Зарплата солдат-срочников ВВ МВД

Призывной вопрос

Зарплата солдат-срочников ВВ МВД

№149 (9871) // 08 октября 2013 г.

1 октября начался последний в истории Вооруженных сил Украины призыв

Первого октября начался последний в истории Вооруженных сил Украины призыв. В армию отправятся 10800 юношей. Однако подрастающим поколениям рано радоваться — призыв в другие структуры пока сохраняется.

От КМД до ДМБ

Этой осенью слово «армия» в последний раз послужит «пугалом» для юношей призывного возраста. В Вооруженных силах Украины со следующего года отказываются от пополнения армии срочниками и переходят к комплектованию контрактниками. «Осенью 2013-го состоится последний призыв на срочную службу в ряды ВСУ.

А в 2014 году — освободится в запас последний срочник… После проведения всех этапов государственной программы реформирования и развития ВСУ на 2013—2017 годы армия полностью перейдет на контрактную форму комплектования. Также уменьшится численность ВСУ со 184 тысяч человек до 115 тысяч», — заявили в Министерстве обороны Украины.

Военное руководство отмечает: благодаря сокращению Вооруженных сил удастся улучшить обеспечение военнослужащих жильем, а ВСУ — собственно вооружением. «Существенно улучшится ситуация по обеспечению социальной защиты военнослужащих, членов их семей и перспективы оснащения вооружением и военной техникой», — говорят в МОУ.

На руку такая реформа и Президенту Украины, который в 2010 году шел на выборы с обещанием контрактной армии. Правда, Виктор Янукович в своей программе указывал другие сроки — 2011 год. Но и 2014-й тоже неплохо. Особенно учитывая тот факт, что через год после того, как на дембель уйдет последний срочник, в стране снова состоятся президентские выборы.

И действующий президент, вне всякого сомнения, использует факт выполнения своего обещания в предвыборной кампании.

Отмена призыва в украинские ВС сопровождается усилением военной мощи соседей Украины. «Мы констатируем существенное ухудшение геополитической обстановки вокруг Украины. Это выражается в информационных кампаниях против нашей страны, наличии территориальных претензий — пока еще на неофициальном уровне.

Все государства нашего региона вооружаются — затраты возросли в целом на 25—30%. Все это происходит на фоне падения международного авторитета Украины и снижения ее военной мощи», — заявлял в феврале текущего года в интервью «КоммерсантЪ-Украина» директор Центра исследований армии, конверсии и разоружения Валентин Бадрак.

Примечательно, что бюджет ВСУ, составивший в этом году 1,8 миллиарда долларов, что почти вдвое меньше военного бюджета Румынии, численность ВС которой вдвое меньше.

Впрочем, в МОУ обещают разобраться и с этим и направить деньги не на проедание, как было до этого времени (в годы независимости львиную долю трат военного бюджета составляло содержание личного состава), а на модернизацию армии.

Однако эксперты указывают на тот факт, что контрактная армия тоже требует высоких затрат на личный состав. Тот же Бадрак указывает уровень зарплат в 500—700 долларов США. Руководство ВСУ обещает — деньги будут.

Весной этого года заместитель министра обороны Украины Александр Олейник пообещал: зарплата контрактника составит 5 — 6,2 тысячи гривен. В МОУ подчеркивают: пусть и с повышенной зарплатой солдаты-контрактники будут обходиться государству дешевле срочников. Тем более что численность армии сократят. А на сохраненные деньги будут закупать вооружение. Так, МОУ уже анонсировали закупку вертолетов Ми-24 с двигателями от «Мотор-Сичи».

Дороговизна призывной армии — не новость. В стране, где как нигде в мире умеют считать деньги — в Швейцарии, на недавний референдум вынесли вопрос о сохранении воинского призыва. Причина постановки вопроса — дороговизна содержания призывной армии. Однако 73% опрошенных поддержали сохранение воинской повинности.

В Гельвеции считают, что лучше потратиться на обороноспособность страны и дать молодежи необходимые навыки, чем сэкономить. Правда, швейцарская армия не напоминает украинскую. Хватает денег и на вооружение, и на профильную подготовку призывников. Впрочем, и ВСУ популярны среди ряда юношей. Если в городах от армии пытаются «откосить», то в селах напротив: армия — путевка в жизнь.

ВСУ выполняли функцию социального лифта, предоставляя юношам из небогатых семей возможность получить тот необходимый опыт, который требуется при устройстве в те же силовые структуры. Осознают это и в МОУ. «Очень много молодежи хочет служить, планируя свою дальнейшую карьеру в милиции и других силовых структурах», — заявил министр обороны Павел Лебедев.

«Мы идем им навстречу: предоставим возможность добровольной службы в качестве резервистов или участников программ подготовки солдат запаса. Сейчас прорабатывается проект поправок к закону о воинской службе», — рассказал министр обороны.

Впрочем, даже если эти новшества ВСУ не будут одобрены, желающим послужить Родине не время расстраиваться, так же, как и не желающим служить не время расслабляться. Ведь ВСУ отнюдь не единственная структура, которая осуществляет призыв на воинскую службу.

