Законно ли взыскание долга за счет земельного участка?

При каком долге за коммуналку могут забрать квартиру

Законно ли взыскание долга за счет земельного участка?

За последний год коммунальные платежи выросли почти в два раза при замороженных зарплатах для госслужащих и отмене ряда надбавок.

А с 1 апреля по решению Национальной комиссии госрегулирования энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ) минимальный тариф на газ для населения повысится в 3,3 раза — до 3,6 тыс. грн за 1 тыс. кубометров топлива.

А это значит, что уже в мае все украинцы получат платежки, превышающими апрельские. И это все на фоне увеличения безработицы, девальвации гривни, повышения стоимости продуктов питания.

В результате долги за коммунальные платежи в стране начинают расти. Только в столице задолженность населения за жилищно-коммунальные услуги на конец декабря 2014 года превысила 1,5 млрд грн. Со своей стороны ЖЭКи начинают активно напоминать жителям о своевременной оплате коммунальных услуг.

Например, в пресс-службе Святошинской РГА предостерегают, что систематическая неуплата за коммунальные услуги и накопление долгов может закончиться принудительным взысканием задолженности через суд, в том числе за счет имущества должника.

Главный аргумент ЖЭКов — должник рискует потерять свое единственное жилье, которого его могут лишить в счет погашения долгов за коммуналку.

“Никто не может быть принудительно лишен жилья, кроме как на основании закона по решению суда”. Об этом говорит статья 47 Конституции Украины”, — напоминает юрист компании “Алексеев, Боярчуков и партнеры” Наталья Рачок.

Кратко и по делу в Telegram

Она подтверждает тенденцию последних месяцев, когда ЖЭКи все активнее прибегают к взысканию долгов за жилищно-коммунальные услуги в судебном порядке.

Положениями Гражданского процессуального кодекса каждому человеку гарантируется право обратиться в суд для рассмотрения требований о взыскании задолженности за жилищно-коммунальные услуги.

При этом ГПК Украины предусматривает упрощенный порядок рассмотрения такого рода споров.

Упрощенный порядок взыскания задолженности через суд

Эта процедура является приемлемой, поскольку заявление о выдаче судебного приказа рассматривается в течение трех дней с момента открытия производства, а сумма судебного сбора за выдачу судебного приказа вдвое меньше, чем за подачу искового заявления о взыскании задолженности.

“ЖЭКи вполне законно могут обратиться в суд с заявлением о выдаче судебного приказа о взыскании долгов за жилищно-коммунальные услуги.

Такое заявление скорее всего будет удовлетворено, но лишь в том случае, если задолженность является бесспорной, а размер задолженности не оспаривается должником.

При этом нужно понимать, что поставщик услуг имеет право заявить требование о взыскании долга по оплате жилищно-коммунальных услуг независимо от размера задолженности. Это может быть и 50 копеек, и 100 тыс. грн”, — объясняет Наталья Рачок.

По ее словам, важно учитывать, что выдача судебного приказа осуществляется без судебного заседания и без вызова сторон (взыскателя и должника) в суд. Поэтому чаще всего должники узнают о взыскании с них задолженности за жилищно-коммунальные услуги только после получения копии такого приказа вместе с копией заявления взыскателя.

Решение суда можно оспорить

“Это еще не значит, что решение суда нельзя оспорить.

Если должник не согласен с размером задолженности, ГПК Украины предусматривает право на подачу заявления об отмене судебного приказа, которое подается в течение десяти дней со дня ее получения.

В случае отмены судебного приказа требования о взыскании задолженности по оплате жилищно-коммунальных услуг могут в дальнейшем рассматривать в порядке искового производства”, — сообщает юрист.

Такой судебный приказ является исполнительным документом в понимании Закона Украины “Об исполнительном производстве”. И даже в случае открытия исполнительного производства должник не лишен права оплатить долги либо поставить вопрос об отсрочке и рассрочке исполнения его обязанности погасить задолженность.

Если долг за коммунальные услуги не превышает 12 тыс. грн, взыскать с должника единственное жилье в счет погашения этих долгов никто не может.

