудности, в Мещанский районный суд города Москвы – по месту нахождения банка, поскольку в соответствии с условиями кредитного договора, заключенного сторонами, все споры между ними подлежат рассмотрению в суде по месту нахождения банка. Довод Л.Б. Величковского о том, что данное дело возбуждено по иску потребителя, а потому он в соответствии с положениями Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 года N 2300-I “О защите прав потребителей” вправе обратиться в суд по месту нахождения дополнительного офиса банка, суд отклонил, сославшись на положения статей 28, 29, 32 и 33 ГПК Российской Федерации.

Позднее Л.Б.

 Величковский обратился в Нагатинский районный суд города Москвы (по месту своего жительства) к ЗАО “Райффайзенбанк” с аналогичным исковым заявлением, которое определением от 13 мая 2011 года в соответствии с требованиями статьи 222 ГПК Российской Федерации было оставлено без рассмотрения, поскольку в производстве другого суда имелось возбужденное ранее дело по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям. Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 июля 2011 года частная жалоба Л.Б. Величковского на указанное определение оставлена без удовлетворения.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации Л.Б.

 Величковский оспаривает конституционность положений ряда статей Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации: 28 “Предъявление иска по месту жительства или месту нахождения ответчика”, 29 “Подсудность по выбору истца”, 32 “Договорная подсудность”, 33 “Передача дела, принятого судом к своему производству, в другой суд” и 222 “Основания для оставления заявления без рассмотрения”.

По мнению заявителя, указанные законоположения не соответствуют статьям 17 (часть 3), 19 (часть 1), 45, 46 (часть 1) и 47 (часть 1) Конституции Российской Федерации, поскольку по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, допускают возможность отказа истцу в праве выбора суда, которому подсудно дело, по искам, поданным в соответствии с Законом Российской Федерации “О защите прав потребителей”, а также предоставляют возможность судам отказывать в рассмотрении дела по искам потребителей, поданным в суд по месту жительства или пребывания либо по месту заключения или исполнения договора.

2. Согласно Конституции Российской Федерации никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом (статья 47, часть 1).

Право на судебную защиту, равно как и его необходимая составляющая – право на законный суд, вытекающее из предписаний статей 46 (части 1 и 2) и 47 (часть 1) Конституции Российской Федерации, закреплены также Международным пактом о гражданских и политических правах (статья 14) и Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (статья 6), в соответствии с которыми каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при рассмотрении любого предъявленного ему уголовного обвинения имеет право на справедливое публичное разбирательство дела в разумный срок компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

Подсудность гражданских дел в Российской Федерации определяется на основе Конституции Российской Федерации федеральным законом, в частности Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации.

2.1. Статья 28 ГПК Российской Федерации закрепляет общее правило определения подсудности гражданских дел судам общей юрисдикции: иск к гражданину предъявляется в суд по месту жительства ответчика, иск к организации – по месту нахождения организации.

Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях неоднократно указывал, что данная статья, конкретизирующая статью 47 (часть 1) Конституции Российской Федерации, не может рассматриваться как нарушающая какие-либо конституционные права лиц, участвующих в гражданском судопроизводстве (определения от 17 июня 2010 года N 893-О-О, от 14 июля 2011 года N 998-О-О и др.).

В соответствии с пунктом 3 части второй статьи 33 ГПК Российской Федерации суд передает дело на рассмотрение другого суда, если при его рассмотрении в данном суде выявилось, что оно было принято к производству с нарушением правил подсудности.

Данная норма, вопреки утверждению заявителя, не нарушает его конституционные права и свободы, так как обязанность суда передать дело на рассмотрение в другой суд, если оно изначально было принято к производству с нарушением правил подсудности, направлена на исправление ошибки в выборе суда, компетентного рассматривать данное дело, т.е.

на реализацию права граждан, гарантированного статьей 47 (часть 1) Конституции Российской Федерации.