От призыва не уйти

Источник: http://vo.od.ua/rubrics/raznoe/26875.php

Военная тревога

Зарплата солдат-срочников ВВ МВД

04 октября 2016, 21:40 4136

Поможет ли Казахстану возврат на двухлетнюю срочную воинскую службу?

Во вчерашнем номере нашей газеты мы открыли дискуссию о целесообразности перехода на двухлетнюю срочную службу в силовых структурах Казахстана при одновременном сокращении количества контрактников в пользу срочников.

С таким предложением, напомним, в минувшем сентябре выступила недавно назначенная сенатором и сразу же возглавившая комитет верхней палаты парламента по международным отношениям, обороне и безопасности Дарига НАЗАРБАЕВА.

Свое мнение на этот счет вчера со страниц газеты высказал генерал-майор запаса Марат МАРДЕНОВ (см. “На службу бегом марш!”, “Время” от 4.10.2016 г.).

Сегодня идею депутата нам помогает осмыслить представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане Марат ШИБУТОВ (на снимке), давно изучающий вопрос военного строительства в странах бывшего СССР.

Занятость молодежи и обороноспособность страныСвою идею г-жа Назарбаева подкрепила тремя аргументами: за год службы в армии ничему научиться невозможно, а за два года в Вооруженных силах парни могут получить полезные для гражданки специальности, при этом увеличенный вдвое срок воинской службы по призыву поможет решить проблему молодежной безработицы.Давайте посчитаем.

Информация о численности вооруженных сил в большинстве пост­советских стран по большевистской традиции, когда кругом были враги, до сих пор является закрытой – секретными сведениями. В прессе, даже если известно точное количество штыков и сабель, цифры можно называть лишь приблизительные.

Поэтому и мы не будем нарушать секрет Полишинеля, а призовем в помощь арифметику, вооружившись калькулятором. Каждую осень и весну наши ВС обновляются (это открытая информация Минобороны) на 12-15 тысяч военнослужащих – койко-места дембелей занимают новобранцы, а 80 процентов в казахстанской армии (если верить словам депутата Назарбаевой) – контрактники, то есть до 60 тысяч человек.

Из этого, как нам представляется, следует, что под штыком в нашей армии порядка 75 тысяч военнослужащих рангом не выше старшего офицерского состава. Сколько же в Нацгвардии (бывшие внутренние войска – ВВ) МВД, подразделениях Погранслужбы КНБ и армейских частях насчитывается кадровых офицеров и командиров, остается только догадываться.

Если тупо взять и увеличить срок службы срочников в два раза, то количество служивых возрастет на те самые 12-15 тысяч необученных сабель и штыков. Без паритетного увольнения контрактников это будет не экономия средств, а увеличение расходов.

Видимо, понимая это, глава профильного комитета сената и предлагает заменить некоторое количество контрактников на такой же по численности контингент срочников.Срочник и контрактник во всем, кроме зарплаты, обходится государству одинаково. И тех, и других обувают и одевают в одну и ту же амуницию, выдают одинаковое оружие, закупают для них одинаковые патроны. Однако есть и различия.

Прежде всего для срочников потребуются как минимум дополнительные казармы, на строительство и обустройство которых понадобятся существенные капиталовложения из госбюджета, а также другие солидные траты. Обо всем этом хорошо сказал генерал Марденов в интервью нашей газете. Но далеко не все.

Увеличение вдвое срока службы, как сказала новоиспеченный сенатор, позволит обеспечить временную занятость молодежи: “Сегодня около 24 тысяч молодых людей, выпускников школ не поступают ни в колледжи, ни в вузы. То есть остаются вне системы”.Другими словами, танкисты-бэтээристы после 730 дней в сапогах дембельнутся в родное село комбайнерами, пехотинцы – фермерами.

А где-то между строк подразумевался и еще некий тайный смысл нового этапа военного строительства – денег в бюджете можно будет сэкономить на подготовку гражданских специалистов.Марат Шибутов считает: если так остро стоит этот вопрос, то дешевле и эффективнее заняться борьбой с опустыниванием.

Если возле каждого населенного пункта высаживать яблони, орехи, саксаул, лиственные и хвойные деревья, а потом за ними ухаживать на регулярной основе, то будет гораздо больше постоянных рабочих мест. И дешевле, и эффективнее для страны и будущих поколений казахстанцев.Есть, конечно, еще более радикальный способ – разогнать всех контрактников и их вакансии заполнить сплошь срочниками.

В таком случае на бумаге показатели занятости выгодно взлетят в отчетах госстатистики. Но что в результате такой реформы будет с обороноспособностью страны, причем не на бумаге, а на деле?И в самом деле: как-то так вышло, что за всеми этими словесами в самом дальнем углу где-то на 101-й полке остался пылиться вопрос боеготовности войск: нам нужна именно народная армия или все-таки профессиональная? Примечательно, что и генерал Марденов, отвечая на соответствующий вопрос нашего корреспондента, фактически лишь пересказал слова депутата Назарбаевой о необходимости социализации неустроенной молодежи.

Куда катится мирДе-юре в Казахстане провозглашена всеобщая воинская обязанность. Но де-факто призываются в войска около 10 процентов парней, не имеющих права на отсрочку. И это нормальная цифра, ставшая возможной за счет увеличения в армии доли военнослужащих по контракту.