“Статья 52 Закона Украины “Об исполнительном производстве” предусматривает, что если сумма, подлежащая взысканию, не превышает десяти размеров минимальной заработной платы (12 180 грн), обращение о взыскании единственного жилья должника и земельного участка, на котором оно расположено, не удовлетворяется. В таком случае государственный исполнитель обязан принять все меры для исполнения решения за счет другого имущества должника”, — подчеркивает Рачок.

Таким образом, законом Украины “Об исполнительном производстве” регламентировано, что взыскание недвижимого имущества (в том числе квартиры, дома) физического лица осуществляется при отсутствии у него достаточных для покрытия задолженности средств или движимого имущества. Взыскание жилого дома или квартиры, в которой должник фактически проживает, производится в последнюю очередь.

“Итак, любые высказывания ЖЭКов о намерении отсудить квартиры (дома) за неуплату коммунальных услуг в судебном порядке, по сути, являются лишь средствами воздействия на недобросовестных потребителей услуг.

Арест и принудительная реализация недвижимого имущества осуществляются в процедуре принудительного исполнения решения о взыскании задолженности, а сама процедура взыскания может занять много времени.

Однако опасность потерять жилье в счет уплаты долгов по коммуналке все же существует”, — резюмирует Наталья Рачок.

Источник: https://delo.ua/econonomyandpoliticsinukraine/pri-kakom-dolge-za-kommunalku-mogut-zabrat-kvartiru-292169/

Обращение взыскания на земельный участок

Законно ли взыскание долга за счет земельного участка?

Здесь вы узнаете, могут ли приставы-исполнители наложить арест на земельный (например, дачный) участок и реализовать его с целью компенсации образовавшейся у должника задолженности?

Да, приставы действительно могут наложить взыскание на земельный участок. Однако, не во всех случаях. Есть и исключения.

Но, для начала рассмотрим правило.

Закон «Об Исполнительном производстве». Статья 69. Порядок обращения взыскания на имущество должника.  

  • 1. Обращение взыскания на имущество должника включает изъятие имущества и (или) его принудительную реализацию либо передачу взыскателю.
  • 1.1. Взыскание на заложенное имущество на основании исполнительной надписи нотариуса может включать изъятие имущества и его передачу залогодержателю для последующей реализации этого имущества в установленном ГК РФ, Федеральным законом “Об ипотеке (залоге недвижимости)” порядке.
  • 2. Взыскание на имущество должника, в том числе на денежные средства в рублях и иностранной валюте, обращается в размере задолженности, то есть в размере, необходимом для исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе, с учетом взыскания расходов по совершению исполнительных действий и исполнительского сбора, наложенного судебным приставом-исполнителем в процессе исполнения исполнительного документа.
  • … 
  • 4. При отсутствии или недостаточности у должника денежных средств взыскание обращается на иное имущество, принадлежащее ему на праве собственности, хозяйственного ведения и (или) оперативного управления, за исключением имущества, изъятого из оборота, и имущества, на которое в соответствии с федеральным законом не может быть обращено взыскание, независимо от того, где и в чьем фактическом владении и (или) пользовании оно находится.
  • … 
  • 6. Если должник имеет имущество, принадлежащее ему на праве общей собственности, то взыскание обращается на долю должника, определяемую в соответствии с федеральным законом.

Итак, выходит, что пристав-исполнитель имеет право обратить взыскание на имущество должника, в том числе, и на земельный участок. Однако, сделать самостоятельно этого пристав не может. Для этого кредитору надо сначала обратиться в суд и получить соответствующее судебное решение. Ну, а должник, в свою очередь, может это решение попытаться опротестовать.

Статья 278 ГК РФ — Гражданского кодекса РФ. Обращение взыскания на земельный участок

  • Обращение взыскания на земельный участок по обязательствам его собственника допускается только на основании решения суда.

Процедура обращения взыскания на землю выглядит следующим образом:

  • Розыск приставом имущества должника.  
  • Получение кредитором судебного решения о возможности обращения взыскания на землю. 
  • Арест приставом земельного участка должника.
  • Реализация приставом участка на открытом аукционе.

При этом закон оговаривает отдельные случаи, при которых, взыскивать имущество должника — невозможно.

Статья 79 Закона «Об исполнительном производстве»
Имущество, на которое не может быть обращено взыскание:

  • 1. Взыскание не может быть обращено на принадлежащее должнику-гражданину на праве собственности имущество, перечень которого установлен Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации.
  • 2. Перечень имущества должника-организации, на которое не может быть обращено взыскание, устанавливается федеральным законом.