В силу требования, содержащегося в абзаце пятом статьи 222 ГПК Российской Федерации, суд оставляет заявление без рассмотрения в случае, если в производстве этого или другого суда, арбитражного суда имеется возбужденное ранее дело по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям. Данное законоположение направлено на недопущение рассмотрения тождественных исков разными судами и пресечение возможности вынесения по таким делам противоречащих друг другу судебных постановлений. Само по себе данное законоположение также не может рассматриваться как нарушающее конституционные права Л.Б. Величковского, поскольку к моменту подачи им повторного искового заявления к ЗАО “Райффайзенбанк” в суд по месту своего жительства дело по его иску к этому банку уже было возбуждено другим судом.

https://www.youtube.com/watch?v=3itbngXuPqo

Таким образом, данная жалоба в части, касающейся проверки конституционности статей 28, 33 и 222 ГПК Российской Федерации, не может быть признана допустимой в соответствии с пунктом 2 статьи 97 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”.

2.2. В соответствии с частями седьмой и десятой статьи 29 ГПК Российской Федерации по искам о защите прав потребителей истец по своему выбору вправе подать иск по месту своего жительства или по месту пребывания либо по месту заключения или месту исполнения договора. Такое же положение содержится в пункте 2 статьи 17 Закона Российской Федерации “О защите прав потребителей”.

В то же время статья 32 ГПК Российской Федерации предоставляет сторонам право изменить территориальную подсудность спора между ними по обоюдному соглашению, заключенному до принятия судом дела к своему производству (договорная подсудность).

Предусмотренные же данной статьей ограничения на изменение подсудности по соглашению сторон распространяются только на подсудность, установленную статьями 26, 27 и 30 ГПК Российской Федерации (соответственно подсудность гражданских дел областному и равному ему по статусу суду, Верховному Суду Российской Федерации и исключительная подсудность).

Как следует из представленных материалов, в договоре между Л.Б. Величковским и ЗАО “Райффайзенбанк” содержалась оговорка о подсудности возникающих между сторонами споров суду по месту нахождения банка.

Вместе с тем в соответствии с пунктом 1 статьи 16 Закона Российской Федерации “О защите прав потребителей” условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

Этим законоположением руководствовался Высший Арбитражный Суд Российской Федерации при рассмотрении дел по заявлениям кредитных организаций об отмене постановлений Роспотребнадзора и его территориальных подразделений о привлечении к административной ответственности за правонарушение, предусмотренное частью 2 статьи 14.

8 КоАП Российской Федерации: он указывал, что включение банком в одностороннем порядке в типовой договор о предоставлении кредитов положения о подсудности спора только по месту нахождения банка нарушает установленные законом права потребителя (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 2 марта 2010 года N 7171/09, пункт 7 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13 сентября 2011 года N 146 “Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров”).

Из возможности оспаривания гражданином в соответствии с пунктом 1 статьи 16 Закона Российской Федерации “О защите прав потребителей” положения о договорной подсудности, содержащегося в типовом договоре о предоставлении кредита, исходит и Верховный Суд Российской Федерации (определения от 22 сентября 2009 года N 51-В09-12, от 20 октября 2009 года N 9-В09-18). Однако, как следует из представленных материалов, содержащееся в кредитном договоре условие о разрешении возникающих между сторонами споров судом по месту нахождения банка заявитель в установленном порядке не оспаривал и, таким образом, на день рассмотрения судом дела это условие продолжало действовать.

Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 19 марта 2009 года N 382-О-О указал, что федеральный законодатель, установив в статье 29 ГПК Российской Федерации правило установления подсудности гражданских дел судам общей юрисдикции по выбору истца, конкретизировал тем самым статью 47 (часть 1) Конституции Российской Федерации.

Таким образом, положения частей седьмой и десятой статьи 29 ГПК Российской Федерации также не нарушают конституционные права и свободы заявителя, так как при определении подсудности дополнительно предоставляют истцу выбор между несколькими судами, которым подсудно дело.

Кроме того, заявитель в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации фактически оспаривает действия банка при заключении кредитного договора как экономически более сильной стороны. Между тем сам он в суд с соответствующим заявлением не обращался.

В компетенцию же Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, разрешение данного вопроса не входит – оно является прерогативой судов и иных органов, подменять которые Конституционный Суд Российской Федерации не вправе.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Величковского Леонида Борисовича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

3. Настоящее Определение подлежит опубликованию в “Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации”.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Источник: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70039568/

Судебное дело
Добавить комментарий