В сторону профессионализации армии движется весь мир!- В последних войнах боевые потери профессиональных воинских подразделений к потерям армий, укомплектованных срочниками, выражаются соотношением 1 к 200. В частности, такая статистика была зарегистрирована в ходе боев международных коалиционных сил с призывной армией Ирака, – отмечает Шибутов.

– Сейчас не так важна численность, как умение владеть сложной техникой, умение планировать логистически сложные многоходовые операции. Призывные армии обычно сыпятся на логистике и тыловом обеспечении.

При нашей численности населения и площади страны нам жизненно важно как можно скорее перейти на формирование профессиональной армии, укомплектованной классно подготовленными военнослужащими-контрактниками, которая нужна не для решения проблемы занятости, а для повышения обороноспособности государства.

Социальная составляющая…В контрактной армии не надо думать о реакции общества на решение послать в ту или иную горячую точку солдат-мальчишек.

Какие будут политические и социальные последствия от участия наших военных в той или иной операции, если в армии будут действительно 18-20-летние солдаты-срочники?- Контрактник – профессионал, которого, если говорить без сантиментов, наняли убивать людей в случае необходимости и в интересах государственной целесообразности, – говорит Шибутов.

– И конт­рактник, сознательно рекрутируясь в армию, априори готов погибнуть, причем такую издержку профессии понимают и родные солдата-профессионала. Но это осознанный выбор всех договаривающихся сторон при полном непротивлении гражданского общества – в отличие от призывного принципа комплектации Вооруженных сил.

По опросам наших военных, почти весь личный состав казахстанской армии готов хоть завтра выехать миротворцами в горячие точки, – продолжает эксперт. – Военнослужащих привлекает повышенная зарплата и серьезный социальный пакет. Да, далеко не все владеют английским языком на хорошем уровне, что является необходимым требованием.

Но воевать наши не боятся! Если вспомнить участие Казбрига в Ираке, то солдаты и офицеры готовы были в очередь записываться и даже давать взятки, чтобы оказаться в этом подразделении, несмотря на реальный риск не вернуться из командировки. Разве можно эту ситуацию сравнить, скажем, с первой чеченской кампанией в России, где в зону боевых действий отправляли призывников-срочников?

…и небоевые потериА вспомните прошлогоднюю трагедию во время учений на Каспии.

Суд, конечно, еще назовет конкретных виновных, но для экспертов уже очевидно, что из тех 52 человек, что вышли на БТР в море, погибли четверо срочников, хотя в бронетранспортерах были как срочники, так и контрактники.

То есть у срочников коэффициент выживаемости в нештатных ситуациях гораздо ниже, чем у профессионалов, и на эту тему даже спорить бесполезно, приводит Шибутов еще один “убийственный” аргумент в пользу профессиональной армии.

Командиры – не нянькиЕще недавно главными проблемами нашей армии были дедовщина, суициды, казарменное ху­лиганство, самовольное оставление части, дезертирство.

На фоне этого безобразия отцам-командирам, по большому счету, некогда было думать о должной боевой подготовке, так как все их усилия были сосредоточены на ликвидации этих проблем или на сокрытии таких ЧП от гражданского общества.

Сегодня армия ничего не скрывает.

Все боевые и небоевые потери становятся известны общественности. Потому что если что-то происходит, то отвечает тот, кто совершил правонарушение, а не его командир, как раньше.

– При контрактном принципе формирования армии больше служебного времени уходит на боевую подготовку. Сколько крупномасштабных учений проводилось в последние годы! То есть командование занимается не воспитанием призывного контингента, а тем, для чего армия и создана, – боевой подготовкой, – уверен представитель Ассоциации приграничного сотрудничества.В призывной армии, независимо от того, как называется и какая это страна, высоки травматизм, потеря военного имущества, выход из строя техники по причине неправильного обслуживания и эксплуатации. В нашей армии такого уже нет.

– Я имел возможность ознакомиться с данными докладов для узкого круга специалистов. Запомнил данные по суицидам.

Если сравнить одну и ту же возрастную категорию гражданских и военных парней, то сейчас в армии втрое меньше самоубийств, чем на гражданке. А при доминировании срочной службы была почти обратная статистика.

Мы наконец-то получили здоровый коллектив профессионалов. И сейчас вводить призывников – это порушить то, к чему мы так тяжело шли последние лет 15, – полагает Шибутов.

Пора заканчивать с призывомАрмейский призыв на год преду­сматривался как переходный период к профессиональным ВС. Сейчас можно уже и его отменить.

Дело в том, что в армии уже созданы учебные подразделения, после полугодичной подготовки в которых вообще не служившие ребята становятся солдатами-профессионалами, то есть контрактниками.

– Если мы в принципе откажемся от призыва, то сможем сэкономить гораздо больше госсредств, чем планируют выгадать от увеличения срока службы и доли призывников, – считает Шибутов. – Так как не нужно будет расходов на такое количество военкоматов, медицинских комиссий, трат на отправку призывников в армию и демобилизацию.

Кто хочет служить, тот пусть и служит. Желающих достаточно много. А сэкономленные деньги направить на увеличение зарплат и улучшение соцпакета контрактников.От себя добавим: введенная лет пять назад так называемая армия-лайт пользуется у казахстанцев бешеным спросом.