Статья 446 ГПК – Гражданского процессуального кодекса РФ.
Имущество, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам:

1. Взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на следующее имущество, принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности:

  • жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание;
  • земельные участки, на которых расположены объекты, указанные в абзаце втором настоящей части, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание;  
  • используемые для целей, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, племенной, молочный и рабочий скот, олени, кролики, птица, пчелы, корма, необходимые для их содержания до выгона на пастбища (выезда на пасеку), а также хозяйственные строения и сооружения, необходимые для их содержания;

Постановлением Конституционного Суда РФ от 14.05.

2012 N 11-П абзац второй части первой статьи 446 признан не противоречащим Конституции РФ, поскольку данное законоположение направлено на защиту конституционного права на жилище не только самого гражданина-должника, но и членов его семьи, а также на обеспечение указанным лицам нормальных условий существования и гарантий их социально-экономических прав и в конечном счете – на реализацию обязанности государства охранять достоинство личности.

Итак, если на земельном участке располагается единственное жилое помещение семьи, и других помещений у должника нет, то обращать взыскание на землю – невозможно.

Если помимо дачи (дома и земельного участка) у гражданина есть другое жилое помещение, принадлежащее ему на праве собственности, и в котором он может проживать со своей семьей, то получается, что на дом может быть обращено взыскание. Однако, с другой стороны, если на земельный участок не используется для предпринимательских нужд, то выходит, что обращать взыскание на него нельзя.

В связи с этим имел место интересный практический казус:

Ленинский районный суд г. Воронежа в качестве меры по обеспечению иска наложил арест на земельный участок, принадлежащий на праве собственности должнику. Ссылаясь на абз. 1 и 3 п. 1 ст. 446 ГПК РФ, должник обжаловал данное определение.

Суд кассационной инстанции оставил частную жалобу без удовлетворения, указав, что запрет обращения взыскания по исполнительным листам на земельные участки, использование которых не связано с осуществлением предпринимательской деятельности, не означает запрета наложения ареста на такие участки в порядке обеспечения иска. Исполняя вступившее в законную силу решение суда о взыскании с должника денежных средств, судебный пристав-исполнитель наложил арест на этот земельный участок в рамках исполнительного производства, но со ссылкой на ст. 446 ГПК РФ суд признал его действия незаконными.

В рассматриваемом деле суд установил, что должнику принадлежат на праве собственности S доли квартиры и земельный участок, предназначенный для индивидуального жилищного строительства, которым он владел более трех лет, но жилое помещение так и не возвел.

Из-за этого и возникла проблема, носящая курьезный характер: если бы должник построил на земельном участке какую-либо недвижимость или хотя бы просто заложил фундамент под нее (дабы речь могла идти о наличии незавершенного строительством объекта), правовых препятствий для обращения взыскания как на земельный участок, так и на расположенные на нем объекты недвижимости не было.

Доказывая правомерность действий по аресту земельного участка, судебный пристав-исполнитель и взыскатель исходили из недопустимости игнорирования его назначения: для иных целей, кроме индивидуального жилищного строительства, участок использоваться не мог, а жилье у должника имелось. Все это позволяло сделать вывод о том, что обращение взыскания на землю в свете ст. 446 ГПК РФ, гарантирующей право на сохранение права собственности лишь на единственное для проживания жилое помещение, допустимо.

Позиция взыскателя подкреплялась действующим правовым регулированием земельных отношений. Целевое использование земли – не только принцип земельного законодательства (ст. 7 ЗК РФ), но и прямая обязанность собственника (ст. 42 ЗК РФ).

Неисполнение данной обязанности может повлечь за собой определенные негативные последствия для собственника. Ст. 44 ЗК РФ в совокупности со ст.

284 ГК РФ закрепляют, что земельный участок может быть изъят у собственника в случаях, когда участок предназначен для жилищного строительства и не используется для соответствующей цели более трех лет.

Кроме того, применение судом такой обеспечительной меры по иску, как арест данного земельного участка, служило дополнительным доказательством правомерности действий судебного пристава исполнителя: нелогично арестовывать в качестве обеспечительной меры то, на что после вступления в законную силу решения суда нельзя обратить взыскание.

Несмотря на все эти доводы, суд полностью проигнорировал всю специфику правового регулирования земельных отношений, занял позицию недобросовестного должника и признал незаконными действия судебного пристава-исполнителя, указав, что неиспользование земельного участка для ведения предпринимательской деятельности означает невозможность обращения на него взыскания в соответствии со ст. 446 ГПК РФ.

Разумеется, брать этот случай как основу нельзя. У нас не прецедентное право, суды руководствуются только законами и нормативными актами. Предыдущие судебные решения никакого влияния на новые процессы не имеют.

Однако, аргументация должника может быть учтена, так как она подкреплена соответствующими нормами.

А значит, если ваш земельный участок не используется вами для предпринимательской деятельности, то имеется шанс исключить обращение взыскания на вашу землю.

Источник: http://kreuzmarine.com/juridicheskie-stati/173-vzyskanie-uchastka

Судебная практика

Законно ли взыскание долга за счет земельного участка?



Решением Арбитражного суда Омской области от 6 сентября 2016 года по делу № А46-4101/2016 суд признал требования Министерства  имущественных отношений Омской области к индивидуальным предпринимателям Кошелю Д.Е. и Симакову К.Н.

о возврате земельного участка и взыскании задолженности за несвоевременный возврат земельного участка подлежащими удовлетворению в полном объеме.
Тем самым суд подтвердил законность отказа в продлении договора аренды земельного участка на новый срок на основании пункта 15 статьи 39.

8 Земельного кодекса Российской Федерации в случае отсутствия на нем объектов недвижимого имущества.

22 августа 2016 года Арбитражный суд Омской области удовлетворил требования Министерства имущественных отношений Омской области к Администрации города Омска, Департаменту имущественных отношений Администрации города Омска о признании за Омской областью права собственности на нежилое здание, расположенное по адресу: г.

Омск, ул. Фрунзе, 4.

Данное исковое заявление было подано Минимуществом в связи с тем, что в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним собственником здания и пользователем земельного участка значится ООО “Аквэриас”, которое не зарегистрировало в установленном порядке прекращение права собственности на спорное здание и прекращение права постоянного (бессрочного) пользования на земельный участок. Напомним, что ранее здание было передано по мировому соглашению ООО “Аквэриас” муниципальному учреждению “Дирекция строящегося метрополитена города Омска” для последующего сноса с целью строительства метро. 1 июня 2009 года право сноса здания было передано государственному учреждению Омской области “Управление заказчика по строительству объектов Омского метрополитена”. Однако Министерство культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации отказало в исключении помещения, являющегося памятником культурного наследия регионального значения, из Единого государственного реестра объектов культурного наследия.Поскольку указанное здание и земельный участок были изъяты для государственных нужд Омской области, мероприятия по сносу и исполнение мирового соглашения финансировались из средств областного бюджета, у Омской области в лице Минимущества возникло право собственности на здание, расположенное по адресу: Фрунзе, 4″.

В настоящее время здание используется для нужд метрополитена казенным учреждением Омской области “Управление заказчика по строительству транспортных объектов и гидротехнических сооружений”.

Минимущество от имени Омской области выступало покупателем по договору купли–продажи нежилых помещений № 05/14П-2013 от 17 декабря 2013 года (далее – договор). Предметом договора являлось приобретение в собственность Омской области нежилых помещений, расположенных по адресу: г. Омск, ул. Красный Путь, д.

153. Решением Первомайского районного суда города Омска от 18 мая 2015 года договор признан недействительным, применены последствия недействительности договора, в частности, суд обязал индивидуального предпринимателя Соколова Олега Петровича возвратить Минимуществу 10 000 000,00 рублей, полученных по договору.

 
Благодаря налаженной системе взаимодействия с Управлением Федеральной службы судебных приставов по Омской области, при поддержке Губернатора Омской области Назарова В.И.

во исполнение решения Первомайского районного суда города Омска 16 августа 2016 года Минимуществу возвращены денежные средства в размере 10 000 000,00 рублей.