Для несведущих: это 40-дневные курсы военной подготовки на платной основе. В областных центрах существуют воено-технические школы, где, оплатив около 270 тысяч тенге, можно постичь азы военного мастерства, принять присягу и получить военный билет.

Так вот, желающих столько, что в крупных городах, по неофициальной информации, в знак благодарности за то, чтобы попасть туда, наши граждане готовы выложить до миллиона тенге! Это помимо официально уплаченных 270 тысяч. А все потому, что за один призыв подготовку там проходят всего 60-80 человек, а желающих – в разы больше. В общем, экономить нет смысла, когда можно элементарно зарабатывать, просто увеличив наборы в армию-лайт. Это и будет мобилизационным резервом, если, не дай бог, завтра война.

Вывод
– непосредственно армии – это 220 миллиардов тенге в год. Из них собственно зарплата военнослужащих составляет около 70 миллиардов.

Пусть в результате предлагаемых инициатив можно будет сэкономить около 10 миллиардов, но вся армия станет небое­способной.

Хотя если так остро встал вопрос с деньгами, то те же 10 миллиардов можно сэкономить на чем-нибудь другом. Например, на сотнях “дочек” “Самрука”, – считает Марат Шибутов.

Дословно

Амантай УСЕРБАЕВ, замначальника департамента организационно-мобилизационной работы Генштаба ВС РК:– Сейчас в Вооруженные силы и в другие войска поступает современное вооружение и военная техника, их нужно обслуживать. Чтобы выполнять функциональные задачи, нужны подготовленные специалисты.Из пресс-релиза Минобороны от 1 апреля 2016 г.

Дарига НАЗАРБАЕВА, депутат сената:

– На сегодня 80 процентов – контрактники. Я считаю, что это слишком много (для казахстанской армии. – Ред.). Можно было бы их не­много сократить, а количество призывников увеличить. Особенно для сельской молодежи, я считаю, это очень важный социальный лифт.

Сказано в кулуарах сената 16 сентября с. г.

Игорь НЕВОЛИН, фото автора и Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Класснуть

Источник: https://time.kz/articles/territory/2016/10/04/voennaja-trevoga

Служба поневоле

Зарплата солдат-срочников ВВ МВД

Однако РБК удалось найти фотографии солдат и командиров реактивной батареи 7-й базы, собранные в российских социальных сетях украинскими волонтерами из команды сайта Informnapalm. На них артиллеристы и их командиры позируют на фоне «Градов» с боекомплектом у границы с Украиной (судя по меткам геолокации). Среди этих военных есть и два собеседника РБК.

Корреспондент РБК обнаружил своих собеседников на фотографиях российских артиллеристов у границы с Украиной ( Екатерина Кузьмина / РБК)

 Фотографии датированы началом ноября. Двумя месяцами ранее на границе с Украиной погиб служивший на 7-й базе контрактник из Астраханской области Анатолий Терехов. Первым об этом сообщил эксперт астраханского Комитета солдатских матерей Анатолий Салин, местные СМИ подтвердили его информацию.

Сейчас заявление солдат 7-й базы с просьбой о расторжении контракта окружная прокуратура переправила в гарнизонную, сообщила РБК ответственный секретарь Союза комитетов солдатских матерей Валентина Мельникова. В самой прокуратуре не смогли оперативно прокомментировать эту информацию.

Спорные контракты

Принуждение к подписанию двухлетних контрактов для переброски на учения в Ростовскую область с неформальным обещанием уволить досрочно (которое выполняется не всегда) происходит и в других частях постоянной боевой готовности, сообщают организации солдатских матерей из разных регионов.

«Сыну объяснили, что контракт – формальность. Он нужен, потому что срочников можно отправлять на учения только на месяц, а в Ростовскую область требуется на три», – рассказал РБК отец одного из военнослужащих 138-й мотострелковой бригады, дислоцированной в Ленинградской области.

Его сыну не только устно пообещали уволить в срок, когда должна была завершаться его служба по призыву, но и выдали соответствующую справку.

Такую же выдали и его сослуживцу: «Командование войсковой части обязуется уволить заключившего контракт на 2 года военнослужащего по собственному желанию на дату окончания срока его службы по призыву (копия справки за подписью начальника штаба есть у РБК)».

Председатель Военной коллегии адвокатов Владимир Тригнин не видит разницы между контрактниками и срочниками относительно участия в учениях. Направить в зону конфликта могут как срочника (если он прослужил не менее 4 месяцев), так и контрактника, объясняет эксперт.

«Скорее всего, отдельным командирам необходимо укомплектовать часть контрактниками, а из числа срочников желающих недостаточно.

Со срочниками удобно заключать контракт, так как по истечении 3 месяцев он уже фактически прошел учебку и знает, как обращаться с оружием и освоил военно-учетную специальность», – констатирует Тригнин.

Что касается обещаний и справок от командования, то они, по мнению адвоката, будут иметь ничтожную силу при попытке оспорить контракт.

В гарнизонном суде, куда следует обращаться, аргументом может стать либо сведение о принуждении к подписанию контракта, либо отсутствие выплат заработной платы, уточняет Тригнин. «Однако ключевым аргументом для суда будет подпись под контрактом», – говорит адвокат.