11 апреля 2016 года начальником отдела – старшим судебным приставом Межрайонного отдела по особым исполнительным производствам Управления Федеральной службы судебных приставов по Омской области Долгих Василием Геннадьевичем было вынесено постановление № 442 по делу об административном правонарушении о привлечении Минимущества к административной ответственности, предусмотренной частью 1 статьи 17.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и назначении административного наказания в виде штрафа в размере 30000 тысяч рублей.
19 июля 2016 года Омский областной суд отменил решение Центрального районного суда города Омска от 3 июня 2016 года о привлечении Минимущества к административной ответственности, указав, что Минимущество предприняло все необходимые для исполнения решения суда меры, в связи с чем отсутствует вина в неисполнении судебного акта.

Центральный районный суд г.Омска рассмотрел исковое заявление Цыганкова В.И. к Министерству имущественных отношений Омской области, Управлению Росреестра по Омской области, арбитражному управляющему о взыскании убытков в размере 1600000 рублей.Цыганков В.И.

мотивировал свои требования к Минимуществу тем, что Комитет по управлению имуществом Омской области – предшественник Министерства имущественных отношений Омской области, совершил незаконные действия, которые привели к убыткам истца при осуществлении сделок относительно здания ПТУ-35, расположенного по адресу: г.

Омск, ул. Круговая, 6в.Ранее сделки были признаны недействительными в судебном порядке по иску Минимущества.Относительно доводов Цыганкова В.И.

о наличии вины Минимущества и причинно – следственной связи между действиями Минимущества и наступившими последствиями суд сделал вывод, что Минимущество своими действиями не причинило вред, тем более нет доказательств того, что вред причинен Минимуществом совместно с другими ответчиками.

В связи с чем, правовых оснований для возложения на Минимущество имущественной ответственности суд не усмотрел.Решением Центрального районного суда города Омска от 24 февраля 2016 года в удовлетворении требований было отказано.

Омским областным судом 11 мая 2016 года решение оставлено без изменения, а апелляционная жалобы Цыганкова В.И. – без удовлетворения.

Информация по делу Смурыгиной С.В. против Министерства имущественных отношений Омской области (далее – Минимущество).

В августе 2015 года Смурыгина С.В.

обратилась в Омский районный суд Омской области с иском к Минимуществу о признании недействительными результатов межевания земельного участка 55:20:232801:505, принадлежащего на праве собственности Омской области и исключении сведений о его границах в связи с пересечением его границ с границами трех садовых земельных участков, находящихся в СНТ и принадлежащих ей на праве собственности. С целью защиты права собственности на областной земельный участок Минимуществом было подано встречное исковое заявление о признании права собственности Смурыгиной С.В. на земельные участки отсутствующим.Решением Омского районного суда Омской области от 25 ноября 2015 года исковые требования Смурыгиной С.В. были удовлетворены, суд признал недействительными результаты межевания областного земельного участка в части пересечения с границами земельных участков, принадлежащих на праве собственности Смурыгиной С.В., в то же время отказав Минимуществу в удовлетворении встречного искового заявления.Не согласившись с принятым решением, Минимущество обратилось с апелляционной жалобой в Омский областной суд, мотивируя ее отсутствием доказательств законного предоставления земельного участка для целей СНТ в границах областного земельного участка. 10 марта 2016 года Омский областной суд, поддержав доводы апелляционной жалобы, решение Омского районного суда Омской области отменил, отказав Смрурыгиной С.В. в удовлетворении требований и удовлетворив требования Минимущества о признании права собственности на земельные участки Смурыгиной С.В. отсутствующим.При вынесении указанного судебного решения Омский областной суд на основании норм Земельного кодекса РСФСР 1970 года, Земельного кодекса РСФСР 1991 года, действовавших на момент выделения земельного участка под СНТ, Земельного кодекса Российской Федерации 2001 года сделал вывод о том, что доказательства предоставления СНТ земельного участка, из которого образованы земельные участки Смурыгиной С.В., в материалах дела отсутствуют. Представленные Смурыгиной С.В. акты органов исполнительной власти, устав СНТ таковыми доказательствами не являются, поскольку не подтверждают соблюдение процедуры отведения земельного участка под СНТ. Из чего следует, что у Смурыгиной С.В. право собственности на указанные земельные участки возникнуть не могло. Поскольку у Смурыгиной С.В. отсутствует право собственности на земельные участки, расположенные в границах областного земельного участка, у неё отсутствует право на оспаривание результатов его межевания. Соответственно, требования Смурыгиной С.В. удовлетворению не подлежали.

В связи с чем, суд удовлетворил встречные требования Минимущества к Смурыгиной С.В.

Центральный районный суд г. Омска

Источник: http://mio.omskportal.ru/oiv/mio/otrasl/SydebnPrakt

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 26 сентября 2017 г. N 5-КГ17-135 Судебные акты по делу о взыскании задолженности по кредитному договору, обращении взыскания на заложенное имущество отменены, дело передано на новое рассмотрение, поскольку взыскание долга с наследника за пределами стоимости принятого им наследственного имущества, установленного вступившим в законную силу решением суда, недопустимо

Законно ли взыскание долга за счет земельного участка?

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кликушина А.А.,

судей Назаренко Т.Н. и Рыженкова А.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Коммерческого банка “Юниаструм Банк” (ООО) к Кошевой Т.Н. о взыскании задолженности по кредитному договору и обращении взыскания на заложенное имущество

по кассационной жалобе Кошевой Т.Н. на решение Тверского районного суда г. Москвы от 11 мая 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 декабря 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаренко Т.Н., объяснения Кошевой Т.Н., поддержавшей доводы кассационной жалобы, возражения относительно доводов кассационной жалобы представителей Коммерческого банка “Юниаструм Банк” (ООО) Елсукова А.А. и Сопельцева А.Б.,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

коммерческий банк “Юниаструм Банк” (ООО) (далее – КБ “Юниаструм Банк”) обратился в суд с иском к Кошевой Т.Н. о взыскании задолженности по кредитному договору, обращении взыскания на заложенное имущество, указывая на то, что между истцом и ИП Кошевым С.А. 1 августа 2013 г. заключён кредитный договор, по которому заемщику предоставлен кредит в размере 4 788 300 руб.

Для обеспечения исполнения обязательств по указанному кредитному договору 6 и 7 августа 2013 г. между КБ “Юниаструм Банк” и Кошевым С.А. заключены договоры ипотеки (залога недвижимости) на земельный участок площадью 921 кв.м по адресу: … область, …, (Кошевой С.А. является собственником 2/9 доли) и нежилое помещение площадью 65,8 кв.

м, расположенное на нём, а также на земельный участок площадью 147 кв.м по адресу: …, и строение площадью 44.7 кв.м, расположенное на нём. После смерти Кошевого С.А. 23 мая 2015 г. принадлежащее ему имущество приняла наследник Кошевая Т.Н. Ссылаясь на то, что задолженность Кошевого С.А. по кредитному договору составляет 4 716 405 руб. 19 коп.

, истец просит взыскать с ответчика как с наследника должника данную сумму и обратить взыскание на заложенное имущество.

Решением Тверского районного суда г. Москвы от 11 мая 2016 г. исковые требования КБ “Юниаструм Банк” удовлетворены частично. С Кошевой Т.Н. в пользу КБ “Юниаструм Банк” взыскана задолженность по кредитному договору в размере 2 288 755 руб. 33 коп. Обращено взыскание путём продажи с публичных торгов на следующее имущество:

– 2/9 доли земельного участка общей площадью 921 кв.м, расположенного по адресу: … (начальная стоимость 40 000 руб.), и нежилое помещение площадью 65,8 кв.м, расположенное по данному адресу (начальная стоимость 1 010 000 руб.);

– земельный участок общей площадью 147 кв.м, расположенный по адресу: … (начальная стоимость 30 000 руб.), и нежилое строение (магазин) площадью 44.7 кв.м, расположенное по данному адресу (начальная стоимость 1 320 000 руб.).

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 декабря 2016 г. решение суда оставлено без изменения.

Кошевой Т.Н. подана кассационная жалоба, в которой поставлен вопрос о её передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации и отмене обжалуемых судебных постановлений.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаренко Т.Н. 14 июня 2017 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки в кассационном порядке, и определением судьи от 6 сентября 2017 г. кассационная жалоба заявителя с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены решения Тверского районного суда г. Москвы от 11 мая 2016 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 декабря 2016 г.

В соответствии со статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм права были допущены судом первой и апелляционной инстанций по настоящему делу.

Судом установлено и из материалов дела следует, что 1 августа 2013 г. между КБ “Юниаструм Банк” и ИП Кошевым С.А. заключён кредитный договор N … на сумму 4 788 300 руб. сроком до 29 июля 2021 г. (л.д. 16-28).