Согласно «Положению о порядке прохождения военной службы» и ФЗ «О воинской обязанности», контракт считается действительным после подписания сторонами: солдатом и уполномоченным командиром части.

География жалоб

Подписывая контракты в части, командование все-таки нарушает приказ министра обороны «Об утверждении Временного типового положения о пункте (отбора на военную службу по контракту)», настаивает председатель нижегородского Комитета солдатских матерей Наталья  Жукова. По ее словам, согласно приказу, сначала желающие служить по контракту подписывают проект контракта для подготовки приказа о вступлении контрактов в силу.

К ней регулярно с апреля прошлого года обращаются родители солдат с похожими историями. Она, в свою очередь, обращается в военную прокуратуру и к вышестоящему командованию. Согласно выписке из журнала обращений военнослужащих, Жуковой удалось помочь 18 срочникам. Среди них нижегородцы из 9-й висленской мотострелковой бригады и 6-й танковой бригады из Мулино.

Основания для опасения у родителей есть, считает Жукова.

Известны случаи гибели во время этих учений контрактников 9-й бригады Армена Давояна и Александра Воронова, а также попадания в плен к украинским военным рядового той же бригады Петра Хохлова, подписавшего контракт во время срочной службы в 2014 году. Осенью Хохлова обменяли на пленных украинцев и передали в руки ополченцев. Подробно в этих случаях РБК разбирался в октябре.

 26 января Жукова направила в прокуратуру заявление о ситуации с двумя выпускниками вуза, которых в ноябре уговорили вместо прохождения службы по призыву сразу подписать двухлетний контракт.

В итоге их направили вместо учебной части в 6-ю танковую бригаду – войсковую часть постоянной боевой готовности, где младшие командиры пообещали двум вчерашним студентам скорую отправку «на  Украину».

После вмешательства родителей и правозащитников их оставили в части, идет разбирательство с участием вышестоящего военного начальства, говорит Жукова.

Солдатским матерям также удалось добиться вынесения представления гарнизонной прокуратуры в адрес командования 36-й борзинской бригады в Забайкалье (документ есть у РБК) за несвоевременное увольнение пятерых военнослужащих.

Они полгода, до лета 2014 года, проходили службу по призыву, затем их уговорили подписать все тот же двухлетний контракт, пообещав, что позволят уволиться уже в ноябре. Однако в части их задержали. Прокуратура признала их срочниками, подлежащими демобилизации в ноябре.

Но в то же время она не нашла нарушений в самом акте подписания контракта.

Несколько подобных обращений зафиксировали в организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга», рассказал ее пресс-секретарь Александр Передрук. Депутат городского заксобрания Борис Вишневский попросил окружную военную прокуратуру проверить, не отправляют ли срочников на Украину.

Передрук рассказал РБК также о ситуации с призванным из Пермской области солдатом 51-го тульского полка ВДВ, которого принуждали подписать контракт в августе 2014 года. В сообщении на сайте пермского омбудсмена говорится, что правозащитникам удалось добиться от суда и прокуратуры признания действий командования незаконными.

Просьбы о помощи поступают и от подписавших контракты срочников из 200-й мотострелковой бригады (поселок Печенга) к мурманской правозащитнице Ирине Пайкачевой. По ее словам, речь также идет о вернувшихся из Ростовской области военнослужащих, пытающихся расторгнуть такие контракты.

Перегибы на местах

В пресс-службе Минобороны пообещали ответить на официальный запрос РБК о случаях давления на срочников с целью отправки в Ростовскую область в установленные законом сроки. При этом в ведомстве обратили внимание на неоднократные официальные опровержения присутствия российских военных на территории Украины.

В случаях возможного давления на срочников при заключении контрактов, скорее всего, имеют место «перегибы на местах» или даже ложные заявления солдат, родителей и правозащитников, преследующих личные цели, разъяснил источник РБК в Минобороны.

В армии заинтересованы исключительно в добровольном принятии решения о приеме на службу по контракту, настаивает собеседник.

В случае возможных нарушений при подписании контрактов военнослужащие должны обращаться в военную прокуратуру, подчеркнул собеседник.

Мельниковой удалось получить ответ начальника Главного управления кадров Минобороны Виктора Горемыкина на обращение с описанием подобной ситуации.

«Командиры воинских частей не наделены полномочиями по приему военнослужащих, проходящих военную службу по призыву, на военную службу по контракту.

Все мероприятия производятся через пункты (отбора на военную службу по контракту) при военных комиссариатах», – говорится в разъяснении Горемыкина, датированном 16 сентября.

Командирам частей просто не хватает нужного числа контрактников для ротации ростовской группировки войск, объясняет Мельникова нарушение установленной процедуры. «Думаю, они пытаются соблюдать требование, что участие в этой секретной операции должны принимать только контрактники», – говорит правозащитница.

В частях действительно могла возникнуть нехватка контрактников, соглашается военный эксперт Александр Гольц. «В процессе реформы армии существовал замысел сформировать 10–15 частей постоянной боевой готовности, укомплектованных преимущественно контрактниками, – говорит Гольц.

– Эти силы позволяли одержать быструю победу над любым противником на пространстве СНГ, но были рассчитаны на скоротечный конфликт, например отражение вторжения талибов в Среднюю Азию. Проблемы возникли, к​огда текущая операция в Ростовской области затянулась почти на полгода и требует регулярной ротации».

Эксперт не исключил и сокращение количества желающих служить по контракту после новостей о похоронах контрактников-отпускников в регионах.  

Максим Солопов

Источник: https://www.rbc.ru/politics/03/02/2015/54cfa2519a79477e6df87cc4

Сколько денег нужно срочнику в армии

Зарплата солдат-срочников ВВ МВД

Я московский студент-вечерник. Однажды я собирался в институт, и тут в дверь позвонили. За дверью стоял участковый.

Сергей Векуа

солдат-срочник, младший сержант запаса

Участковый сказал, что военкомат зовет меня на медкомиссию, а после нее я вернусь домой. Там у меня сразу забрали паспорт и сообщили, что теперь я солдат срочной службы. Вместо трех часов литературы Великобритании я получил год в Вооруженных силах Российской Федерации.

Я служил в двухстах километрах от столицы

Как только призывник попадает в военкомат для отправки в войска, у него пропадает возможность как-то подготовиться к службе. Паспорт забирают, а все передвижения с этого момента проходят строем и под надзором офицера. Я не смог даже договориться с институтом — академический отпуск за меня взял военкомат.

Бывает, что вещи новобранцев пытаются забрать в распределительном пункте: мол, это все запрещено. Так обычно действуют наглые прапорщики или срочники, которых отправили встречать новобранцев. Если уступить, про отданные вещи можно забыть.

Но если твердо сказать «нет» — наглецы обычно отстают. В крайнем случае можно сослаться на пункт 174 устава внутренней службы.

Нас на распределительном пункте было человек пятьдесят, и большинству удалось сохранить личные вещи — хотя кто-то растерялся и отдал.

Если отправка на службу внезапная, как у меня, в армию получится взять только то, что при себе. Я приехал в военкомат с паспортом, 5 тысячами рублей, дебетовой картой и пачкой сигарет — с ними и поехал служить. Кроме этого у меня был стартовый набор, который выдают всем новобранцам и щедро не забирают назад после окончания службы.

Вот что было в наборе:

  1. Форма для отправки в войска: шапка, бушлат, брюки, берцы.
  2. Сумка с котелком, чашкой и ложкой.
  3. Несессер со средствами личной гигиены: шампунем, гелем для душа, бритвой с лезвиями, зубной пастой, щеткой, кремом для и после бритья, дезодорантом, полотенцем и гелем для стирки.

Несессер со средствами личной гигиены, который солдат получает при отправке на службу

По прибытии к месту службы солдат встает на довольствие. Он получает трехразовое питание, комплект ежедневной формы, средства личной гигиены и то, что называется денежным довольствием, — аналог обычной зарплаты.

Мыло и шампунь лучше покупать свои, а коробка с порошком, которым можно стирать, обычно стоит на стиральной машине. По мере необходимости старшина ее пополняет.

Еще один источник халявы — подарки гостей. По выходным к срочникам пускают родных и друзей. Они всегда привозят с собой пакеты с подарками, в основном съедобными. Все сумки дежурные досматривают на предмет запрещенных вещей: алкоголя, наркотиков, оружия, мобильных телефонов. Привезенную еду, как правило, выкладывают на общий стол.

За все остальное приходится платить: за сигареты, кофе, мобильную связь, дополнительные средства гигиены. Предполагается, что все это солдат покупает на денежное довольствие — 2000 рублей в месяц. В последний месяц службы он получает 4000 рублей. Деньги переводят на дебетовую карту ВТБ, которую выдают в военкомате.

Пользоваться этими средствами сложно. Далеко не в каждой части есть банкомат, а там, где он есть, обычно можно только узнать баланс. Вырваться из части непросто: увольнительных у нас нет.

В город отпускают только с родными и только в воскресенье — да и то до шести вечера и с разрешения командира подразделения.

Скажем, с друзьями в город уже не попасть — с ними приходится общаться в КПП или комнате отдыха.

Поэтому свою армейскую карту я отдал домой: пусть копятся деньги на дембель. Вместо нее пользуюсь гражданской, которая была у меня при отправке на службу. К ней подключен мобильный банк, поэтому я вижу, сколько потратил контрактник, которого я попросил привезти сигареты. А домашние переводят на нее деньги.

Постоянные траты срочника — это средства гигиены, сигареты, продукты и мобильная связь.

Средства гигиены. У меня не получилось подружиться с вещами, которыми в армии комплектуют несессер. После бритья оставалось дикое раздражение, от зубной пасты — отвратительное ощущение во рту, запах дезодоранта казался мне вонью, щетка сломалась на второй день. Пришлось терпеть до первого приезда родных.

После этого я стал всем закупаться сам. В мой набор чистоплотного срочника входит шампунь, зубная паста, гель для бритья, лезвия, крем после бритья, дезодорант, крем для ног, дезодорант для обуви и стельки. Укладываюсь в 2 тысячи рублей раз в два месяца.

Все выкручиваются как могут. Кто-то бросает, потому что на сигареты нет денег. Кто-то только стреляет — таких не любят. Третьи покупают сигареты у тех, у кого они есть: это один из способов вернуть немного денег, чтобы купить что-то другое.