6 и 7 августа 2013 г. между КБ “Юниаструм Банк” и Кошевым С.А. во исполнения обязательств по кредитному договору от 1 августа 2013 г. заключены договоры ипотеки (залога недвижимости) N … и N …

, соответственно, предметом залога по которым являются: земельный участок площадью 921 кв.м (Кошевой С.А. является собственником 2/9 доли) и нежилое помещение площадью 65,8 кв.м, расположенные по адресу: …, земельный участок площадью 147 кв.

м и строение площадью 44,7 кв.м, расположенные по адресу: … (л.д. 38-48, 49-60).

23 мая 2015 г. Кошевой С.А. умер (л.д. 81).

Кошевая Т.Н., как наследник первой очереди после смерти Кошевого С.А., приняла наследство (л.д. 140-141).

Вступившим в законную силу решением Омского районного суда Омской области от 29 февраля 2016 г. установлено, что Кошевая Т.Н. после смерти супруга унаследовала спорное имущество, рыночная стоимость которого, согласно проведённой при рассмотрении дела судебной экспертизы, составляет 2 400 000 руб. (л.д. 246-251).

Разрешая спор и удовлетворяя иск КБ “Юниаструм Банк”, суд первой инстанции исходил из положений статей 309, 310 Гражданского кодекса Российской Федерации, предусматривающих невозможность одностороннего отказа от исполнения обязательств и необходимость их надлежащего исполнения, а также из положений пункта 3 статьи 1175 Гражданского кодекса Российской Федерации, предоставляющих кредиторам наследодателя право предъявить свои требования к принявшим наследство наследникам.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что с решением первой инстанции и апелляционным определением суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

Согласно пункту 1 статьи 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

В силу пункта 1 статьи 1175 Гражданского кодекса Российской Федерации наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно (ст. 323). Каждый из наследников отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

Как разъяснено в пункте 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 “О судебной практике по делам о наследовании”, в состав наследства входит принадлежавшее наследодателю на день открытия наследства имущество, в частности: вещи, включая деньги и ценные бумаги (ст.

 128 ГК РФ); имущественные права (в том числе права, вытекающие из договоров, заключенных наследодателем, если иное не предусмотрено законом или договором; исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности или на средства индивидуализации; права на получение присужденных наследодателю, но не полученных им денежных сумм); имущественные обязанности, в том числе долги в пределах стоимости перешедшего к наследникам наследственного имущества (п. 1 ст. 1175 ГК РФ).

При отсутствии или недостаточности наследственного имущества требования кредиторов по обязательствам наследодателя не подлежат удовлетворению за счёт имущества наследников и обязательства по долгам наследодателя прекращаются невозможностью исполнения полностью или в недостающей части наследственного имущества (п. 1 ст. 416 ГК РФ).

Пунктом 61 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г.

N 9 разъяснено, что стоимость перешедшего к наследникам имущества, пределами которой ограничена их ответственность по долгам наследодателя, определяется его рыночной стоимостью на время открытия наследства вне зависимости от её последующего изменения ко времени рассмотрения дела судом.

Поскольку смерть должника не влечёт прекращения обязательств по заключенному им договору, наследник, принявший наследство, становится должником и несёт обязанности по их исполнению со дня открытия наследства (например, в случае, если наследодателем был заключён кредитный договор, обязанности по возврату денежной суммы, полученной наследодателем, и уплате процентов на неё). Размер задолженности, подлежащей взысканию с наследника, определяется на время вынесения решения суда.

При рассмотрении данной категории дел суд, исходя из положений законодательства об ответственности наследников по долгам наследодателя, обязан определить круг наследников, состав наследственного имущества и его стоимость, а также размер долгов наследодателя.

Как видно из материалов дела, после смерти мужа ответчика Кошевого С.А. открылось наследство, состоящее из земельного участка площадью 921 кв.м (Кошевой С.А. является собственником 2/9 доли) и нежилого помещения площадью 65,8 кв.м, расположенных по адресу: …, а также земельного участка площадью 147 кв.м и строения площадью 44,7 кв.м, расположенных по адресу: …

При рассмотрении гражданского дела N 2-159/2016 по иску ПАО “Сбербанк России” к Кошевой Т.Н.