Курить хочется все время, поэтому самая популярная марка сигарет в армии — «какие остались».

Продукты. По отзывам сослуживцев, в каждой части качество питания разное. Нам не очень повезло: как бы ни старались повара в нашей части, все безвкусное и пресное. Мяса почти нет, один жир. Самое частое блюдо — гречка: она идет на второе и плавает в супе. Бывают дни, когда ее дают и на завтрак. На ужин всегда рыба с каким-нибудь гарниром. Все рады, когда дают курицу.

Постоянно есть столовскую еду невозможно: начинает тошнить. Хочется хоть чего-то из внешнего мира. У срочников популярна вредная еда: шоколадки, чипсы, шаурма, энергетики, дошираки. Все это покупают контрактники — во время обеда, когда уезжают домой, или в выходные.

Проще всего договариваться на выходные. Еда из города не приветствуется, потому что можно отравиться и стать для начальства проблемой. А в субботу и воскресенье в части нет никого из офицеров, только дежурная смена.

Рыба с рисом в армейской столовой. Ням-нямЭтот набор привезли мне в выходные. Заплатил 630 рублей

Чай и кофе. Отдельная история — чайный уголок. Это место, где солдаты отдыхают в свободное время.

По уставу он должен быть в каждой казарме, но все необходимое для него покупают сами солдаты: чай, кофе, сахар, сладости. Стоит это недорого, потому что у солдата не так много времени для отдыха — только после обеда и пара часов вечером.

Обычно мы скидываемся по 50 рублей, и этого хватает примерно на месяц.

В прошлом месяце набралось 600 рублей от 10 человек. Сослуживец докинул еще сотню, и этого хватило на 100 пакетиков «Майского чая» и 500-граммовую банку «Нестле». Привез все старшина, которого мы хорошо попросили, а с сахаром помогли повара из столовой.

Кроме того, у каждого солдата есть какой-то свой запас чая или кофе. Это страхует в ситуациях, когда нужно не спать ночь в наряде или работать вдалеке от казармы.

Если до конца месяца что-то кончается, выручают чьи-нибудь родители. Они привозят и чай, и кофе, и гору пряников сверху.

Чайный уголок нашей части

Мобильная связь. В армии запрещены телефоны с камерами и интернетом. Разрешают только телефоны с кнопками, без камер и интернета, с которых можно звонить и писать смс, — их выдают на пару часов по вечерам для разговоров с родными. Но втихаря всё равно все сидят в интернете, поэтому на связь денег тратится столько же, сколько и на гражданке.

Всякая всячина. Остальные траты зависят от вкусов. Кто-то пьет только молотый кофе, кто-то курит только самокрутки. Я трачу 169 рублей в месяц на подписку в «Эпл-мьюзике»: музыка помогает мне абстра­гироваться от армейских будней.

Понятие красоты у солдат бывает разное. Кто-то для дембеля покупает форму своих войск и туфли-лабутены — хотя ничего общего с оригиналом эти галоши не имеют. Это стоит в среднем тысяч шесть. А кто-то, как я, предпочитает гражданскую одежду.

Родители — главный источник дохода. Будем откровенны: когда парня в 18 лет берут за шкирку и отправляют в армию, у него вряд ли есть другой.

Накопления. Если доход все-таки есть и вы заранее знаете, что впереди армия, стоит отложить на нее тысяч 50. Деньги лучше держать на карте, потому что наличные могут украсть. Но с ними удобнее заказывать покупки у контрактников: не каждый захочет бегать по городу и искать магазин, где принимают карты. Поэтому немного наличных не помешает.

Спортивные ставки. Солдаты играют. Да, это ненадежно. Но шанс выиграть хотя бы немного денег — отличный стимул, когда их практически нет. Зато, если сильно повезет, можно отложить на что-то полезное, например билет на самолет.

Бывает, поощряют иначе: объявляют благодарность или присваивают воинское звание. Мой сослуживец получил благодарность за то, что недельную работу выполнил за четыре дня — прокосил большой участок поля.

А мне присвоили ефрейтора за то, что «быстро освоил свою специальность, отлично выполняю боевую работу, хорошо знаю необходимые статьи уставов».

Под конец службы командир присвоил мне воинское звание «младший сержант» за то, что я достойно провел год, был отличным солдатом, всем помогал и мне не было все равно.

На самом деле у меня просто получалось общаться с сослуживцами и офицерами.

Если возникала проблема, я не высказывал претензии, как это часто бывает в армии, а спокойно обсуждал, что не так и как это исправить. Это обычно помогало разрешить все конфликты.

Сослуживцы стали просить меня поговорить с начальством от лица всех призывников. Командир это заметил, присвоил звание и назначил старшим среди срочников.

Но ни мне, ни моему сослуживцу с косой поощрения не принесли ни копейки.