о взыскании задолженности по долгам наследодателя судом была назначена оценочная экспертиза унаследованного имущества, по результатам которой общая стоимость наследственного имущества составляет 2 400 000 руб.

Также установлено, что Кошевая Т.Н. во исполнение долговых обязательств наследодателя уплатила денежные средства в размере 111 244 руб. 67 коп.

Вступившим в законную силу решением Омского районного суда Омской области от 29 февраля 2016 г. определено, что объём ответственности наследника Кошевой Т.Н. по долгам Кошевого С.А. составляет 2 288 755 руб. 33 коп.

(с учётом добровольно уплаченных ею средств в погашении долга наследодателя), в связи с чем с Кошевой Т.Н. в пользу ПАО “Сбербанк России” были взысканы денежные средства в названном размере.

Коммерческий банк “Юниаструм Банк” (ООО) был привлечён к участию в деле в качестве 3-го лица. Решение суда банком оспорено не было.

Доказательств, свидетельствующих об ином размере наследственного имущества, перешедшего после смерти Кошевого С.А. к ответчику по настоящему делу, суду представлено не было.

Таким образом, поскольку взысканная с Кошевой Т.Н. сумма задолженности наследодателя Кошевого С.А. равна стоимости наследственного имущества, оснований для удовлетворения заявленных КБ “Юниаструм Банк” требований не имелось.

Выводы суда о том, что положения пункта 1 статьи 334 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которым в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества (предмета залога) преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит заложенное имущество (залогодателя), применимы к спорным правоотношениям, основаны на ошибочном толковании норм материального права. Взыскание долга с наследника за пределами стоимости принятого им наследственного имущества, установленного вступившим в законную силу решением суда, недопустимо.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что поскольку решение Тверского районного суда г. Москвы от 11 мая 2016 г.

и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 декабря 2016 г.

приняты с существенными нарушениями норм материального права, то данные судебные постановления подлежат отмене, а дело – направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует разрешить спор в соответствии с требованиями норм материального и процессуального права и установленными обстоятельствами.

Руководствуясь ст.ст. 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Тверского районного суда г. Москвы от 11 мая 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 декабря 2016 г.

отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Председательствующий Кликушин А.А.

В деле по взысканию банком сумм по долгам наследодателя с его наследника СК по гражданским делам ВС РФ отметила следующее.

По ГК РФ в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству вправе при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости предмета залога преимущественно перед другими кредиторами.

Вывод о том, что это правило применяется к спорным правоотношениям, ошибочен.

В рассматриваемом случае в рамках иного спора с этого же наследника уже был взыскан долг в пользу другого кредитора в размере стоимости унаследованного имущества.

Поэтому нет оснований для взыскания сумм по другому кредиту с этого же лица. Тот факт, что исполнение обязательства наследодателя по данному долгу было обеспечено залогом недвижимости (унаследованной ответчиком), на указанный вывод не влияет.

Взыскание долга с наследника за пределами стоимости принятого им наследственного имущества не допускается.

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71676710/

Администрация Тихменевского сельского поселения | Об утверждении положения

Законно ли взыскание долга за счет земельного участка?

Закрыть

Глава 2. Классификация информационной продукции

Статья 6. Осуществление классификации информационной продукции

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 28 июля 2012 г. N 139-ФЗ в часть 1 статьи 6 настоящего Федерального закона внесены изменения

См. текст части в предыдущей редакции

1. Классификация информационной продукции осуществляется ее производителями и (или) распространителями самостоятельно (в том числе с участием эксперта, экспертов и (или) экспертных организаций, отвечающих требованиям статьи 17 настоящего Федерального закона) до начала ее оборота на территории Российской Федерации.

2. При проведении исследований в целях классификации информационной продукции оценке подлежат:

1) ее тематика, жанр, содержание и художественное оформление;

2) особенности восприятия содержащейся в ней информации детьми определенной возрастной категории;

3) вероятность причинения содержащейся в ней информацией вреда здоровью и (или) развитию детей.

ГАРАНТ:

Об определениии возрастного ценза основной телевизионной передачи с учетом содержания сообщений “бегущей строки” см.информацию Роскомнадзора от 22 января 2013 г.

Судебное дело
Добавить комментарий