Это погоны в обертке, которые солдату вручают перед всем строем. О присвоении воинского звания объявляет командир на общем построении. Он вызывает солдата из строя, произносит текст с фото, желает дальнейших успехов в службе, вручает погоны и жмет руку. Солдат прикладывает руку к голове, говорит «Служу России» и встает в строй. Все хлопают

  1. Накопите хотя бы 50 тысяч. В армии срочникам платят по 2 тысячи в месяц — на это не прожить.
  2. Деньги держите на карте, чтобы не украли, и немного наличными, чтобы проще было заказывать покупки у контрактников.
  3. Возьмите с собой вещи, которые нужны для нормальной жизни. Если их захотят забрать на распределительном пункте, твердо скажите «нет».
  4. Дружите с сослуживцами — как минимум они смогут что-то для вас купить или угостить пряниками из дома.

Источник: https://journal.tinkoff.ru/dengi-v-armii/

Неравная плата за равный риск

Зарплата солдат-срочников ВВ МВД

18.01.2012 00:00:00

Каждый второй солдат в Южном военном округе – военнослужащий срочной службы.
Фото ИТАР-ТАСС

Военно-политическое руководство страны продолжает принимать меры по повышению боеспособности войск и стимулированию ратного труда военнослужащих в зонах вооруженных конфликтов и за рубежом.

Как сообщили источники «НГ» в Южном военном округе, военнослужащие, проходящие службу на Северном Кавказе, а также в Абхазии, Южной Осетии и Армении, будут получать более высокие оклады денежного довольствия, чем их коллеги в относительно безопасных регионах на территории РФ.

Постановления правительства на этот счет, датированные концом декабря 2011 года, опубликованы в правительственных СМИ на прошлой неделе.

В среднем денежное довольствие офицерам и солдатам-контрактникам с 1 января с.г. повысилось в два-три раза.

Однако, по сообщениям из ЮВО, лицам, проходящим военную службу «в воинских формированиях, дислоцированных за пределами территории России, а также военнослужащим, выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения, при вооруженных конфликтах», к их уже новым денежным окладам вводятся специальные повышающие коэффициенты и другие финансовые доплаты. Повышающий коэффициент к окладам военнослужащих, действующих в горячих точках Северного Кавказа, равен 1,5, для Абхазии и Южной Осетии – 1,4, для Армении – 1,3. Кроме того, согласно постановлению правительства № 1174, военнослужащие и сотрудники специальных сил, действующие на территории Дагестана, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Северной Осетии и Чечни, будут получать «ежемесячную надбавку к денежному довольствию в размере двух месячных окладов в соответствии с замещаемой должностью (занимаемой должностью)».

Заметим, что для сотрудников МВД, ФСБ и ФСО соответствующая денежная надбавка установлена в размере трех месячных должностных окладов (правда, она вводится только с 1 января 2013 года).

При этом, согласно «старому» правительственному постановлению № 65 от 2004 года, надбавки для военнослужащих и сотрудников федеральных органов исполнительной власти, выполнявших задачи в Северо-Кавказском регионе были предусмотрены в размере всего одного должностного оклада.

Однако в октябре 2009 года вышло дополнительное постановление правительства, в котором для сотрудников ФСБ, ФСО, МВД, подразделений, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы надбавки к денежному довольствию были определены в размере семи должностных окладов.

Таким образом, для представителей различных силовых структур, действующих на Северном Кавказе, введены различные уровни финансового стимулирования. Больше будут получать представители спецслужб и МВД, меньше – военнослужащие Минобороны и внутренних войск МВД. Это и понятно. Ведь сейчас в основном борьбу с террористами ведут представители ФСБ, ФСО и полиция.

Но и для военнослужащих из войск прибавки будут значительные. Нетрудно подсчитать, что, к примеру, для солдата-контрактника, действующего в зоне контртеррористической операции, денежное довольствие будет составлять не менее 60 тыс. руб. в месяц (ранее оно составляло около 25 тыс. руб.). А командира взвода – 90–100 тыс. руб. (ранее составляло 30–35 тыс. руб.).

Впрочем, есть один нюанс. Нет большого секрета в том, что в горячих точках Северного Кавказа и за рубежом служат и солдаты по призыву. Они так же, как и их сослуживцы-контрактники, ежедневно рискуют жизнью и подчас гибнут.

Солдаты-срочники здесь получают денежные оклады, соответствующие окладам контрактников. Но повышающих коэффициентов к их денежному довольствию в соответствии с постановлением правительства № 1071 не предусмотрено.

То есть солдаты срочной службы получают за риск гораздо меньшие деньги, чем такие же солдаты, как они, но подписавшие контракт.

Как пояснил «НГ» генерал-лейтенант Юрий Неткачев, который в свое время служил на Кавказе, солдат по призыву направляют для службы в горячие точки и за рубеж только после прохождения ими курса в учебном подразделении. «Сейчас такой курс составляет три месяца.

Таким образом, где-нибудь в Дагестане или Ингушетии солдат-срочник служит около семи месяцев. Это немалое время службы в регионе, где случаются стычки с боевиками, террористические акты и т.п.

Поэтому оценка ратного труда солдата по призыву тоже должна быть адекватной», – считает эксперт.

Источники в ЮВО сообщают, что доля солдат по призыву, проходящих службу в воинских частях, дислоцированных на Северном Кавказе (кроме Чечни), составляет не менее 50% от их штатной численности.

Источник: http://www.ng.ru/politics/2012-01-18/4_army.html

Судебное дело
Добавить комментарий